Выпускникам детских домов нужны наставники

ОБЩЕСТВО

18 декабря 2017 146 0
На печать

 

Представьте, что вам 16 лет и вы живёте в интернате. Ваша семья - это восемь - десять детей и две воспитательницы, которые всегда и всё за вас решают. Они говорят, чем вам надо заниматься с 8 до 12, после обеда и перед сном. Они проверяют у вас уроки и заставляют убираться в группе. Они водят вас к врачу. Иногда в интернат приезжают спонсоры и заваливают вас подарками. Но на завтрак, обед и ужин вы всё равно едите то, что дают, даже если больше всего на свете любите жареную картошку. И одевают вас в то, что привезёт на склад завхоз. Иногда к вам приходит бабушка. Она приносит конфеты и яблоки, посидит полчаса, поплачет и уйдёт. Бабушка старая и плохо одета, но у других нет и такой, поэтому вы молитесь перед сном, чтобы она хоть ещё немножко пожила, потому что, кроме неё, вас в этом мире не любит никто.

 

У 887 детей, чьи анкеты размещены в региональном банке данных для сирот, на жизнь были другие планы. А получилось вот так - расти в интернате. У кого-то оказалось слишком много братьев и сестёр, и их не решились разлучить, но и не взяли в приёмную семью. Кого-то вернули из этой самой приёмной семьи обратно в «систему». Кто-то тяжело болен, и растить его дома не рискнула даже родная мама.

 

«В интернатах много детей, а в регионе много ресурсов, - тем не менее убеждена директор Центра социально-психологической помощи, доцент кафедры практической психологии ВятГУ Нина Ершова. - Радует, что в последнее время меняется отношение к воспитанникам детдомов: и волонтёры, и спонсоры поняли, что дружба и совместная деятельность важнее сладких «эпизодических» подарков и сувениров, ребёнок из объекта заботы превращается в субъект взаимодействия. Не вместо детей, а вместе с детьми - вот лозунг сегодняшнего дня. Наставничество получает общественную поддержку, в интернаты в качестве старших друзей приходят студенты, бизнесмены, пенсионеры. Мы рады, что нас поддерживают органы власти, коллеги из НКО, благотворительные фонды».

 

Догоним и перегоним!

История, в общем-то, не нова: в 90-х годах прошлого века профессора из Перми и Йошкар-Олы побывали по обмену опытом в Америке, где их познакомили с программой наставничества для детей, попавших в беду. Учёные, вернувшись на родину, рассказали об этой идее своим студентам, будущим психологам. И в 2003 году программа, стартовавшая в США в 1904-м, была впервые зарегистрирована в России. По-русски она называлась «Большие братья, большие сёстры», ну или «Старшие братья» - это уж кому как нравилось.

 

Для чего сиротам были нужны эти новоявленные родственники? Конечно, не для того, чтобы «перегнать Америку». Старшие братья и сёстры помогали детям выживать. Показывали им, как нужно управлять временем, деньгами, знаниями и умениями. Как защищать свои права. Наставники и сейчас приходят в интернаты не решать свои проблемы и не творить сиюминутные чудеса. Они знают, что у каждого детдомовского ребёнка своя боль - и поэтому нужно быть очень осторожным и нежным, касаясь его души.

 

Люди, готовые пожертвовать своим временем и силами для того, чтобы помогать сиротам искать свой путь, особо требуются агрессивным подросткам, юным выпускницам интернатов, ставшим мамами в 17 лет, мальчишкам, оканчивающим профессиональные училища, детям с инвалидностью.

 

«Детский дом, даже самый хороший, искажает у ребёнка восприятие мира, - признаётся Ксения С., недавняя выпускница интерната. - Большинство детей думают, что все им должны, и с этой установкой выходят в жизнь. Они не умеют тратить деньги и за два дня разбазаривают стипендию на вкусняшки для друзей и на десятый по счёту мобильник для себя. Они не приучены платить вовремя за квартиру, не умеют стирать бельё и готовить пищу, не знают, что такое семья, и уж тем более - кто такой ребёнок в этой семье. Поэтому часто дети выпускниц интернатов пополняют сиротские учреждения».

 

Печальная арифметика сиротского детства на самом деле потрясает: по данным ФСИН России за прошлый год, каждый десятый подросток в исправительной колонии - воспитанник интерната. И счастье, если в жизни таких мальчишек появляются взрослые люди, готовые научить, поощрить и воодушевить своего подопечного.

 

«Наставник работает в системе трёх «П»: принять, поддержать и помочь, - говорит Нина Ершова. - Впервые в Кировской области проведена экспертная оценка деятельности наставников, и все без исключения дети, принявшие участие в опросе, сказали, что взрослые люди стали для них настоящей опорой».

 

Как пекут блины

Девочке Маше 11 лет, и её прошлая жизнь постоянно не даёт малышке покоя. Приёмная мама Татьяна Георгиевна привела Машу из дома ребёнка, а теперь у неё появились ещё трое подопечных в Бурмакинском интернате и в многопрофильном техникуме. «С техникумом подписан договор о наставничестве, это наше ноу-хау, - рассказала на Гражданском форуме, проведённом на днях региональной Общественной палатой, Татьяна Георгиевна. - Хотя для детей наставничество - это новая, незнакомая форма взаимодействия с миром взрослых, дети этого поначалу боятся. Да и взрослым необходимы немалая храбрость и знания, чтобы помочь взрослеющему ребёнку, живущему в интернате. Мы учим своих подопечных печь блины, наводить в квартире порядок, одеваться стильно и не очень дорого, договариваться, не врать. Я впервые столкнулась с тем, что к пятнадцати годам ребёнок не знает очевидных вещей: что на работу надо ходить каждый день, что молоко нужно держать в холодильнике, чтобы оно не прокисало.

 

Дети, пережившие сильную психологическую травму, иногда начинают проверять «чужаков» на прочность, берут на «слабо», смотрят, уйдёт от них этот человек или всё-таки останется. Этот тяжёлый момент нужно просто пережить. И лёд тронется. Ребёнок начнёт доверять».

 

С января нынешнего года региональная общественная организация «Дорогою добра» подписала договор с Мурыгинским домом-интернатом для «особых» детей, и как рассказывает руководитель центра для «особых» детей Елена Лянгузова, «наставничество уже даёт первые вдохновляющие результаты». Дети со множественными тяжёлыми нарушениями, дети, которые не ходят, не слышат и не говорят, узнают своих кировских гостей и улыбаются людям, которые приезжают дважды в неделю, чтобы поиграть с малышами и вынести их на прогулку. «В каком бы состоянии ни находился человек, он не должен сутками лежать под одеялом и видеть только стены и потолок, - убеждена Елена. - Кстати, непонятно, кто кого больше эмоционально заряжает в наших поездках: мы детей или дети нас. В Мурыгинском доме-интернате половина ребят не имеют возможности уйти в приёмную семью, поэтому их родственниками на какое-то время становимся мы. Кстати, наша работа с кровными родителями «особых» детей тоже даёт свои результаты, и это большое счастье, когда малыш уходит из интерната к родным маме и папе».

 

О розе в Новый год

Начальник управления опеки и попечительства г. Кирова Любовь Лобастова на Гражданском форуме была многолика: и как наставница, и как бывший директор интерната, и как глава управления. «Из четырёх «наставляемых» мною детей один во мне совсем не нуждается, второй нуждается редко и сам находит меня, если нужно, двум другим я помогаю и буду помогать, - рассказывает Любовь Михайловна. - И я прошу всех взрослых сознательных людей обратить внимание на эту тему: если вы можете помочь осиротевшим детям, сделайте это - во имя детей и для своего личностного роста. Нужно расширять рамки наставничества, должен быть банк кандидатов на наставничество, на региональном уровне следует принять нормативные акты, которые помогут развитию этих взаимополезных отношений».

 

Ещё одна история: Елена Драга, мама троих детей, увидала в воскресной телепередаче сюжет о мальчике, который ищет друга, и через два дня  была в интернате. Уже год они дружат. Подросток оканчивает девятый класс, со своей наставницей он обсуждает, куда пойти учиться дальше, как обустроиться в сиротском доме. «Вчера поздравил меня с днём рождения, - говорит Елена. - Я написала ему: «Спасибо, мой родной» - и сама удивилась: а ведь правда родной!»

 

Собственно, на этом и можно закончить: осиротевший ребёнок обретает взрослого друга, который считает его родным, - что может быть лучше? И пусть ведётся немало дискуссий о реформе системы сиротских учреждений и об устройстве детей в замещающие семьи, всегда были и будут малыши, которые домой никогда не попадут. Вот как одна девочка по имени Наташа. «Я некрасивая, поэтому меня никто не возьмёт», - сказала она при первой встрече своей наставнице Марине. А Марина взяла. Они дружили несколько лет. Наташа выросла, и в прошлый Новый год предложила своей взрослой подруге встретиться на Театральной площади. Марина немного задержалась, и когда прибежала, увидала, как Наташа разогревает дыханием розу, которую она принесла в подарок. А теперь представьте, сколько таких Наташ живут в детских домах и говорят строптиво: «К чужим тёткам ни за что не пойду!» Именно потому, что они очень-очень хотят, чтобы их «выбрали», чтобы в их жизни появилась такая чужая тётка, чтобы обняла, как родную дочку.

 

Кира РОМАНОВА.

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Вы нанимали для детей «профессионального» Деда Мороза?