Вторая молодость Николая Пересторонина – поэта, прозаика, публициста, лауреата премии имени А.И. Герцена

КУЛЬТУРА

19 марта 2018 177 0
На печать

 

С Николаем Васильевичем мы знакомы с давних пор. Вместе работали в одной газете, ходили на планерки, отмечали праздники, дни рождения. Вроде бы Коля - свой брат журналист, но всегда чувствовалось, что он - некая «вещь в себе». Особенно когда он читал свои стихи. Или смотрел задумчиво в одному ему видимую даль. И так хотелось тоже взглянуть на этот мир его глазами, глазами поэта...

 

- Николай Васильевич, поэтами рождаются или становятся?

 

- Это дар, который дается свыше, дар слова, стихосложения. Но без труда... Мне и Светлана Сырнева говорила, что очень много работает над стихом. Вряд ли я бы смог 24 книги написать только на одном вдохновении. Смысл, наверное, в том, что поэтами и рождаются, и становятся. Нельзя стать поэтом по заказу, это невозможно. Дар должен быть. Но чтобы не получилось, как в евангельской притче: господин раздал своим слугам таланты (монета такая была), и самым плохим из них оказался тот, кто в землю свой талант закопал. А все другие приумножили свои дары. Если дар есть, он должен развиваться, а это от человека зависит. Кто-то считает, что 95 процентов труда надо приложить, чтобы добиться успеха, кто-то -что 50 на 50. Но даже на занятиях литературного клуба «Молодость» мы говорим о том, что невозможно объяснить, почему у одного получаются хорошие стихи, а у другого - нет. Хотя он вроде все правильно делает: слога считает, ударения расставляет, теорию всю знает, но не поэт. Другой ничего не знает, а как пишет! Дано, и всё.

 

- А когда вы почувствовали, что дано?

 

- У меня отец умер, родственники приехали с кладбища. Я маленький еще был, четверо­клашка, сидел на кухне и что-то писал в тетрадку. Меня спросили, что я делаю, я сказал, что пишу стихи. Через несколько лет в «Комсомольском племени» напечатали моё стихотворение «Я ищу созвездие отца». Под впечатлением этой первой утраты написал.

 

- Николай Васильевич, вы сейчас руководите клубом «Молодость». Что это вам дает?

 

- У меня умерла Женя (жена)... Год вообще ничего не писал. И предложили вести занятия в клубе. Вечерами надо было себя чем-то занять, согласился и три года уже веду.

 

- Наверно, общение с молодежью помогает отвлечься от грустных мыслей?

 

- Для меня это вторая Молодость. В том смысле, что в 1972 - 1973 годах я сам в клубе «Молодость» занимался, а теперь вот уже третий сезон провожу занятия в качестве руководителя. Народ подобрался талантливый, жадный до общения и в то же время самодостаточный, со своими взглядами на жизнь и творчество. У многих есть опыт участия в семинарах, фестивалях и конкурсах, выступлений на самых разных площадках, таких, как «Маяковские чтения», «Табуретка». Елена Островская-Стародубова недавно заняла третье место на престижном конкурсе-фестивале в Москве. А Эдуард Просвиркин, Юрий Костин, Константин Шулятьев, Елена Коновалова, Александр Дёмышев выпустили свои книги. Александр уже член Союза писателей России, Андрей Аристов - тоже, его приняли по рекомендации Всероссийского совещания молодых литераторов.

 

- В клубе вы встретили свою будущую жену. И в этом смысле вновь обрели вторую молодость.

 

- В Евангелии сказано, что нехорошо человеку быть одному. Врагу не пожелаешь…

 

- Альманах «Вятка литературная» стал для вас еще одной отдушиной?

 

- Всю жизнь мечтал работать в толстом журнале, но что я сам буду когда-то его составлять, редактировать, даже и в мыслях не допускал. Сейчас уже третий номер собран. Денег, правда, нет, и мы решили электронную версию выпустить.

 

- Если не секрет, чему он будет посвящен и кто его авторы?

 

- Там будут поэты и прозаики, которых не было в первых двух номерах. Например, Андрей Логвинов. Возможно, у нас будет рубрика «Членский билет». В этом году у нас двух парней приняли из клуба «Молодость» в Союз писателей. Андрею Аристову прямо на 15-м съезде писателей вручили билет. Очень достойный прозаик, и песни, и стихи у него хорошие. Не случайные люди приходят в Союз писателей, и это радует. У нас на съезде был разговор о том, что много разных «писателей» напринимали и что чуть ли не чистку рядов надо делать. Василий Дворцов, секретарь союза, даже сказал, что надо какой-то барьер для графоманов поставить. Книгу сейчас может издать каждый, надо только спонсоров или деньги найти. А вот в толстом журнале не каждый напечатается. Он предложил в качестве «проходного балла» в творческий союз пять публикаций стихов и три - прозы. Причем под грифом Союза писателей России.

 

- А вообще союз нужен? Некоторые считают, что можно и без него обойтись. Ведь быть членом союза еще не значит быть писателем.

 

- Так вопрос не стоит. Он есть и будет: история его очень большая, 60 лет ему. У истоков стояли такие известные писатели, как Соболев, Михалков. Условия выживания союза были очень жесткие, и многие выступающие говорили: хорошо, что его удалось сохранить. Новым председателем правления Союза писателей России избрали Николая Иванова.

 

- Вас считают православным писателем. Это к чему-то обязывает?

 

- Безусловно. Чувство ответственности за всё. Потому что
«в начале было Слово, и Слово было Бог...». У меня несколько книг на эту тему есть. И про паломнические поездки. Просто я по-другому писать не могу.

 

- «Как мы дышим, так и пишем». У вас много разных наград, в том числе и православных конкурсов…

 

- Золотая медаль православного фестиваля в Пензе, премия Александра Невского, с Владимиром Крупиным её получали, он - первую, я - вторую. За книги «Молитва о Святой земле», «Будем как свечи». Может быть, поэтому меня и называют православным писателем. Орден Достоевского первой степени недавно получил.

 

- Премия имени Герцена…

 

- Кстати, я первый из кировчан её получил. За книгу «Дом на высокой горе». Открывает ее повесть «Обитель». До книги она была опубликована в нескольких журналах: «Русское эхо», «Литературная Пермь». Меня просили поменять название, так как роман Захара Прилепина так же называется. Прочитав его, я принципиально не поменял. Это совершенно разные вещи, у него - тюрьма, Соловки, батюшки в церкви дерутся. Русский писатель так писать не должен.

 

- От обилия наград, званий есть опасность «зазвездиться»?

 

- Да нет, столько лет их получаю, разве изменился? Могут в шутку друзья или любимая женщина «гением» назвать. У меня даже стихотворение об этом есть: «Она мне волосы ерошит ладошкой маленькой своей. Хороший, говорит, хороший. Я почему-то верю ей».

 

- Некоторые писатели живут по принципу «ни дня без строчки». А вы как?

 

- Замысел романа «Александровский сад» я два года носил в себе. Пришло время - я сел и написал. За семь недель. Был в отпуске как раз, никто не мешал. Как поэт начинал, сейчас пишу поэтическую прозу. Мне все равно какое-то вдохновение нужно, духовный толчок. Не могу писать в день по странице. Могу три дня не вставать из-за компьютера, день и ночь не спать.

 

- Как всегда, вопрос о творческих планах.

 

- Никаких. Недаром говорят: если хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах.

 

Интервью взяла Вера Ануфриева.

 

Досье

Николай Васильевич Пересторонин родился 1 декабря 1951 года в Кирове. Окончил факультет журналистики Уральского государственного университета. Служил в армии, работал слесарем на заводе имени Лепсе, фрезеровщиком на заводе «Маяк». Занимался в литературном клубе «Молодость». С июля 1973 года работал в редакциях областных газет «Комсомольское племя», «Кировская правда», «Вятский край».

 

Член Союза писателей России, член Союза журналистов России, заслуженный работник культуры России, член правления областной писательской организации. Лауреат премии Правительства России в области печатных СМИ, Международной литературной премии «Золотое перо», Всесоюзной премии имени Овечкина, Всероссийской литературной премии имени Н.А. Заболоцкого, Всероссийской православной литературной премии имени святого благоверного князя Александра Невского, областных премий имени А.С. Грина, О.М. Любовикова, Л.В. Дьяконова, общегородской премии «Мэри» за 2002 год, премии «Вятский горожанин», кавалер ордена Ф.М. Достоевского II степени, обладатель золотой медали православного фестиваля в Пензе и почетного знака «За заслуги перед профессиональным сообществом» православного фестиваля в Москве.

 

Автор книг стихов и прозы «Следы на снегу», «Снегопады двадцатого века», «Окно в Венецию», «Дорога на Иерусалим», «Молитва о Святой земле», «Повесть о земле Русской», «Дом на высокой горе»...

 

 

Из «Анкеты «ВК»

 

Возраст. 66 лет.

 

Родители. Валентина Николаевна и Василий Иванович Пересторонины. Свою земную жизнь они завершили, но у Бога все живы. 

 

Знак зодиака. Стрелец.

 

Образование. Высшее, окончил Уральский государственный университет, факультет журналистики.

 

Самое яркое воспоминание детства. 50 дней во Всероссийском пионерском лагере «Орленок» на берегу Черного моря.

 

Самое недавнее достижение. Премия правительства Кировской области имени А.И. Герцена.

 

Самый ценный совет, который вы получили в своей жизни. «В чём осудишь, в том и побудешь».

 

Какую цель вы ставите в своем нынешнем положении? Книгу стихов хочу выпустить. Посмотрел недавно - с 1993 года поэтических сборников не издавал.

 

Семейное положение. Женат.

 

Работа, о которой мечтали. Толстый журнал.

 

Первая книжка детства. «Малахитовая шкатулка» Бажова.

 

Любимое время года. Лето на Байкале.

 

Самое поразительное впечатление во время зарубежной поездки. Возвращение на Святую землю через 12 лет, в 2017 году, и снова в марте, когда цветёт пустыня. Всё вернулось: Галилейское море, Тиверия, Иерусалим, Иордан. Жили в Вифлееме, молились по утрам в храме Рождества Христова, выезжая потом в монастырь Герасима Иорданского, храм Марии Магдалины на Елеонской горе, к Мамврийскому дубу в Хеврон, в древнюю Севастию, к горе Искушений. В Иерусалиме случайно увидел из окна автобуса Владимира Крупина. Едва дождался остановки, побежал догонять. Радость беспредельная, обнялись. Он спрашивает: «Ты как здесь?» Я говорю: «С группой паломнической». А у него новый вопрос: «Вятские есть?» Конечно есть, как не быть. Ну, говорит Владимир Николаевич, побежали фотографироваться. А сам босиком, как в крестном ходе Великорецком…

 

Любимое блюдо. Мясо по-французски, приготовленной женой.

 

Любимый спиртной напиток. Коньячок.

 

Любимое место отдыха. Место впадения реки Юрьянки в Великую. А Байкал как позабыть, распутинские места в Иркутске?! А Адлер, Шапту, Йошкар-Олу, небольшой полустанок Николай-Дар в Нижегород­ской области! Как с весны начали с женой путешествовать, так и не смогли остановиться, проехав от Байкала до Чёрного моря. В результате получилась книга, «Путешествие в судьбу» называется. Текст мой, фотографии - Ленушки…

 

Любимый тост. Вятский: «За тя, за мя».

 

Книга, которую вы сейчас читаете. Валентин Распутин. «Что в слове, что за словом?».

 

Допустим, вы могли бы получить свой портрет от любого, самого знаменитого художника. Кого бы вы выбрали? У меня есть портреты, выполненные Александром Окуневым и Александром Мочаловым. Этого достаточно.

 

Самый памятный подарок, который вы получили в своей жизни? Фотокнига в единственном экземпляре «Это я в сердце своем берегу...», сверстанная и подаренная женой Еленой.

 

Ваше любимое место в Вятке. Александровский сад.

 

Ваше пожелание себе, стране, миру. Любви и благоденствия.

 

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Должен ли начальник отвечать за травмы, полученные подчиненным на производстве?