За последние пять лет в России число уголовных дел в отношении медиков возросло в шесть раз

ПРОИСШЕСТВИЯ

23 июля 2018 82 0
На печать

 

Следственный комитет России (СКР) и Союз медицинского общества «Национальная медицинская палата» подготовили поправки о введении в Уголовный кодекс статей о преступлениях, связанных с врачебными ошибками.

 

За комментарием мы обратились в Следственное управление СКР по Кировской области.

- Проблема ненадлежащего оказания медицинской помощи возникла не сегодня, не вчера, - заметил Андрей Ярославцев,  старший следователь-криминалист отдела криминалистики СУ СКР по Кировской области, - Она актуальна уже на протяжении нескольких лет и всё набирает обороты. Просто раньше случаи врачебных ошибок оставались в тени, о них не рассказывали, их не афишировали. Благодаря слаженной работе различных ведомств, активности граждан становятся известны всё новые и новые факты.

 

Сейчас врачебные ошибки квалифицируются по разным статьям Уголовного кодекса: 109 («Причинение смерти по неосторожности»), 118 («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности»), 238 («Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности») и 293 («Халатность»). При этом ни одна из них не учитывает особенности профессиональной медицинской деятельности. Следователю приходится выбирать между несколькими нормами уголовного закона: оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, неоказание помощи больному, причинение смерти по неосторожности. Поэтому и встал вопрос о введении в кодекс специальных статей, касающихся именно врачей, фактов оказания ими ненадлежащей медицинской помощи.

 

- Иначе говоря, речь о врачебных ошибках?

- Да. Вместе с тем понятия «врач», «медицинский работник» в статьях, которые мы сейчас применяем, отсутствуют. И уже второй год идут разговоры о необходимости нововведений в Уголовный кодекс, которые бы непосредственно регламентировали, за какие именно нарушения, недостатки при оказании медпомощи можно было бы квалифицировать действия или бездействие врачей как преступление. Планируется дополнить кодекс двумя статьями. В первой будет говориться о ненадлежащем оказании медпомощи и о сокрытии нарушения, во второй - о незаконном осуществлении медицинской или фармацевтической деятельности.

 

- Что позволит, как считают в Следственном комитете России, минимизировать ошибки правоприменения?

- Это значительно облегчит нашу работу.

 

- А на количество врачебных ошибок не повлияет?

- За первое полугодие прошлого года по Кировской области было зарегистрировано 77 сообщений о фактах ненадлежащего оказания медпомощи, а в этом - только 41. Из них мы возбудили 9 уголовных дел, в том же году -13. В нашей области идет некий спад. Будем надеяться, что он связан с тем, что медики стали лучше работать, ответственнее относиться к своим обязанностям. Ну и, кроме того, к каждому случаю возбуждения уголовного дела мы подходим очень взвешенно. Для этого необходим достаточный повод, основание. Особенно тщательно расследуем случаи врачебных ошибок, касающихся детей. А также когда неясны этапность и полнота проведения медицинских манипуляций. В том числе когда у родственников больного возникают сомнения. Бывает, что человек попадает в больницу и его лечат от одного заболевания, а он умирает от другого. И нужно подтвердить или опровергнуть, верно ли было назначено лечение, в полном ли объёме проведено.

 

- Это, наверное, непросто?

- Довольно сложный механизм. Нужно получить объяснения с медработников, которые оказывали помощь, с родственников, навещавших больного и видевших его состояние в динамике. Важный фактор - проведение судебно-медицинской экспертизы. Она показывает, к примеру, что были ошибки, но они не повлекли за собой смерть, или, наоборот, выясняется, что причиной летального исхода стали просчеты врачей.

 

 - Андрей Анатольевич, некоторые эксперты считают, что в России нужно создать врачебное сообщество, которое и будет оценивать ошибки медиков. Во всем мире ошибки врача судят врачи. Само профессиональное сообщество определяет тяжесть вины нарушителя и наказание. Самое жестокое - лишение возможности вести врачебную практику.

- Само понятие врачебной ошибки не является уголовно наказуемым. Если это не злоумышленное заблуждение врача (или любого другого медицин-
ского работника) в ходе его профессиональной деятельности. За рубежом в случаях недостатков при оказании медпомощи врача просто лишают лицензии и он сразу становится безработным. У нас, в России, оказание медицинской помощи квалифицируется как уголовно наказуемое только в случае, если доказана вина врача.

 

- Можно пример из вашей практики?

- В прошлом году было заведено уголовное дело по факту смерти одной пожилой женщины. Когда ей стало плохо, подскочило давление, родственники вызвали «скорую». Фельдшер, сделав ЭКГ, ничего страшного не обнаружил, порекомендовал лекарства и оставил больную дома. Утром её навестила участковый врач и, пообещав решить вопрос с госпитализацией, так как мест в больнице не было, ушла. Больная не протянула и сутки... Родственники умершей обратились в СУ СКР по Кировской области. Экспертиза установила, что на момент выезда «скорой» требовалась срочная госпитализация и женщину могли бы спасти. У неё был инфаркт миокарда, разрыв стенки левого желудочка... Фельдшера суд наказал ограничением свободы на один год и шесть месяцев.

 

Мы разбираемся по каждому подобному случаю. Сложность в том, что необходимо установить причинно-следственную связь. Не сам факт врачебной ошибки, а что именно она повлекла за собой смерть пациента. Подчас назначаем по две-три экспертизы по одному уголовному делу. Так, по факту смерти роженицы было проведено четыре экспертизы, причем в разных регионах. Случай неоднозначный: младенец выжил, а мама умерла... Из района её доставили в областную больницу, но спасти не смогли. Большая кровопотеря при кесаревом сечении не была восполнена в полном объёме и своевременно. Из-за остановки сердца начался распад клеток... И всё же экспертиза показала, что смерть наступила не из-за халатности медиков. Однако потерпевшая сторона подала в суд на возмещение морального вреда и выиграла его.

 

- К сожалению, гарантии от врачебных ошибок нет. Как от довольно безобидных, когда вместо гнилого зуба удаляют вполне здоровый, так и от смертельно опасных. В одной московской клинике робот, зашивая рану после удаления аппендикса, прошил желудок насквозь...

- Для выявления фактов ненадлежащего оказания медуслуг еще в 2014 году мы заключили трехстороннее соглашение с департаментом здравоохранения и управлением внутренних дел. Оно регламентирует порядок уведомления нас о каждом случае наступления смерти несовершеннолетних и беременных в больницах. Медучреждения должны сообщать о фактах смерти в УВД, а оттуда вся информация поступает к нам. Наши следователи выезжают на все случаи и оперативно разбираются в ситуации. Соглашение довольно эффективно. Начиная с 2014 года факты оказания неквалифицированной медицинской помощи всё чаще получают огласку. Ни один подобный факт не проходит мимо нас. Мы разберемся во всём и, если есть основания, примем решение о возбуждении уголовного дела. А введение в Уголовный кодекс норм ответственности медработников облегчит этот процесс. Будет намного проще и понятнее и следователям, и прокурорам, и судьям квалифицировать действия врачей по специальной, «медицинской» статье.

 

- Считаете, что это на пользу?

- Однозначно да.

 

Интервью взяла

Вера Ануфриева.

 

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Вы примете участие в общероссийском референдуме по пенсионной реформе?