Врач-инфекционист Алексей Протасов: «Риск - часть нашей работы»

ОБЩЕСТВО

22 июня 2020 77 0
На печать

 

Больница «Лепсе» на сегодняшний день превратилась в большую карантинную зону. Стоило мне зайти на территорию, как тут же ко мне подошел полицейский - спросить, кто такая и зачем здесь.
Узнав, что я корреспондент и жду врача Алексея Викторовича Протасова, он разрешил мне остаться в зоне. Как только я приблизилась к приемному отделению, из окна мне махнул рукой, чтобы я отошла в сторону, врач в противочумном костюме. Наконец из больницы вышел Алексей Викторович. Видимо, после работы в «красной зоне»: слегка влажные волосы ежиком на голове.

 

- Пройдемте в чистую зону, - пригласил он меня.

 

Здесь врачи и медсестры переодеваются по утрам и после смены. В коридоре перед входом - стол с дезраствором и чистыми бахилами. Немного тревожно. Заходим в кабинет.

 

- Алексей Викторович, вам первому выпало помериться силами с коронавирусом. Первых пациентов доставили в инфекционную больницу в вашу смену. Страшно было?

 

- Все мы - люди, никто не хочет болеть или подвергать свою жизнь и здоровье близких опасности. Но риск - часть нашей работы. И ее надо делать во что бы то ни стало. Люди нуждаются в нашей помощи, и переживать, насколько это страшно или опасно, просто некогда. Приходится постоянно думать о пациенте, о том, как ему помочь.

 

- Первый случай вам, наверно, особенно запомнился?

 

- Да, тогда это было своеобразной сенсацией, сейчас пациентов много. Конечно, каждый случай по-своему уникален. Сейчас речь идет об эпидемии, массовом поступлении больных коронавирусом. И это становится, по существу, обычной работой, все вопросы решаются в рабочем порядке.

 

- Из всех кировских врачей вы отработали больше всего часов с зараженными COVID-19. Еще недавно, когда подводились итоги конкурса на лучшего врача-инфекциониста, на вашем счету было 999 часов, сейчас, наверное, за тысячу перевалило?

 

- Вероятно, я ведь их не считаю. Эти часы определяли по табелю рабочего времени. Как правило, в реальности находишься с больными намного больше. И это не только я. Все врачи, медсестры работают не считаясь ни со своим личным временем, ни с тем, что им поставят в табеле. А как иначе? Если пришел в медицину, то надо лечить людей, никто другой за тебя это не сделает.

 

Про конкурс я что-то слышал, но часы не отслеживаю, у меня нет для этого времени. Если обычный рабочий день начинается с семи утра, а то и раньше, и заканчивается глубокой ночью, то дежурство, бывает, растягивается на 48 часов и больше. Так что думать о каких-то конкурсах некогда.

 

- А как вы выдерживаете такое напряжение?

 

- Конечно, это сложно для всех. Мы же люди, а не машины. Те и то устают, ломаются. Стараемся любую свободную минуту использовать для отдыха. А дальше снова встаешь, идешь и делаешь.

 

- А семья ваша как к этому относится?

 

- Конечно, это сказывается на домашних. Со своими близкими сейчас я почти не вижусь. И в таком ритме работают многие медики.

 

Сейчас очень много внимания в прессе уделяется врачам. Безусловно, они на переднем плане борьбы с инфекцией, от правильности и скорости их решения порой зависит жизнь человека, судьба его окружения: кто-то заразится, кто-то - нет. Но работает одна большая команда: и медсестры, и младший медицинский персонал, а также провизоры. Без них лечение, помощь пациентам совершенно невозможны. Кроме того, работают вместе с нами и водители, и хозяйственная служба, которые также надевают костюмы защиты, идут в зону. И делают всё, чтобы пребывание больных здесь было достаточно комфортным, чтобы помощь им оказывалась адекватно, чтобы была налажена подача кислорода, а при необходимости можно было транспортировать больного на обследование. О них зачастую никто не говорит, а между тем ко Дню медицинского работника они имеют самое прямое отношение.

 

Панацеи нет

 

- Алексей Викторович, по вашему наблюдению, больше стало в Кирове случаев заражения коронавирусом или меньше? Довольно часто раздаются в городе сирены скорой помощи.

 

- Случаев заболевания, конечно, пока еще много. Одни районы области меньше пострадали, другие - больше. Сейчас пациенты, которые к нам поступают, не имеют конкретного эпидемиологического анамнеза, то есть они заразились, вероятно, во время посещения магазинов, поездки в автобусе. Нет такого, чтобы кто-то завез к нам вирус из-за границы. Это стало внутренней нашей инфекцией, нашей проблемой. Достаточно много тяжелых больных, к сожалению.

 

- Лекарств нет специальных?

 

- Лекарственное обеспечение есть, но нет такой панацеи, чтобы дал таблетку - и человек тут же выздоровел. В настоящее время поступил новый российский препарат для лечения коронавирусной инфекции - «Авифавир». Все мы, врачи и пациенты, надеемся на его эффективность.

 

- А как насчет аппаратов ИВЛ, хватает?

 

- Период, когда область находилась в режиме самоизоляции, дал время, чтобы больницы были переоборудованы и оснащены кислородом. В частности, в инфекционной больнице все палаты подключены к кислороду. А также и в других медучреждениях, на базе которых разворачиваются инфекционные госпитали для лечения коронавирусных больных, тоже сделана подводка кислорода.

 

- Если не секрет, почему вы из инфекционной больницы сюда перешли работать?

 

- В больнице скорой медицинской помощи замечательные специалисты, но опыта работы с инфекционными больными, а тем более с этой инфекцией у них нет. И моя роль здесь, как организатора-методиста, - научить их этому, передать опыт.

 

- То есть сейчас в этом большом здании только больные с коронавирусом?

 

- Да, но еще достаточно много свободных мест. Очень хочется, чтобы они остались свободными. Болезнь - всегда большой стресс для людей. Бывает, что заражаются и болеют новой коронавирусной инфекцией целыми семьями. Приходится зачастую быть и психологом. Кто-то спокойно относится к случившемуся, кто-то очень нервничает.

 

А есть ли коронавирус?

 

- Что бы вы посоветовали кировчанам: как уберечься от этой заразы на сегодняшний день, после периода самоизоляции?

 

- Прежде всего - избегать массовых контактов с людьми, придерживаться элементарных правил безопасности. Носить маски и перчатки в общественных местах, в магазинах, следить за чистотой рук. У большинства из тех, кто сегодня поступает к нам с коронавирусом, нет точного источника заражения.

 

- И ваш прогноз на перспективу?

 

- Сложно об этом говорить. Придется нам пока жить с этой инфекцией. Как долго? Никто не скажет. Если будет получена вакцина, ситуацию можно будет переломить. А пока каждый должен думать, как сберечь себя и своих близких. Есть, конечно, настрой в обществе у тех, кто с этой инфекцией не столкнулся, что нет никакого коронавируса, что это просто обман. Если бы эти фомы неверующие заглянули в палаты, где лежат больные в тяжелом состоянии, сомнений бы у них не осталось. Хорошо еще, что значительная часть пациентов переносят болезнь в легкой форме. Хотя ситуация во время болезни может меняться стремительно. Конечно, стараемся всем помочь. Но, к сожалению, не всегда это получается, иногда болезнь оказывается сильнее.

 

Сейчас болеет немало медиков. И большая часть этих врачей, медсестер, санитарок, выздоровев, вновь возвращаются на работу. У кого-то выработался иммунитет, у кого-то - нет, но все, кого я знаю, вернулись к своим обязанностям.

 

- Алексей Викторович, в канун Дня медицинского работника расскажите немного о себе. Как вы стали врачом, где учились?

 

- В Кировском мединституте, сейчас он уже университет. Все корни мои на Вятской земле, здесь моя малая родина.

 

- Когда пришлось столкнуться с пандемией, не пожалели, что выбрали профессию врача?

 

- Нет, просто я не представляю для себя другой профессии. Это моя жизнь.

 

- Свой профессиональный праздник где будете отмечать?

 

- Работать буду, наверное. Надо победить эпидемию, потом отметим...

 

 Вера Ануфриева.

 

Фото автора

 

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Ваш двор попал в федеральную программу благоустройства?

Читайте также