Зачем экс-депутат Заксобрания Кировской области Солодилов банкротит мясокомбинат?

ЭКОНОМИКА

12 августа 2019 232 0
На печать

 

«Частная собственность эффективнее государственной». Эту «истину» нам внушали с конца 80-х. В 90-е, на фоне ваучеров и приватизации, она расцвела буйным цветом. И лишь спустя почти два десятилетия начало приходить отрезвление. Как-то так оказалось, что далеко не каждый частный собственник печется о благе принадлежащих ему предприятий, а госкорпорации, наоборот, демонстрируют высокую устойчивость к кризисам и западным санкциям.

 

Впрочем, все это лишь общие рассуждения. Хотя и в Кировской области достаточно примеров, когда «эффективные частные собственники» разворовывали и банкротили предприятия, лишали людей рабочих мест. Целые города благодаря им превращались в провинциальное захолустье без всяких перспектив. Например, Белая Холуница.

 

И процесс этот еще не закончился. На подходе новая трагедия муниципального масштаба - банкротство Советского мясокомбината. Первый звонок уже прозвучал - предприятие за долги отключают от электричества. Работники пишут заявления об увольнении «по собственному желанию». А те, кто бывал на мясокомбинате и общался с руководством, говорят, что идет скрытая распродажа имущества. Чем все это в конечном итоге обернется для людей, для города, для района, да и для всей области - вопрос, на который еще предстоит ответить.

 

Контроль на все «100»

 

Мясокомбинат в Советске появился давно, еще в 1938 году. В советское время он снабжал мясными продуктами Ленинград. Какая-то часть доставалась областному центру, но сами советчане его продукции практически не видели. Единственное, что им периодически перепадало, это так называемая рублёвая колбаса (название она получила от своей стоимости).

 

Впрочем, все это было давно. С тех пор много воды утекло и многое изменилось. Ведь за пост­советский период чего только с мясокомбинатом не происходило. И приватизация, и смена собственников, и изменение наименований. И единственное, что оставалось прежним, это продукция СМК, которая поступала на прилавки магазинов в разных населенных пунктах области. Некоторая даже могла составить и составляла конкуренцию таким региональным брендам, как «Кировский мясокомбинат» и «Дороничи».

 

Но сегодня предприятие находится в кризисном состоянии. И есть весомые основания утверждать, что кризис этот руко­творный.

 

Читателю вряд ли будет интересно, как в течение 20 лет менялось руководство предприятия и его собственники. Отметим лишь, что в 2015 году с поста генерального директора мясокомбината «ушли» Владимира Колпакова, который много лет руководил предприятием. Его отставка не была спонтанной, она стала следствием конфликта между директором и собственником комбината Леонидом Солодиловым. Обоим на тот момент принадлежали крупные пакеты акций СМК. Вот только последнему 60%, а первому - 40%. И потому понятно, кто был «старшим» в этой связке, а кто - «младшим».

 

 

Причиной же конфликта двух партнеров стало дарение Леонидом Солодиловым своего пакета акций собственному несовершеннолетнему внуку. Колпаков посчитал, что такое решение, принятое без согласования с ним, является незаконным и оспорил его в суде. Однако судебная тяжба разрешилась не в его пользу. В результате он не только потерял пост генерального директора, но и лишился в конечном счете всех своих акций. После чего, как свидетельствует интернет-портал «За честный бизнес», СМК полностью перешел под контроль Кирилла Солодилова (2006 года рождения), а управлять им стал отец подростка - Дмитрий Баранов.

 

Деньги на банкротствах

 

Фигура Леонида Солодилова для Кировской области не случайная. Это сейчас своим местом жительства он выбрал Францию. Но до недавнего времени был «исконно вятским» и даже «протирал кресло» в областном Законодательном собрании, будучи депутатом от «Справедливой России».

 

В начале «нулевых» его имя вообще гремело. Он считался одним из воротил регионального бизнеса, которого за глаза называли «печенюшечным королем». Под ним был один из самых крупных на то время пищевых холдингов - «Кировпищепром», в состав которого входили кондитерские предприятия, птицефабрики, маслозаводы и около десятка агропредприятий. Его фабрики ежегодно пекли до 45 тысяч тонн печенья, занимая 12% российского рынка. И нужно отметить, что уже тогда его двадцатипятилетняя дочь Юлия активно помогала отцу, являясь заместителем гендиректора холдинга.

 

Но всё закончилось в 2004 году, когда региональный «олигарх» поссорился с руководителем департамента госсобственности областного правительства Александром Дмитриевым. В результате холдинг, существовавший до этого времени в виде КОГУПа, был расформирован. Уже к 2006 году Солодилов потерял Лебяжский маслозавод «Двуречье» (выпускал глазированные сырки и т. п.), Немский маслозавод, уржумские агропредприятия «Феникс» и «Дружба», а также ООО «Надежда» в Советском районе. Но все равно оставался еще владельцем предприятия «Таурас» (так в тот период времени назывался мясокомбинат) в Советске и ОАО «Кировский кондитерско-макаронный комбинат».

 

И все же основную свою деятельность Солодилову пришлось вынести за пределы вятского региона. Так, после 2006 года он прикупил в Марий Эл «Звениговскую птицефабрику» и ООО «НПФ «Республиканский молочный завод», а в Коми - кондитерскую фабрику «Юбилейная».

 

К тому времени пересмотрел «эффективный частный собственник» кировского разлива и свою бизнес-стратегию. Он и раньше, будучи главой госпредприятия «Кировпищепром», «химичил», сдавая в аренду самому себе оборудование, проводя сомнительные сделки. Но все же предприятия холдинга работали, приносили прибыль, давали рабочие места людям.

 

Однако конфликт с региональными чиновниками, похоже, заставил Леонида Сергеевича изменить свои взгляды на стиль ведения бизнеса. Отныне он сделал ставку на банкротство принадлежащих ему предприятий. Для этого последние набирали кредиты, а потом официально признавались неплатежеспособными. При этом кредитные деньги разными способами выводились в другие бизнес-структуры, принадлежащие семье Солодилова - его жене, двум дочерям и зятьям.

 

Характерным примером такого подхода стало банкротство в мае 2015 года ООО «Птицефабрика Звениговская» (не путать с СПК «Звениговский», который до сей поры успешно работает и никак не связан с бывшим «печенюшным королем»). Суд признал предприятие банкротом, а одним из главных кредиторов стал сам Леонид Солодилов, которому в ходе ликвидации причиталось более 96 млн. рублей. Дело было обтяпано так ловко, что даже конкурсный управляющий отказался признать банкротство преднамеренным.

 

Аналогичная схема использовалась также при банкротстве марийского молочного завода и комяцкой кондитерской фабрики. Правда там в качестве заимодавцев разоряющихся предприятий выступали бизнес-структуры других членов семьи Леонида Солодилова.

 

Но самое интересное во всех этих историях, как отмечает журнал «Товар-деньги-товар», была позиция главного кредитора солодиловских предприятий – «Россельхозбанка». Несмотря на то, что семейство Солодиловых было должно кредитной организации (по подсчетам журналиста «Т-Д-Т») порядка 200 млн. рублей, банк не торопился предъявлять исполнительные листы к обязательному взысканию. В результате глава семейства беспрепятственно путешествовал по миру, так же, как и другие члены его семьи.

 

Позднее Солодилову все же пришлось заняться решением проблемы собственной «закредитованности». Сначала, в 2016 году он развелся с женой, заключив договор о разделе имущества. А потом, в 2017-м, был признан банкротом. Пошли «под нож» также несколько предприятий, записанных на его дочерей и зятьев, которые числились должниками перед банком. Думается, ни у кого нет иллюзий, что к тому времени главная часть капитала находилась уже за пределами досягаемости кредитора.

 

Когда финансы «поют романсы»

 

Мы не случайно столь подробно разобрали то, как Леонид Солодилов наживает капитал. Людей, которые делают деньги на банкротствах, мало интересует судьба людей, которые у них работают, или доходы муниципального бюджета. Если ликвидация предприятия становится выгодной, то они, не задумываясь, идут на нее.

 

В свете этого более чем десятилетие бесперебойной работы Советского мясокомбината вызывают удивление. Как так получилось, что он еще не банкрот? Почему первые признаки финансовой несостоятельности появились только сейчас?

 

Возможно, все дело в том, что до 2016 года предприятием управлял и владел немалым пакетом акций уроженец Советска - Владимир Колпаков. Еще летом 2016 года Леонид Солодилов подбивал его взять под залог имущества мясокомбината в РСХБ долгосрочные кредиты на 10 и 50 миллионов рублей, а полученные деньги передать ему. Однако, зная о том, что солодиловские предприятия после того, как берут кредит, как правило, ликвидируются и банкротятся, Владимир Семёнович, по его словам, ему отказал. Ему, как советчанину, было небезразлично, что в случае разорения комбината за его забором окажется 220 человек, которые на тот момент там трудились.

 

Может быть, эта размолвка и послужила толчком в разрыве отношений между партнерами. Но, как мы уже писали выше, она успешно (для Солодилова) разрешилась путем отставки строптивого гендиректора.

 

Сейчас мясокомбинатом «рулит» солодиловский зять Дмитрий Баранов. И уже ничто не мешает семейству реализовать ранее опробованную схему зарабатывания денег на банкротстве. Тем более что два факта указывают на то, что семья Солодиловых уже влезла в финансы предприятия.

 

Так, при аудиторской проверке, которая проводилась в 2016 году, выяснилось, что производственное оборудование СМК установлено в цехах, которые комбинат арендует у жены Леонида Солодилова - Любови Викторовны. И платит за это ей ежемесячно более миллиона рублей.

 

Другая фирма ООО «Мясокомбинат Советск» выкупила более 6 млн. рублей долга СМК перед коммерческим банком «Хлынов». Несмотря на то, что ни в учредителях, ни в руководстве этой структуры никого из членов семейства Солодиловых не значится, есть основания полагать, что это предприятие было создано для вывода имущества из конкурсной массы в случае банкротства. Тем более что ранее оно носило название «Звениговский бройлер» (чувствуете параллель с «Птицефабрикой Звениговской»?).

 

О близости банкротства свидетельствуют и долги СМК перед энергетиками. Как сообщили в «Т Плюс», на сегодня они превышают 2,5 млн. рублей. В начале лета комбинат уже отключали от электроэнергии, но руководство нашло где-то деньги и в июне-июле погасило порядка 500 тыс. рублей задолженности. Свет дали, но долг продолжает не только висеть, но и расти, так как производственную деятельность комбинат не прекратил. Следовательно, очередного блэкаута можно ждать со дня на день.

 

Однако руководство мясокомбината это, похоже, не волнует. Дмитрий Баранов ушел в отпуск. Нет и его заместителя. Тоже в отпуске, как сообщила «ВК» секретарь директора.

 

Но если судьба мясокомбината уже стала неинтересна его владельцам, то руководству района она небезразлична. На мясокомбинате еще продолжают работать 110 советчан. Поэтому глава района уже несколько раз встречался с гендиректором. Хотя, по его словам, пользы от этих встреч не было никакой. Осталось лишь стойкое ощущение, что предприятие ведут к банкротству.

 

Сергей СМОЛИН.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Чувствуете ли вы улучшения в работе органов местного самоуправления?

Читайте также