Житель Кумён 15 лет борется с кировскими чиновниками за бесплатные лекарства

ОБЩЕСТВО

16 ноября 2020 147 0
На печать

 

Говорят, мало у нас людей с активной гражданской позицией. Мнение расхожее и часто встречающееся. Может быть, так и есть. Далеко не каждый готов до последнего отстаивать свои права в различных инстанциях. Но всё же такие подвижники есть. Взять хотя бы женщину-врача, которую избили полицейские у автовокзала (об этом писал «Вятский край» в сентябре прошлого года) и которая дошла до Европейского суда, отстаивая свою честь и достоинство. И, как оказалось, этот случай не единичный.

 

Когда позвонил Александр Штин из Кумён и предложил поднять тему льготного лекарственного обеспечения, я подумал: «А что можно еще написать по этому поводу? Ведь мы уже не раз поднимали эту проблему на страницах газеты». Но оказалось, всё не так просто, как представлялось мне в начале нашей беседы. И «прецедент Штина» заслуживает особого внимания, так как пенсионеру уже несколько лет удается отстаивать своё право на бесплатные лекарства в судах. А на такое, согласитесь, не каждый способен.

Вот только его опыт важен не сам по себе. Как писал Александр Сергеевич Пушкин в «Евгении Онегине», «его пример другим наука…».

 

Воевать, так до победы

 

Александр Штин родился в одной из деревень Сунского района в 1948 году. В 1966-м окончил Сунскую среднюю школу и поступил в Кировский сельхозинститут. Получил специальность инженера-механика. После распределения уехал в Новгородскую область. Потом вернулся на родную землю. Сначала была работа в Кумёнах в сельхозтехнике, за ней - район­ное управление сельского хозяйства. Не рядовым работником, но и не большим начальником.

 

Так бы и текла его жизнь, как жизнь любого сельского труженика. Да вот в 1982 году обнаружился у Александра Григорьевича диабет первого типа.

 

- Для меня это был сильнейший стресс, - рассказывает Штин. - Тогда о такой болезни еще никто не знал. В смысле врачи-то, естественно, знали, а вот населению она была неизвестна. Да и нас, больных диабетом, на тот момент было очень мало.

 

С тех пор и «подсел» пациент на инсулин.

 

Спустя 17 лет болезнь дала о себе знать осложнением: у Александра Григорьевича случился инфаркт, после которого ему два раза в год приходится ложиться в больницу. Конечно, семья поддержала больного. Но моральной поддержки мало.

 

Для лечения нужны лекарства, а их, по словам Штина, как раньше не было, так и сейчас нет. Каждый раз необходимые препараты приходится получать «с боем». Даже правовые акты, принятые на федеральном уровне, не изменили ситуацию в принципе.

 

А много ли купишь на пенсию по инвалидности? В отличие от трудовой, это вообще копейки. Тут приходится выбирать: либо умирать от голода, либо от нехватки лекарств. Есть, правда, и третий путь (его-то и выбрал наш герой) - судиться с теми, кто не может обеспечить инвалида бесплатными лекарствами.

 

Можно позавидовать тому, как Александру Штину, в его 72 года, хватает еще сил на отстаивание своих прав в суде. Хотя он честно признается, что дается ему это не просто.

 

- Перед каждым судом приходится принимать валерьянку, да и давление подскакивает, - говорит Александр Григорьевич.

 

Может быть, возьмись он за это дело сейчас или год-два назад, то и не стал бы, как выражаются некоторые, «сутяжничать». Но Александр Григорьевич - закаленный боец. Как-никак, его война с минздравом началась, когда это ведомство было просто департаментом, в далеком 2005 году. И с тех пор почти каждый год он требует через суд возместить ему стоимость тех лекарств, которые полагаются ему бесплатно.

 

Но сколько в нашей области таких исков? Единицы. А сколько людей отчаялись и махнули на всё рукой, приобретая медикаменты за свой счет? Хорошо еще, что Общероссийский народный фронт (ОНФ) последние пару лет обратил на эту проблему внимание и, худо-бедно, пытается помочь льготникам. Да и в региональном минздраве вынуждены были обратить на это внимание - с недавнего времени начали проводить регулярную «прямую линию» по вопросам лекарственного обеспечения льготных категорий граждан. Но скольким это помогает? В ОНФ обращаются две-три сотни человек, по телефону минздрава - единицы. А ведь в нашей области право на бесплатные лекарства имеет около 30 тысяч граждан. А соответственно число обращений могло быть в разы больше.

 

Нашли крайнего

 

Только за последний год Александр Штин отсудил у минздрава и подведомственных ему организаций более пяти тысяч рублей. Много это или мало? Кому как. Для чиновников уровня первого зам­преда регионального правительства, министра здравоохранения или его замов с их зарплатами это, может быть, и копейки, а для пенсионера-инвалида - едва ли не половина пенсии.

 

Александр Григорьевич так и говорит, что идти против системы его заставила эта нищенская пенсия, а никак не принципиальные вопросы. И единственное, о чем он жалеет, - что в итоге его борьбы жертвами зачастую становятся не те, кто действительно виноват в многолетнем бездействии системы. Под удар, например, одного из его исков (который он прислал в редакцию) попал «Аптечный склад» - структура, подведомственная министерству.

 

- Я полагаю, что и отвечать должно министерство, а не склад, - говорит Александр Штин. - Ведь именно оно проводит торги по закупке лекарств. И если чего-то не хватает, то это не вина аптеки, а вина тех, кто не обеспечил ее.

 

А еще ему жаль врачей, которые оказались между двух жерновов: с одной стороны - пациенты, с другой - вышестоящее начальство.

 

- Вы поймите, больной человек - это злой человек, - поясняет свою мысль инвалид. - Когда у тебя что-то болит, ты не можешь испытывать положительные эмоции. И этот удар негатива обрушивается на врача. А тому приходится крутиться, чтобы, с одной стороны, каким-то образом исполнить устное указание руководства о том, чтобы не выписывать рецепт на препарат, которого нет в аптеке, а с другой - не оставить пациента без помощи вообще.

 

По словам Штина, он знает, что такое устное распоряжение есть. Знает из своего опыта общения с другими пациентами и врачами. Он говорит, что у него есть такое же письменное распоряжение, но оно потом было отменено прокурором как несоответствующее федеральному законодательству.

 

Впрочем, жалеет он врачей не только потому, что их делают виновными в необеспечении больных лекарствами. Ему жаль докторов и потому, что в последние годы ими здорово манипулируют.

 

- Если больше половины зарплаты врача составляет премиальная часть, то легко заставить его делать то, что требуется, - аргументирует Александр Григорьевич свою мысль. - За по­следние годы врачи со мной вообще перестали разговаривать, обсуждать что-то. Боятся, памятуя о моей репутации.

 

Сегодня, как говорит Штин, врачи не только рецепты не выписывают, но и даже назначения препаратов не делают. Ведь если последний назначен, то больной должен его получить.

 

Берегите себя

 

Естественно, в ходе нашего с Александром Штиным разговора возникли два извечных русских вопроса: кто виноват и что делать (в смысле гражданам, которые вместо бесплатных лекарств вынуждены их покупать)?

 

По словам кумёнского жителя, созданная система бесплатного обеспечения лекарствами льготных категорий граждан изначально была нерабочей.

 

- Родили мертвого ребенка, а сейчас пытаются сделать из него олимпийского чемпиона, - образно выражается Штин.

 

Если посмотреть, сколько в области льготников и сколько денег из бюджета выделяется на приобретение для них лекарств, легко заметить несоответствие этих цифр.

 

- Даже по самым скромным подсчетам, на эти медикаменты и материалы нужно выделять не один миллиард рублей, а выделяется несколько миллионов, - говорит пенсионер.

 

И никто эту проблему не поднимает. Наоборот, минздрав только и рапортует о том, как успешно развивается наше здравоохранение и какими семимильными шагами идет вперед вятская медицина.

 

Житель Кумён не называет никаких фамилий и должностей тех или иных чиновников, кто виноват в сложившейся ситуации. Но мы-то с вами, читатель, знаем эти имена и фамилии.

 

Конечно, Александр Штин не хотел бы, чтобы кому-то еще пришлось пройти через столько судебных заседаний, через сколько прошел он сам. Но уж если судьба так повернется, что иного выхода просто не будет, то хотел бы посоветовать своим возможным коллегам по несчастью не ходить по судам лично.

 

- И без того здоровья у больных людей нет. Не нужно его гробить окончательно, - говорит

Александр Григорьевич.

 

Для того чтобы получить денежное возмещение потраченных средств, достаточно грамотно составить иск и указать, чтобы дело было рассмотрено без участия истца в порядке ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ.

 

Сергей СМОЛИН.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Готовы ли вы судиться с чиновниками?

Читайте также