К Дню Военно-морского флота России. Морское дело Алексея Суслова

ОБЩЕСТВО

27 июля 2020 83 0
На печать

 

«Походочка - как в море лодочка», - подумал я, увидев старшину Алексея Суслова, служившего в начале 1990-х на плавбазе «Иван Колышкин». Когда человек идет не спеша, с достоинством и вразвалочку, на сто процентов можно быть уверенным: служил в военно-морском флоте!

 

Шторм, палуба, на которой в бушующей стихии надо не только удержаться, но еще и выполнить свои служебные обязанности, и «подсказывают» особую походочку, которая, даже спустя годы, не меняется. Она как память о морях-океанах, о достойной службе - обо всём, что осталось на сердце вечной «зарубинкой»…

 

 

На все руки мастер!

 

Если говорить о призвании, то оно, как принято считать, определяется в детстве. Хотя с этим сложно согласиться: жизнь - как волны морские. То тихие, спокойные, а через час - бушуют, ревут и свой неистовый норов показывают. Но Алексей об этом еще не знал. И вот на одном из детских утренников ему подарили настоящую бескозырку с игривыми ленточками на ней и с золотой надписью: «Северный флот».

 

Вот счастье-то! Ходил по двору, перед сверстниками хвастался. Даже в «войнушку» с ребятней - и то в обновке играл: в мальчишеских «баталиях» он, разумеется, был бравый советский офицер, который освобождал из пиратского плена захваченных советских морячков. Ему все так и говорили: «Ну, малец, быть тебе флотским парнем!» Наверно, это и был главный сигнал, определивший путь старшины Суслова.

 

Однако где оно, море-то? Река Вятка - вот она, в иных местах и перейти её можно: по колено. А до мечты - как до Парижа, как его, море, увидеть? Пока же пришлось приобрести специальность в СПТУ № 26. Алексей говорит, что учеба давалась легко. Предметы, особенно информатику, «щелкал как семечки». Попутно занимался ушу, волейболом, мотокроссом. Играл в оркестре, в училищном вокально-инструментальном ансамбле… Словом, был на всё горазд!

 

Дорога дальняя

 

- Хотел же очень-очень служить, - говорит Алексей Суслов. - Училище окончил почти на «отлично», родители настаивали: «Поступай в «политех», не спеши в армию». Но куда там, душа просила простора, самостоятельности. Вырваться бы из-под родительского крылышка, самому почувствовать: как это - жить вдали, без маминых пирожков?

 

Ну как тут не поверить в призвание, если в военкомате поначалу распределили в погранвойска, а отправка туда, на Дальний Восток, не состоялась. То ли «покупатели» документы перепутали, то ли еще какая-то «бумажная» ошибка произошла, а только определили Суслова в ВМФ, на Северный флот.

 

- Когда отправляли, была жара, - продолжает рассказ бывший старшина. - В Котельнич прибыл эшелон, в который собрали парней со всего Урала - длинный-длинный состав. В вагоне, битком заполненном призывниками, мне досталась третья, верхняя боковая полка…

 

Здесь надо сделать оговорочку. Когда собирали Алексея в путь-дорожку дальнюю, отец уговорил его взять с собой… фуфаечку. «Зачем?» - недоумевал будущий моряк, то и дело пытаясь ее незаметно выбросить из рюкзака. Он еще и не догадывался, как прав оказался папа, когда настоял взять в дорогу обычную «робу». Впрочем, о ней - ниже.

 

Под песни Цоя

 

Пареньки в душном вагоне травили байки. Кто-то стал наигрывать на гитаре.

 

- Играл безобразно, бездарно, в аккорды не попадал. А у меня же слух абсолютный!

 

Не выдержал Алексей, спрыгнул с «верхотуры», взял у несостоявшегося гитариста инструмент. Поначалу просто прошелся по струнам, потом запел песню Виктора Цоя (его репертуар исполняли с ребятами в училище).

 

Все примолкли, слушали. Так и ехали до Мурманска, с уважением посматривая на третью полку: там лежал настоящий музыкант! Этот дар Суслову на службе еще не раз пригодился, абсолютный слух предвещал удачу.

 

Когда приехали в «Мурман» (так моряки называют этот город), температура за окном вагона была чуть выше пяти градусов. Парни к тому времени раскромсали джинсы - сделали шорты, из рубашек - безрукавки. А наш вятский паренёк фуфаечку надел, пусть и великовата оказалась: при его росте 176 см и весе 65 кг «прикид» был на несколько размеров больше - 54-й. Но в дороге ох как выручил: использовал его Алексей как подушку и одеяло - не раз отца благодарил!

 

Не заблудился... на плавбазе

 

Поначалу, как водится, молодых, наиболее толковых, определили в североморский учебный отряд. Затем, после обучения, направили Алексея в г. Полярный командиром отделения электриков на плавбазу «Иван Колышкин».

 

- Представляете, какая махина?! - до сих пор удивляется Алексей Геннадьевич. - Высота - с девятиэтажный дом, четыре подъезда, 12 палуб, 14 отсеков. Экипаж - около 300 человек! Думал: как бы не заблудиться?

 

Позже начинающий моряк Суслов узнал (о том рассказали и командиры), что проект плавучей базы «Иван Колышкин» разработали в центральном конструкторском бюро «Айсберг». В уголке истории корабля об известном командире написали скромно (новички эту информацию знали назубок!): с начала войны по январь 1942 года подводные лодки дивизиона под командованием капитана второго ранга И.А. Колышкина потопили восемь транспортов и сторожевых кораблей противника общим водоизмещением 72,5 тысячи тонн. 17 января 1942 года за успешное командование дивизионом, мужество и героизм Ивану Александровичу присвоили звание Героя Советского Союза. Он первым из моряков-подводников его удостоился во время Великой Отечественной войны.

 

Молодой матрос сразу же увидел: здесь офицеры ходили «не так» (потом и сам не заметил, как тоже приобрел ту знаменитую походочку). Да и говорили тоже мало, все фразы четкие, без эмоций! А еще уважали традиции ветеранов и знали всё о человеке, чье имя носила плавбаза.

 

Горнист и ВИА «Волнорез»

 

На корабле - как в большой деревне, любая новость разносится быстро. Узнали, что Алексей - музыкант. Вызвали к командиру: мол, сможешь быть горнистом? А почему бы нет? Обязанности вроде бы и не сложные, но весьма ответственные: обеспечивать подъем и спуск флага, выход и заход командующего флотилией.

 

Конечно, душа просила настоящей музыки. Как-то в помещении, где проходили мероприятия, отдернул занавесочку и увидел - о удача! - новую аппаратуру, ударные установки одной известной фирмы. Спросил: почему они пылятся и не используются по назначению? Оказалось, прежде на плавбазе имелся ансамбль, но его участники демобилизовались, и играть на музыкальных инструментах стало некому.

 

- Так давайте организуем! - тут же загорелся идеей Алексей и получил одобрение командования.

 

Собрал ребят, составили репертуар. Среди матросов нашелся и поэт. Как сказал Алексей, паренек неразговорчивый, но талантливый. А музыку, конечно же, писал Суслов.

 

И первый концерт на знаменитой плавучей базе «Иван Колышкин» состоялся. Эту страничку из морской биографии моего собеседника никак не выкинешь!

 

Американцы такого не слышали!

 

Однажды вызвали в штаб флотилии и сообщили: в Североморск с дружественным визитом приходят американские корабли «Обэннон» и «Йорктаун». Обязали приветствовать гостей горном через громкую связь. «Нужен эффект!» - сказали старшие по чину.

 

- Вышли в море на малом противолодочном корабле при шторме семь баллов, - вспоминает моряк. - На горизонте показались корабли США и стали сигнализировать: «Держитесь в стороне, управляемся с трудом…» Поравнявшись с ними бортом, корабль взял максимально вперед и заложил разворот на левый борт. Я уже потом понял: они не умели заходить при шторме, не понимали и наших сигналов.

 

Алексею дали команду, и он подал горном сигналы «Захождение» и «Подъем флага». Получилось весьма эффектно. Американские матросы высыпали на палубу, с восхищением смотрели на горниста и советских моряков.

 

После такой встречи Суслову присвоили звание старшины второй статьи.

 

Прощальный гудок

 

Всё когда-то заканчивается. Два года службы пролетели незаметно. Алексей, как и другие «дембеля», сделал свой альбом. Такие фотолетописи о службе современные парни разглядывают как раритеты. Они, действительно, уникальны: самодельные, изящно оформленные. Почти произведение искусства. У нынешних «дембелей», увы, такого армейского чуда уже не найдешь. А те, из незабываемых советских времен, хранили, берегли, гордились ими!

 

Смотрю на фото в альбоме Алексея Геннадьевича. Веселые, жизнерадостные годы! Он и теперь уверенно говорит: по основной специальности знал материальную часть настолько, что, даже если его вдруг будили ночью и жаловались на неработающее электрическое оборудование, спросонья называл номер отсека и палубу, где находился распределительный щит. Понял, что не зря в ВМФ служили прежде три года: за год невозможно всё узнать, выучить и запомнить.

 

- Когда сошли на берег, с плавбазы прозвучал гудок: так прощались с «дембелями» новички. Не подвел и горнист: он тоже подал знакомые команды - слезы на глаза навернулись!..

 

Теперь на параплане

 

На «гражданке» у Алексея Суслова появилось еще одно увлечение: он занялся полетами на параплане. Причем совершенно случайно: как-то предложил знакомый, давно увлекающийся таким видом спорта и досуга. Почему бы не попробовать?

 

- Парапланеристы - очень интересные люди, - говорит «североморец». - Устройство вроде бы простое - легко складывается в рюкзак. И взлетать надо с земли, ожидая направления ветра, термических потоков, со склона. Опытные мастера этого дела потоки ветра чувствуют кончиками ушей. Сколько удовольствия!..

 

Я посмотрел видео, на котором они взмывают вверх: легкие крылья несут «Икаров» в ясное синее небо.

 

«А как же музыка?» - возможно, спросите вы. И с этим делом тоже всё нормально! Алексей - участник вокально-инструментального ансамбля «Высота 20.13», в котором солисты - ветераны боевых действий в Северо-Кавказском регионе. Их репертуар вечный - песни о войне, о мужестве и чести. О тех качествах, какие и присущи настоящим мужикам.

 

Александр ШИРОКОВ.

 

Фото из личного архива А.Г. Суслова.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Должны ли муниципальные власти заниматься установкой биотуалетов?