Уроки жизни Анатолия Чурина

ОБЩЕСТВО

31 мая 2016 962 0
На печать

Условились встретиться в его загородном доме. Бывший глава регионального департамента образования Анатолий Михайлович Чурин сажал на своём участке вишни и яблони. На некоторых уже проклюнулись почки. Через неделю-другую появятся листья, а потом - через годы - плоды. Предсказуемость ситуации умиротворяет. Никакого эмоционального слома, никто не обрушивает на голову море разноречивой информации. Весна. Одуванчики на газоне. Сосны у дома, в их кронах прячутся белки, и жена Валентина Васильевна повадилась угощать их орешками. Да, мир истоптан вдоль и поперёк, но здесь, под старыми деревьями, осознавая его, человек чувствует себя счастливым.

 

«Я не верю в судьбу, но считаю, что достоин той жизни, которую получил, - говорит Анатолий Михайлович, поглаживая по породным чемпионским головам своих любимцев - парочку гигантских алабаев. - Каждый день был мне уроком. Иногда я плохо их усваивал, как, впрочем, и многие люди. Теперь наконец появилось время осмыслить - зачем всё было в моей жизни и зачем всё есть, кто друг мой, кто опора, кто просто собеседник, кто учитель».

 

Урок  первый:надейся на свои силы

 

Его отец, восемнадцатого года рождения, прошёл две войны. Призванный на службу в тридцать восьмом, он командовал взводом пушечек-«сорокопяток», воевал под Сталинградом, под Курском и вернулся домой без единой царапины. Война не ожесточила его. Мягкий, добрый, открытый был человек. Но принципы жизни его для двоих сыновей были железобетонные: не врите, не воруйте, уважайте людей.

 

Жили Чурины в Кирове, в частном домике без удобств на тихой, маленькой улице Зелёной. Мыться ходили в «сельмашевскую» баню. И маленького Толю поражало, как много приезжало туда послевоенных калек - на деревянных колясочках, с костылями, без рук, без ног. А его отец остался невредим... Это ощущение безграничного счастья - как повезло нашему папке! - поселилось в душе мальчишки навсегда. Для него и сейчас очень важно отношение к победившим в той войне, глубокое уважение к родине и народу - это всё отцовские и мамины уроки.

 

Учился Анатолий в 32-й школе, она была новая, большая. Многие из учителей - фронтовики, они уже доказали миру, что русские люди тоже чего-то стоят. Они не мечтали построить идеальный мир, но давали детям много знаний, говорили, что изменить жизнь можно только трудом и упорством, учили самостоятельности, ну и тому, что «работа должна занимать в жизни человека очень большое место».

 

А Толя Чурин был прилежным мальчиком, с удовольствием изучал все предметы, особенно историю, и, набрав на вступительных экзаменах 18 баллов, прошёл в педагогический институт на весьма престижный в те времена - конкурс 15 человек на место! - исторический факультет.

 

Курс был очень сильный и очень дружный, они до сих пор встречаются каждые пять лет. И многие до сих пор удивляются - как они поступали на истфак, без протекции, без влиятельных пап и мам, опираясь только на свои знания, на желание учить детей, на свою юность, которая была прекрасна. Всё по-честному. Всё - сами. Это был первый и очень важный урок жизни Анатолия Михайловича - надейся на себя и верь в свои силы.

 

Урок второй: терпеливо мудостаётся всё

 

Со своей будущей женой он учился на одном курсе. Жизнь искрила, как под дугой троллейбуса. Но молодожёны были такие стеснительные, что перед свадьбой ничего в деканате не сказали, и Анатолия распределили по окончании института в посёлок Лесной в Верхнекамье, а жену его Валю - в посёлок Заря Опаринского района. Тем не менее глава семейства съездил в Лесной, и им разрешили перевестись в Опарино. Валентина преподавала историю в средней школе, а Анатолий - в восьмилетке.

 

А через год его забрали в армию. Служил во Владивостоке, в 55-й дивизии морской пехоты. «Дедовщины особой не было, - вспоминает Анатолий Михайлович. - Конечно, было много учений. Нас выбрасывали на остров Русский, в тридцатиградусный мороз мы ночевали в палатках в поле - дневальный ходил и каждые пятнадцать минут нас будил, чтобы мы перевернулись на другой бок и не примёрзли к земле. Мне шёл 22-й год. Вскоре я стал сержантом, потом мне доверили охрану боезапаса полка в форте. Тяжело. Трудно, ответственно. Повидал всякое. Но как-то служба прошла на удивление без ЧП. Я мечтал побывать потом во Владивостоке всю жизнь. Но не довелось. А вот мой преемник по министерству образования Александр Михайлович Измайлов, только заступил на пост министра, - и сразу туда слетал. Судьба...

 

А возвращаясь к армейской службе... Она дала мне очень важный урок: нужно уметь терпеть, даже если жизнь порой кажется невыносимой. Трудности пройдут, а терпеливому достаётся всё».

 

Урок  третий: доверяй людям

 

Анатолий Чурин вернулся из армии в 1974 году, и оказалось, что, кроме жены и прочих родственников, никто его в Кирове не ждёт. Работы не было. Никакой. Он обошёл все школы и всюду получил отказ. Отчаялся было, и вдруг... Проходил однажды мимо школы рабочей молодёжи № 8 на ул. Грибоедова. Видит - двери открыты. Поднялся на второй этаж в кабинет директора. Спросил: «Вам учитель истории не нужен?» А директор говорит: «Слушай, я на пенсию ухожу, а на моё место идёт учитель истории, вакансия образуется. Согласен? Так приходи!».

 

«Меня сразу оформили, - вспоминает Анатолий Михайлович. - Я обрадовался, ещё и потому, что школа в двух шагах от дома. И проработал я там четыре года. Мне повезло на людей, «стажистов»-учителей. Довелось учить своих одногодков. Они с заводов пришли в девятый класс. Но это были прекрасные годы. Ученики мои попробовали жизни, с ними было очень интересно.

 

И вдруг меня вызывают в гороно и говорят: «Хватит тебе в «вечерке» сидеть! Мы тебе место предлагаем - шестой интернат! Поедем - покажем!».

 

Это был август. Приехали мы в интернат, а там вовсю ремонт идёт: окон нет, везде кучи мусора. Я оторопел:  «Нет у меня строительного опыта, и я плохо представляю, какую пользу я смогу на этом месте принести». Оставили меня в покое, начался учебный год, и снова меня вызывают в гороно: «Мы к тебе с новым предложением! Директор 39-й школы решила возглавить шестой интернат, и мы хотим, чтобы ты занял её место». Отказываться во второй раз показалось неудобным. Я согласился. Но я не знал, что такое 39-я школа.

 

А она оказалась до крайности запущенной, её давно не ремонтировали, было там неуютно, коллектив сложный. Но самым тяжёлым было даже не это. Злом номер один была школьная кочегарка в подвале. Работать там соглашались одни алкоголики, которых нигде больше не принимали. И часто так бывало: надо уходить домой, а кочегара нет. Как оставишь школу? Не поверите: выручали родители учеников. Они приходили и говорили: «Михалыч, иди домой, отдохни хоть немного, мы кочегарку покараулим». Два года выручали. И как-то Господь хранил, никаких ЧП не произошло.

 

Помню, в 79-м году был страшный мороз. Я проснулся утром 31 декабря - на градуснике за окном минус 46. А у меня угля в кочегарке кот наплакал. И надо пережить всего один день, мне коммунальщики обещали привезти уголь второго января. Прибегаю в школу. Батареи все холодные, угля - маленькая горка, кочегар говорит: топить нечем!

 

Начинаю лихорадочно продумывать способы спасения школы и вспомнил вдруг про шефов с железной дороги, про начальника его - Зимина Александра Ивановича. Ни до кого дозвониться невозможно, бегу туда, он говорит: «Я тебе тракторную тележку дам, но нагружать уголь некому». И я до вечера её грузил, привёз смёрзшийся уголь в школу, кочегару приказал: «Держись до утра!». Он продержался, школу мы спасли, хотя в тот ужасный день были разморожены многие школы. А моя старенькая, дырявенькая 39-я устояла.

 

Так год прошёл, и я совсем приработался, осмелел, стал просить деньги на ремонт школы. Мебель обновили, учительскую я перевёл в другое место, и коллектив стал ко мне по-другому относиться. Люди поверили, что это пришёл не просто непонятно какой пацан, а директор.

 

Стали проводить мы самые разные мероприятия, старше­классников я не боялся, взял десятые классы, вёл у них историю. Хотя дети были сложные, многие из них состояли на учёте в милиции. Но меня они приняли, после уроков набивались ко мне в кабинет, мы разговаривали о многом. И учителя к этим разговорам стали подтягиваться. И что вы думаете - за два года преступность среди наших учеников сошла на нет, никого в спецучилище больше не отправляли, дети уроки прогуливать перестали.

 

Каждую субботу проводили танцевальные вечера, приглашали даже ребят из посёлка. Меня поначалу пугали: «Анатолий Михайлович, зря вы это затеяли. Наше хулиганьё школу разнесёт!» Не разнесли. Более того, даже милицию на эти вечера ни разу вызывать не пришлось, порядок был идеальный.

 

Это стало моей большой педагогической победой. Ситуация изменилась. Я получил от жизни ещё один урок: доверяй людям - и они будут доверять тебе. Хороший урок. Закалку дал.

 

Уходить из 39-й школы было жаль. Но меня вызвали в облоно и сказали, что освободилось место заведующего Первомайским роно, и мне эту должность предложили. Я согласился и не пожалел, честно говоря».

 

Урок  четвёртый: рискуй ради благородного дела

 

А что такое Первомайский район в «образовательном» разрезе тех лет? Это школы, которые возглавляли легендарные личности - Владимир Николаевич Патрушев, Зинаида Николаевна Помыткина, Елизавета Георгиевна Бызова. Их знали не только в городе и области, перед ними трепетало учительство страны. Великие! А новому завроно 29 лет. Живые легенды смотрели на него с улыбкой.

 

В августе для директоров школ и педагогов и по сию пору проводят конференцию, к которой новоиспечённому начальнику предстояло написать доклад. А что докладывать, если знал он досконально, только как идут дела в 39-й школе? Помощь подоспела быстро. Инспектор сказала: «Анатолий Михайлович, не волнуйтесь! Мы привлечём толковых, грамотных людей, доклад за вас напишут». Толковых людей нашли, на трибуну завроно поднялся с чужим докладом.

 

«Как на духу говорю, - признаётся Анатолий Михайлович, - с той поры я все доклады писал только сам. Потому что убеждён: мужчина обязан отвечать за каждое своё слово.

 

Ну а потом началась работа, проверки бесконечные. Люди меня приняли, и райотделом образования я руководил семь лет. За это время в общеобразовательных школах мы собрали такие сильные педагогические коллективы, что потом, когда настала пора школ с углубленным изучением отдельных предметов в районе появились Вятская гуманитарная гимназия, физико-математический лицей, экономико-правовой лицей. Слабостью Первомайского района были старые, ветхие школы, и я поставил перед собой задачу сделать в этом плане прорыв. Это не моя личная победа, но были построены 20-я школа, 9-я школа, решился вопрос по строительству школы номер 10, 34-й школы - в Дымково, укрепилась материальная база Первомайского УПК.

 

Конечно, с директорами мы порой спорили, я отваживался по молодости учить их управлять школами в современных условиях. Но отношения со многими остались уважительными. Когда уходил, в облисполкоме мне сказали: «Ну что, наследил ты, Чурин, в Первомайском районе?» Спасибо, что следы заметили. А урок получил такой: не надо отделяться от людей, и если дело правильное и благородное - не бойся рисковать!».

 

Урок  пятый: кто рано встаёт, тому и «тапки»

 

Есть у Анатолия Михайловича Чурина один пунктик: он приходил на работу к семи утра. А иногда и к шести. Для подчинённых это не очень удобно: если начальник - жаворонок, приходится про свои совиные повадки забыть. Но привычка приходить на работу чуть свет всю жизнь этого человека выручает. Во-первых, до вечера можно переделать кучу дел (потому что уходил он поздно), а во-вторых...

 

Шёл 1987 год. В облоно произошла смена руководства: вместо Юрия Михайловича Головнина отдел возглавил Николай Петрович Смышляев. Вот пришёл однажды Анатолий Михайлович на работу чуть свет, и вдруг звонок. Смышляев говорит: «Зайди немедленно ко мне». И повёл к секретарю обкома партии - вот, мол, это кандидат на должность моего заместителя.

 

«Я обомлел, - вспоминает Анатолий Михайлович, - совершенно не был готов к этому разговору и к таким переменам. Но заместителем стать согласился, курировал детские дома, школы-интернаты. В те годы возник один интересный проект, который придумал Детский фонд. Хотели создать супер-интернат, где дети не только жили бы и воспитывались, но и получали трудовые навыки. Поэтому нужна была солидная материальная база, вышло постановление ЦК КПСС о создании в Кирове такого уникального интерната. Отдали под этот проект комплекс училища № 2 c общежитием, учебным цехом, библиотекой, бассейном. Планировали ещё построить летнюю загородную базу. И вот в этот грандиозный проект я и впрягся. Мы ездили в Министерство образования в Москву, в ЦК ВЛКСМ, в Минавиапром, к Альберту Лиханову. Но потом всё это дело заглохло, суперский детский дом у нас не построили, денег не нашли.

 

В январе 1988 года меня вызвали в обком партии и сказали: «Решено тебя порекомендовать на должность завоблоно, c министерством вопрос согласован, покупай билет и выезжай в Москву». В столице меня провели по всем управлениям, часа два беседовали в правительстве, потом послали в ЦК КПСС, и 5 января 1988 года я приступил к работе в качестве заведующего областным отделом образования. Мне было 36 лет».

 

Урок  шестой: один в поле не воин

 

В области обучалось в то время почти 270 тысяч детей, около 70 тысяч малышей были в детских садах. Облоно занималось исключительно ими. Вопросов навалилось великое множество.

 

Пришёл Анатолий Михайлович в зрелый коллектив, очень работоспособный, ни одного человека не уволил, ни одной конфликтной ситуации не создал. Было очень много поездок по районам, знакомств с людьми, но заведующие роно были сильными специалистами и здорово помогали.

 

А потом началась эпоха великих перемен: исчезли пионеры и комсомольцы, идеология поменялась, учителям стало очень трудно работать, как выстраивать «свободные отношения» с детьми - непонятно. Зато начали появляться школы с углублённым изучением ряда предметов, область это быстро подхватила, и за короткое время у нас появилось 68 таких школ. Параллельно создавались лицеи, гимназии, нужно было следить за качеством образования в них.

 

А качество было высочайшим: лицей для одарённых детей в городе Советске после тестирования по физике прогремел на всю Россию, получив невероятно высокий балл, одна из школ в Кильмезском районе стала лучшей в стране по знанию русского языка. И сегодня наши лицеи и гимназии лидируют в стране по результатам российских и международных олимпиад, работа с одарёнными школьниками стала «фишкой» Вятской земли. За десять минувших лет по качеству знаний учащихся Кировская область вышла на третье место, уступив только Москве и Санкт-Петербургу.

 

В Рособрнадзоре Анатолия Михайловича Чурина не так давно назвали лучшим министром образования. Он сказал скромно, как всегда: спасибо команде. Урок? Один в поле не воин...

 

Урок седьмой: под лежачий камень вода не течёт

 

Секрет качества образования в Кировской области изумил многих: в Рособрнадзоре обещали изучать уникальный опыт, создать федеральную площадку, направить специалистов, найти деньги и начать пропагандировать дело вятских учителей. А в то время прошло очередное сокращение, едва ли не самые мизерные в стране расходы, выделяемые в год на одного ученика, - в Кировской области, грозились ещё урезать, покушались на управление образовательных округов, начали их ломать... И поэтому никакой федеральной площадки у нас не получилось, хотя задумки были заманчивые и интересные. И деньги бы в область пошли. Но - увы...

 

«А следом за этим закончилась моя карьера как руководителя, - говорит Анатолий Михайлович. - 25 июля прошлого года я из департамента ушёл. Со мной просто не продлили контракт. Я задал губернатору вопрос: ко мне есть какие-то претензии? Нет, говорит, претензий никаких, но сейчас в образовании грядут обновления и изменения, и вам будет тяжело.

 

Да, губернатор мне предложил занять место советника, но я отказался - не из принципа, а потому, что не понимал это место и роль, не хотел быть карманным человеком, который не советует, а соглашается. Мне звонили от губернатора несколько раз, но я сказал, что из меня будет плохой советник. Хотя я всю жизнь проработал в образовании, знаю все проблемы и знаю, как их решать.

 

Новый министр образования ввёл меня в состав коллегии, в состав общественного совета, приглашают и на разные торжественные мероприятия - словом, руку я на пульсе образования держу... Непонятно и обидно другое. Система образования в Кировской области успешна, это признано на самом высоком уровне, прекрасно работают коллективы, мы сохранили учителей. Но мы делали ряд других шагов, создав уникальную систему управления образованием: в самые тяжелые для учительства годы на Вятской земле появились восемь образовательных округов с общественными советами, и департамент сразу приблизился к районам, все вопросы решались на местах.

 

Сейчас специалистов в округах сократили до четырёх человек, их возможности резко снизились, равно как и эффективность, и под угрозой оказалось всё, что наработано годами. Я, конечно, отправил в региональное министерство свои предложения по изменению ситуации, но не знаю, услышат ли меня.

 

Всё неправильно! Неправильный подход к экономике образования. Почему зарплату учителя привязали к средней по региону? Я считаю, это в корне неверно. Нельзя, чтобы в едином государстве людям, работающим по единой образовательной программе, выплачивали разную зарплату, ущемляя их права.

 

Каждой школе денег дают по-разному, а результаты требуют одинаковые - это тоже неправильно.

 

Я считаю, что советская система оплаты труда была гораздо справедливей, она учитывала многие нюансы, не вносила нер­возность в коллективы и не обижала людей.

 

Оптимизация обернулась закрытием школ. Постоянно говорят про то, что в стране и регионе нет денег. Но дети тут ни при чём, они не должны страдать, они должны учиться. А деньги может дать только экономика.

 

Капитализм, в котором мы пытаемся жить, меня сильно разочаровал. Я считаю, что социализм был гораздо прогрессивней. Хотя 25 лет назад нам обещали другую, сказочную жизнь. А что мы получили? Нищающую год от года страну? Умирающие деревни? Закрывающиеся школы? 1 сентября 1988 года в Кировской области за парты сели 263 тысячи учеников, в 2015 году школьников осталось всего 112 тысяч - куда подевались дети? Это очень страшно. У нас ведь не война.

 

Плохо, что мы растеряли всё лучшее, все социальные блага, созданные в былые годы. Деньги правят бал, но за деньги не купишь ни ума, ни таланта. Диплом разве что купишь...

 

Бесконечные обещания власти критиковать бессмысленно. Но те, кто сегодня у власти, они поработали, наладили свою жизнь, а для народа не сделали ничего. Поэтому им надо уйти и уступить место другим. Надо что-то делать. Нужна национальная идея - куда нам идти, во имя чего работать, что нам строить, как будут жить наши дети? Всё распалось, всё развалилось. Дорог нет, дома падают, налоги растут...

 

И не меня одного это заставляет переживать: что будет дальше?

 

Очевидно, что многое нужно менять, чтобы жизнь народа была достойной. Когда горстка людей жирует на своих миллионах, а все остальные нищенствуют и не знают, чем накормить детей, - это неправильно. Поэтому сегодня вести праздную жизнь пенсионера не собираюсь, и если будет такая возможность, постараюсь сделать еще что-то, чтобы людям стало легче жить. Вот он, главный урок моей жизни: под лежачий камень вода не течёт».

 

И. КУШОВА.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Нужен ли Кировской области Молодежный парламент?

Читайте также