«Вятский лён» не возродится. В Кировской области остался только «Вятский квас»...

ЭКОНОМИКА

11 февраля 2019 126 0
На печать

 

Хотелось бы напомнить читателям о событии, которое состоялось не так давно, в самом конце прошлого года. Речь идет о так называемой большой пресс-конференции Президента РФ Владимира Путина.

 

Конечно, о ней уже было много написано, а официальные каналы разбирали ее по косточкам. Но там, помимо общих и злобо­дневных вопросов, прозвучал один, который, как нам кажется, не мог не заинтересовать жителей Кировской области. Речь идет о проблеме, которую поднял журналист Сергей Маров из вологодской газеты «Звезда».

 

В своем обращении к главе государства региональный журналист задал вопрос о судьбе последнего в стране НИИ, занимающегося льноводством. Институт сегодня, как сообщил он, находится в состоянии ликвидации. С его «смертью», похоже, исчезнет в целом вся отрасль, которая в былые времена составляла славу России.

 

- Традиционный вид производства в России - лён. Это всегда было нашей фишкой, это было нашей гордостью, - согласился с жителем Вологды президент и пообещал разобраться с проблемами института и отрасли в целом.

 

Жаль, что кировчане на этот раз могли бы только повторить свой вопрос о «Вятском квасе»: в очередной раз на пресс-конференцию от Кировской области поехал Владимир Маматов. А ведь они имели полное право присоединиться к вопросу вологодского журналиста. Тема льна для нас, жителей Вятского края, не чуждая. Еще не так давно на возрождение производства и переработки льна в регионе делались высокие ставки. Была даже целая программа под названием «Вятский лён». Может, стоит вспомнить не такую уж и далекую историю и извлечь из нее уроки?

 

Остался в прошлом

Выращивание льна всегда было традиционным видом вятского сельского хозяйства. Его расцвет приходится на XVIII - XIX века. Но и в XX веке губерния, а потом область была в числе лидеров льноводства. В 1913 году она даже занимала первое место в России по «льняным площадям».

 

В советское время региональное льноводство также не было в загоне. К уборке этого растения привлекали даже школьников и студентов.

 

А вот в постсоветский период отрасль, впрочем, как и все вятское земледелие, пришла в упадок. Посевные площади, отводимые под лён, сокращались. Сельхозпредприятия, которые ранее специализировались на его выращивании, либо исчезали, либо переходили на другие виды растениеводства.

 

Однако вплоть до 2006 года отдельные «динозавры» среди сельхозпредприятий все же сеяли у себя по несколько десятков гектаров льна. Так, ОАО «Лён» из Арбажского района посеяло в 2006 году целых 50 га. Но, похоже, это были предсмертные судороги предприятия, шедшего к своей кончине уверенной поступью. После этого о возделывании данной культуры в Кировской области ничего не известно. И сегодня льном засевается от силы 400 га всех возделываемых площадей.

 

В настоящее время выращиванием льна занимаются в 26 регионах России. Крупнейшими производителями льноволокна являются Смоленская, Тверская, Омская области и Удмуртская Республика. А вот Кировской области в числе лидеров нет. Площади, засеянные этой культурой, не входят даже в перечень основных показателей развития сельского хозяйства региона. Видимо, в силу их мизерности.

 

- К началу XXI столетия льняной комплекс региона был представлен 50 предприятиями, занимающимися производством льна-долгунца, восемью перерабатывающими предприятиями. В настоящее время производством льна-долгунца сельскохозяйственные предприятия региона не занимаются, так как это экономически невыгодно. Наиболее весомыми основаниями прекращения льноводческой деятельности в регионе послужили отсутствие устойчивых рынков сбыта, пришедшая в негодность материально-техническая база, требующая полной замены, - цитирует ответ ТАСС министерства сельского хозяйства и продовольствия Кировской области.

 

Современный аграрный комплекс Кировской области полностью приспособлен под нужды молочного животноводства, на которое сделана главная ставка в развитии аграрной отрасли. К тому же характер господдержки предприятий АПК дает преимущества в основном крупным сельскохозяйственным холдингам, построенным по принципу «от поля до прилавка».

 

Как следствие, даже фермеры на Вятке нынче льном не только не занимаются, но и не будут заниматься, так как культура эта капризная, для возделывания трудоемкая, а господдержка при этом невелика.

 

Впрочем, нельзя не вспомнить о том, что буквально год назад на Всероссийском агрономическом совещании в Москве директор Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Петр Чекмарев пообещал льноводам значительную господдержку. Предполагалось, что в 2018 году затраты на посевы льна-долгунца и технической конопли будут субсидироваться по ставке 10 тысяч рублей, а затраты на строительство и модернизацию льно- и коноплезаводов могут быть компенсированы до 50%. Хотя, повторюсь, для Кировской области эта информация была неактуальна.

 

Ярко вспыхнул, бесславно скончался

После преодоления кризиса, вызванного дефолтом 1998 года, и смены политического руководства страны российские регионы, где традиционно было развито сельское хозяйство, стали искать пути выхода из экономического тупика, куда их загнали либералы-рыночники.

 

Как вспоминал бывший губернатор Кировской области Владимир Сергеенков, в 1997 году рентабельность аграрной отрасли была отрицательной и составляла -37%. То есть на каждый вложенный рубль аграрии получали 37 копеек убытка.

 

В этот непростой период Кировская область решила сделать ставку на развитие льноводства. Так в 2003 году появился проект «Вятский лён». Его можно назвать последней попыткой реанимировать этот умиравший вид сельхозпроизводства.

 

По словам Владимира Сергеенкова, сама идея возобновить в регионе выращивание и переработку льна появилась не в рабочих кабинетах кировских чиновников. Она пришла из-за рубежа.

 

«Два крупных швейцарских банка, занимающихся проблемами сельского хозяйства, заинтересовались российским льном, - пишет бывший губернатор в своей книге «Охота на губернатора». - Установили контакты с московским холдингом, связанным с льняной тематикой. В орбиту интересов холдинга и зарубежных банкиров попали три региона: Кировская, Смоленская и Калужская области. Основная доля инвестиций (это прогнозный вариант) предполагалась для кировчан. Область могла получить три миллиарда долларов».

 

И завертелось. В правительстве в авральном режиме верстался бизнес-план программы. А «полуграмотные журналюги из желтой прессы», как обозвал бывший губернатор главреда «Вятского наблюдателя» Сергея Бачинина, устроили вокруг проекта истерику.

 

К слову сказать, публикация в «Вятском наблюдателе» от 5 января 2003 года была вполне выдержанной и содержала обоснованные сомнения в реалистичности очередного правительственного «прожекта» и надежности иногородних интересантов. В ней подробно была проанализирована деятельность главного потенциального инвестора - ОАО РАО «Роснефтегазстрой» и сделан вывод о сложном финансовом положении компании. На основании этого успех мероприятия показался журналистам неочевидным. И «ВН» оказался прав.

 

В феврале 2003 года ИА «Регнум» с помпой сообщало о подписании соглашения между правительством Кировской области и РАО «Нефтегазстрой» по финансированию программы «Вятский лён». В апреле того же года это информационное агентство приводит слова Владимира Сергеенкова, что «Кировская область выиграла тендер на программу «Русский лён», согласно которой в ближайшие 5 лет в развитие выращивания и переработки льна в области будет вложен 61 млрд. рублей». А уже в сентябре все тот же «Регнум» с грустью информирует читателей: генеральный директор компании «Нефтегазстрой» Иван Мазур заявил, что ему вообще ничего не известно ни о каком «Русском льне» и о многомиллионных инвестициях в этот проект.

 

«Мы ничего не знаем о такой программе, и денег таких у нас нет. Нам бы кто дал сто миллионов», - цитирует Мазура ИА «Регнум». В итоге - ни спонсора, ни денег, ни проекта. Всё «накрылось медным тазом».

 

По словам Владимира Ниловича, во всем этом было виновато Правительство РФ. Именно там не захотели предоставить налоговые льготы швейцарским банкам, которые были инициаторами проекта. И они от вложений в лён отказались. Подпортили отношения с финансистами и чиновники из Смоленской и Калужской областей. Их нерасторопность в части подготовки документации «подорвала доверие инвесторов к регионам».

 

И уж никак на провал проекта, если верить бывшему губернатору, не повлияло то, что руководство «Нефтегазстроя» усиленно выводило активы за рубеж, где топ-менеджеры планировали начать новый бизнес, не обремененный обязательствами, о чём писал «Вятский наблюдатель».

 

Таков был бесславный финал нашумевшей попытки возродить льноводство в Киров­ской области. И сегодня уже только толстые папки ар­хив­ных дел напоминают об этой истории. Само же льноводство на Вятке «приказало долго жить». А нужно ли его возрождать?

 

Нужно ли возвращать прошлое?

В принципе, у Кировской области есть всё, чтобы успешно заниматься возделыванием льна: нужный климат, пустующие земельные угодья, люди, проживающие в сельской местности и нуждающиеся в работе. Но, как вы сами понимаете, сегодня этого недостаточно.

 

В реалиях постиндустриальной эпохи важны не потребности, а инвестиции.

 

Государство напрямую вкладывать деньги в развитие отрасли не будет. Единственное, на что может рассчитывать производитель, - господдержка в виде субсидий. Остается частный инвестор, который решит вложить деньги в возделывание и переработку льна. Но такой бизнесмен прежде всего оценит рынок и его перспективы.

 

Главными потребителями льняного сырья сегодня являются совсем не российские предприятия, а текстильная промышленность Китая. При этом требования к качеству сырца высокие, а его конкурентом выступает французский лён. Франция уже давно является лидером в его производстве. Для этого там используется самое современное оборудование, позволяющее получать высокосортный продукт.

 

Применительно к Кировской области это означает следующее. Фактически возделывание льна нужно будет начинать с нуля. Старое оборудование, если таковое где-то и сохранилось, использовать не получится, так как оно не дает необходимого качества продукции. Значит, потребуются очень большие организационные за­траты и значительные расходы на приобретение современной техники.

 

Свой сегмент рынка придется отвоевывать в условиях жесткой конкуренции. А это увеличивает время окупания инвестиций.

 

Привлечь кредитные средства, конечно, можно, но, как жалуются многие бизнесмены, сегодняшний банковский процент носит «заградительный характер». Он высок и чаще всего превышает рентабельность производства. Льготные же кредиты получить сложно.

 

Вот и выходит, что государство в отрасль не идет, а частник не спешит вкладываться в бизнес, перспективы которого выглядят сомнительными.

 

Зато рынок молока понятен и перспективен. И у Кировской области здесь наработан хороший опыт как в селекции дойного стада, так и в технологиях кормления бурёнок, после чего их продуктивность повышается. Так стоит ли возвращаться к прошлому, если время его ушло? Ведь даже в ведущих льноводческих хозяйствах России в по­следние годы наблюдается снижение посевных площадей.

 

Сергей СМОЛИН.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Удалось ли решить проблему нехватки мест в детских садах в Кировской области?

Читайте также