Возвращение блудного депутата. Дмитрий Никулин доставлен под конвоем в кировский следком

ПРОИСШЕСТВИЯ

15 апреля 2019 289 0
На печать

 

Давно ожидаемая и всё же сенсационная новость пришла 12 апреля из Следственного управления СК России по Кировской области. Задержан находившийся в розыске один из фигурантов уголовного дела по факту многомиллионного хищения у ООО «Электронный проездной» - депутат Кировской городской думы Дмитрий Никулин.

 

Он обвиняется в совершении пяти преступных эпизодов. По версии следствия, он в период с 2013 по 2017 год вместе с другими фигурантами дела - А. Ганьбой и А. Рыболовлевым, используя свое служебное положение, путем растраты, совершил хищение денежных средств в общей сумме более 37 миллионов рублей, принадлежащих ООО «Электронный проездной». Из них 7,3 миллиона рублей Никулин, как считают следователи, присвоил себе лично.

 

Осенью прошлого года Дмитрий Никулин неожиданно исчез, и с тех пор его местонахо­ждение оставалось неизвестным. Предполагали, что депутат мог выехать за границу, в частности называли Грузию.

 

В пользу последнего утвер­ждения говорило и появившееся в конце прошлой недели в сети Интернет видеоинтервью Дмитрия Никулина, в котором он пытался объяснить мотивы своих действий (текст интервью читайте на стр. 8). В предшествовавшем этому интервью обращении к землякам и своим избирателям депутат просил простить его за создавшуюся ситуацию и выражал надежду на возможность своего возвращения на родину. В самом же интервью такой вариант (добровольное возвращение) Никулин расценивал как крайне маловероятный.

 

Некоторое время назад руководитель Следственного управления СК России по Кировской области Айрат Ахметшин за­явил, что следователям известно, в какой стране скрывается беглец, и с органами власти этой страны ведутся переговоры о его выдаче.

 

В прошлом номере «ВК» мы предложили нашим читателям принять участие в опросе и ответить, верят ли они, что Д. Никулин вернется в Россию (полные результаты опроса - на стр. 2). Большинство из респондентов выбрали вариант ответа: «Он вернется, только если его в наручниках привезут в Киров сотрудники спецслужб». Читатели «Вятского края» оказались правы!

 

Как стало известно из официального сообщения, сотрудниками СУ СК России по Кировской области при оперативном сопровождении сотрудников УФСБ России по Кировской области депутат Дмитрий Никулин был задержан и уже доставлен к следователю Второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Кировской области для проведения необходимых следственных действий. В ближайшее время, по сообщению следкома, будет решен вопрос об избрании ему меры пресечения.

 

Дмитрий Никулин: «Прошу простить меня…»

 

Интервью беглого депутата

 

Обращение депутата Кировской городской думы («Единая Россия») Дмитрия Никулина:

 

- Здравствуйте, дорогие избиратели, друзья, родные. В октябре 2018 года я вынужден был уехать из родины. Так сложились обстоятельства. Вы дважды избирали меня, я чувствую свою ответственность перед вами. Рано или поздно в жизни каждого человека наступает осознание своих грехов и переосмысление пройденного пути. Я, единственно, хочу рассчитывать на честный и справедливый суд, и надеюсь, что когда-нибудь я предстану перед вами и честным судом и объясню мотивы своего поведения, своего бегства. Я оказался между двух огней, и у меня не было другого выбора, как поступить именно так. Всего доброго, еще раз благодарю вас за доверие и прошу простить меня, что меня сейчас нет рядом с вами и я не могу исполнять то, что мы с вами наметили, но очень надеюсь, мы скоро с вами увидимся.

 

Текст интервью Дмитрия Никулина

 

Журналист: Мы с Дмитрием познакомились в Тбилиси пару недель назад. Дмитрий пока еще депутат из Кирова и попал в достаточно сложную жизненную ситуацию. У него идет уголовное дело, человек в прямом смысле не знает, что делать. Но пару недель простого человеческого общения - и Дмитрий решил рассказать, как вообще в этой ситуа­ции что он планирует делать. Не знаю, может, кому-то этот рассказ поможет, кому-то будет полезен и в дальнейшем его избиратели, коллеги и друзья поймут, как все у него это происходило.

 

Расскажи, пожалуйста, как ты оказался в Грузии, что тебя привело, какие причины были, что ты здесь появился достаточно давно, и как у тебя все это было?

 

Дмитрий Никулин: Было, наверно, достаточно банально и прозаично, как и у всех. Работал на благо, во благо, старался, помогал инвалидам, сиротам, вплоть до того, что занимался помощью бездомным кошкам, собакам. Просто жил спокойной, нормальной, размеренной жизнью.

 

До моего отъезда, примерно где-то за год, за полтора, начали поступать предложения, со мной начали встречаться и предлагать непристойные, неприемлемые для меня вещи. Когда прошло некоторое время, я понял, что тучи сгущаются и сгущаются, и понял, что те предложения, которые были, - это уже не предложение, не шутка, это уже дошло до серьезных моментов. И в октябре месяце я принял решение уехать, дабы прошло какое-то время, чтобы я понял, что вообще от меня хотят и что происходит там. Поэтому я принял решение поехать в Грузию, потому что, во-первых, я давно очень мечтал побывать в этой стране, очень много читал про нее, про ее древние, старинные традиции, которые, я хочу отметить, до сих пор присутствуют, живы и в наше современное время. Поэтому мой выбор пал именно на эту страну, и в октябре 2018 года я пересек границу и оказался здесь.

 

Ж.: Тебе грозило заключение в СИЗО?

 

Д.Н.: Заключение не грозило, просто поступали непри­стойные предложения, которые идут вразрез с моим внутренним миром, с моим внутренним миропониманием, вообще с тем, что я есть внутри. Мне нужно было отъехать, обдумать некоторые моменты, потому что правда происходили очень некрасивые вещи.

 

Спустя два месяца после приезда сюда я из СМИ узнал такие вещи, что волосы дыбом встали. И такие посыпались обвинения из рога изобилия, что я сначала был в шоке. Не понимал, что происходит и со мной ли это происходит, правда ли это. Я не скажу, что я святой, но то, что пишут, там лжи очень много, и я не знаю, как с этим бороться и как этому противостоять. В информационном пространстве то, что я читаю, у меня создается твердое понимание, что шансов нет. Шансов нет на справедливый суд, шансов нет вообще доказать то, что мне приписывают. В большей части я вообще не осведомлен, я даже не знаю, о чем речь.

 

Первый путь - если все-таки поехать, тут 50 на 50: докажешь - не докажешь. У меня очень большие сомнения, что я предстану перед честным судом. А второй путь - остаться здесь и доказывать свою невиновность на расстоянии, дабы сохранить свое здоровье, жизнь, в конце концов.

 

Ж.: Теперь я задам вопрос уже непосредственно про твое уголовное дело. Достаточно много написано в интернете, следствие все по полкам разложило, тебя обвиняют в том, что вы в организованной группе лиц вывели порядка 20 млн. рублей. Часть денег уже «повешена» на тебя - следствием установлено, что это ты. Также в Интернете написано, что это обвинение основано только на показаниях двух лиц, которые дали показания, я не знаю, честно - не честно, их потом выпустили под домашний арест. Просто скажи объективно, честно: что, там происходили действительно эти события?

 

Д.Н.: Безусловно, дыма без огня не бывает. Я, безусловно, погружен в эту тематику, потому что ранее работал на предприятии, о котором идет речь. Но все процессы начали происходить после моего увольнения. И, без­условно, говорить то, что я не в курсе или впервые слышу, только что прочитал, - нет, это, конечно же, неправда. Я знаю ситуацию, но то, что пишут, - я не знаю, как на это повлиять, оправдаться во всем том, в чем пытаются в мое отсутствие меня погрузить.

 

У меня нет слов, потому что на самом деле это очень тяжелое обвинение, непростая ситуация, непростой момент, и для меня в жизни это первый случай, первый урок. Я очень надеюсь, что будет какое-то справедливое решение. И многие моменты, которые сейчас пытаются показать и представить так, что только я и только во мне все эти причины, это, конечно же, не так.

 

Ж.: Расскажи об этом. Ты приехал сюда, оказался в шоке, совершил кучу типичных ошибок, которые тоже делать не нужно. По пунктам можешь просто рассказать.

 

Д.Н.: По пунктам. В первое время сразу пытался устроить свой быт. Сразу старался придумать какие-то заработки, работы, бизнеса. Конечно, сейчас я понимаю, что рано, ошибочно. Но что делать. Надо устроить свою жизнь. Как-то у меня получилось именно так, потому что я очень боялся, что через какое-то время не на что будет кушать, и хотел те маленькие копейки, которые были с собой, как-то приумножить и, позанимавшись какими-то делами, понять, смогу ли я здесь вообще дальше заниматься какими-то этими моментами.

 

А по моему делу все очень просто. Все процессы начались после моего увольнения. Потом, когда я с этого предприятия перешел работать на другие предприятия. На одном из предприятий была в миллионы раз больше «оборотка», и, глядя сейчас со стороны на происходящие вещи, я просто действительно очень боюсь и переживаю: а не придумают ли еще что-то там? Я знаю, что я работал там по совести, и, кроме зарплаты и каких-то бонусных моментов по результату кварталов, года, по контракту я не получал ничего. Но, глядя на происходящие сейчас процессы, я понимаю, что тот, кто работает, если человек действительно работает, то ошибки найти можно даже в правильных поступках и в правильных делах, нужно только очень захотеть.

 

Почему я решил не дожидаться каких-то серьезных последствий? Потому что моих бывших коллег именно в октябре месяце заключили под стражу, посадив в СИЗО, где спустя два месяца они, как пишет следствие, полностью изобличили меня, во всем признались, все рассказали. Я только могу догадываться, что происходило за эти два месяца с ребятами в следственном изоляторе. Можно создать такие условия, что человек подпишет все, что угодно, на себя, против себя, против кого бы то ни было. Прежде всего мы все живые люди, каждый боится за свою жизнь, за жизнь своих родных, близких, и неизвестно, какие могут поступить предложения. Поэтому я не осуждаю своих бывших коллег.

 

На самом деле у людей, которые попали в такую трудную ситуацию, есть два пути. Первый - поехать обратно домой, на родину, и доказывать свою невиновность. Или признавать там в каком-то формате, или доказывать, если уверен, что будет чест­ное правосудие, принципиальное следствие, что все будет на букве закона основано. Не каждый вынесет разлуку с родиной. Все равно тяжело. Я не буду лукавить, там могилы предков, там друзья, родные, близкие, отношения с которыми сложились за многие-многие годы жизни. Здесь все-таки хорошо, но хорошо там, где родился, наверное, там и пригодился, как говорят. Здесь бегать не надо. Не надо уходить в подполье. Смысла вообще нет прятаться. Ходить бояться патруля, в кафе посидеть бояться - но это не жизнь уже. Это какие-то крысиные бега. Ну вот можно в горы уйти. Я посмотрел фильм замечательный «Дата Туташхиа» - можно уйти, стать абреком и, в общем-то, бегать до конца дней.

 

Второй путь - надо пойти и получить «беженство». То есть заявить о своей невиновности, о своем преследовании незаконном и сказать, что я опасаюсь за свою жизнь. И действительно пойти тогда по второму пути, но надо понимать, что, если закон примет решение, что да, ты до­стоин убежища и этого статуса беженца, - значит, нужно понимать, что ты здесь остаешься, возможно, навсегда. Потому что у тебя не будет возможности доказать там свою невиновность. Там злое следствие сделает все, чтобы эти статьи разбухли, как каша в кипятке.

 

Ж.: В одной из статей про тебя я читал комментарии вашего руководителя следственного комитета, полковника господина Ахметшина, который заявил в кировских СМИ, что твое местонахождение установлено, что это Грузия. Что следствием киров­ским уже решен вопрос, что ты будешь здесь задержан - на территории Грузии. Как гражданин Грузии, я только могу сказать, что ни один полковник в России не имеет права решать, как будет происходить твоя жизнь здесь, на территории Грузии. Здесь суверенное государство демо­кратическое. Вообще, будут ли тебя задерживать и будут ли тебя экстрадировать - это будут решать компетентные органы именно Грузии, но не полковник из Кировской области.

 

Д.Н.: Для меня это заявление тоже было очень обескураживающим. Но по этому заявлению у меня какой-то холодок пробежал, что сейчас приедут специальные ребята, секьюрити, вычислят место проживания по телефону, дадут хлороформ понюхать - и за руки в машину, в багажник. Я уже всякое у себя в голове крутил, то, что заявление очень серьезное и очень уверенное. Очень преждевременно. Но я хочу сказать и подчеркнуть, что такие заявления я связываю со своим политическим видом деятельности. У меня больше ощущений, что здесь больше политики, нежели экономики. Поэтому, если я буду уверен в том, что там независимо и не будет никаких давлений, меня не будут заставлять делать то, что противоречит моему вну­треннему миропониманию, конечно же, я поеду. Я не хочу сказать, что в Грузию невозможно не влюбиться, но родина все равно там, где ты родился. И все равно тяжело будет. Если мне не оставят выбора, следственные органы и дальше будут продолжать заниматься информационным прессингом меня, если этот каток будет наращивать скорость, я не вижу смысла ехать, потому что я поеду туда в послед­ний путь и в один конец. Билет в один конец, и там у меня не будет ни здоровья, ни возможности потом создать семью, ни возможности вообще просто жить. То есть я поеду просто попрощавшись здесь, я буду понимать наверняка, что это путь в один конец.

 

Ж.: Я на самом деле очень рад был с тобой познакомиться. Было классное, честное, откровенное интервью. Просто желаю, чтобы у тебя сложилось ровно так, как ты сам себе задумаешь. Я надеюсь, может, в Кировской области что-то произойдет, ты пойдешь туда. Если сложится здесь - чтобы ты здесь доказал незаконность своего преследования. Желаю тебе удачи в жизни.

 

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Должны ли уволить из полиции сотрудника, сбившего «пьяного мальчика»?

Читайте также