В тихом омуте браконьер не водится. Интервью с майором полиции Юрием Харитоновым

ОБЩЕСТВО

29 июля 2019 129 0
На печать

 

Никто, наверно, так не знает о рыбной ловле и о тех, кто любит поживиться в этом процессе «на халяву», как сотрудники кировской транспортной полиции. В частности, те, кто как раз и стоит на страже водных ресурсов Вятки. Теперь лето, а значит, на малые и большие водоемы вышли, как на разгуляй-поле, все, кто занимается незаконной добычей (выловом) рыбки. Река становится большим «плацдармом»: кому - подспорье для семейного бюджета (прокормить бы семью да на штаны заработать), кому (и их становится больше) - просто времяпрепровождение с друзьями, этакий рыбный азарт: наловить воз стерляди да «потравить» стражей порядка - мол, не они тут хозяева жизни!

 

Река еще порой и как книга: на ней познаются человеческие характеры, она делит людей на друзей и врагов, а в последнее время - совсем не по-писаному - становится к тому же весьма опасной. Словом, мораль изменилась.

 

Об этом мы и говорили с начальником линейного пункта полиции в речном порту г. Кирова майором полиции Юрием Харитоновым. Сам он в работе с браконьерами не новичок: служит в системе правоохранительных органов с 2001 года, а вот непосредственно борьбой с водными преступниками занимается около 13 лет.

 

- Юрий Михайлович, начнем с морали: кто всё-таки на реке хозяин?

- Смотря с какой стороны судить. Раньше, к примеру, когда я начинал службу, все было проще. Увидел «шалуна», помахал рукой - иди, мол, дружище, ко мне. А он - без слов подходит, подплывает с повинной головой и признает: не прав, виноват, не судите строго и т. д. Мы составляли в спокойной обстановке по 5 - 6 административных протоколов за день.

 

С годами все изменилось. Нам, сотрудникам полиции, работать стало намного сложнее. Нарушители сейчас хитрее, наглее, изощреннее, грамотнее во всех отношениях. Чтобы уличить браконьера, надо применить много сил и средств. Теперь приходится, что называется, идти в ногу со временем. Например, иногда становимся и настоящими артистами - «косим» под мирных, сонных рыбаков.

 

- И как? Браконьеры верят в театральное «действо»?

- Они же тоже заранее готовятся: в свои мешки кладут железяку, камень, кирпич. В случае нашего появления поклажу с рыбой и соответственно с грузом скидывают.

 

- Если браконьеров подразделить по социальному признаку, кто чаще незаконно орудует на реке?

- Знаете, простых людей, которые ради хлебушка ловят рыбку, меньше. Они же понимают: штрафы стали существенно больше. Задержат, а чем потом расплачиваться?

 

Зато увеличилось число людей обеспеченных, богатых, для кого рыбалка не просто удовольствие - посидеть с удочкой на ранней зорьке. Для них это азарт, как охота: кто больше добудет рыбы. Их ведь и визуально определить несложно: на «крутых» лодках, мощных, чтобы лихо скрыться. Такие и бензина расходуют во много раз больше. У них и вязаные сети стоимостью от 10 тысяч и выше.

 

- Кстати, о сетях. Например, на кировских рынках их продают свободно. Это как, по закону правильно?

- Использовать сети запрещено на всей территории России. Не разрешается ввозить в РФ и синтетические (это контрабанда). Проводятся рейды, сети изымаются, но… брешь в законе существует. Подойдите к торговцу, он скажет: «У меня бабушки покупают их для ограждения территории для кур, скота...» Тут надо думать тем правоохранительным структурам, которые непосредственно работают с частными торговыми предпринимателями.

 

- Итак, раннее утро. Вы увидели в прибор ночного видения: кто-то тайно ведет незаконный лов рыбы и запрещенными средствами. Ваши действия?

- Увидеть и подъехать - этого мало. Надо убедиться, что на реке действительно находится браконьер. Сейчас - лето, лодок на реке много. Простые рыбаки сидят, на спиннинги ловят.

 

Браконьеры же стараются быть подальше от глаз. Выезжают ночью. Когда увидишь их, надо распределить свои собственные силы и технические возможности. Понять, откуда выехали, куда могут скрыться, какой мощности мотор у лодки и сможем ли в случае их бегства догнать нарушителей.

 

- Да уж. Почти как на государственной границе…

- Конечно, даже снимаем на видео: им же доказать надо, что они - нарушители! А далее - оформляем документы. Если находимся вблизи города, вызываем оперативно-следственную группу. Как и принято в таких случаях, берем объяснения, изымаем орудия лова, сети, рыбу как вещественное доказательство.

 

- А ее-то как оформляете?

- Тоже непростой процесс. Рыбку надо описать, взвесить, упаковать в специальные плотные полипропиленовые мешки, чтобы не было протечки и запаха, опечатать и положить в холодильник до вынесения решения суда или иного административного наказания. А затем рыба как вещдок подлежит уничтожению.

 

- Юрий Михайлович, вы сказали, что браконьеры стали наглее, агрессивнее. Приходилось сталкиваться с фактами их неадекватного поведения?

- В моей практике случались и неприятные эпизоды. Кто-то с острогой накидывался (это наподобие вил с несколькими зубчиками). Грозил: не подходите, мол, прикончу тут же! Другие ножичком размахивали. Ну а еще одна категория, о которой уже говорили, «крутые», - намекают на большие связи. Так и говорят: «Завтра ты работать уже не будешь, один звонок - и всё, твоей служебной карьере конец!» Разные люди в экстремальной ситуации ведут себя по-разному. Кто-то просто от растерянности, страха пытается убежать. Смотришь на них, и даже смешно становится: как дети, ей-богу…

 

- Вспомните: за все время вашей практики был ли кто-нибудь из браконьеров реально осужден?

- Такой один случай. У человека не было денег, чтобы уплатить штраф. Он согласился вместо принудительных работ (не захотел) пойти за решетку на месяц. К тому же был ранее судим. А ему тюрьма - как дом родной.

 

- И всё?

- Всё. В основном платят исправно штрафы, а они сейчас не маленькие. Так, за один килограмм стерляди такса составляет 4572 рубля, щуки, сома, сазана - 952 рубля. При этом размер и вес рыбы на величину таксы не влияют. А потому многие просто отказываются от браконьерства - себе дороже получается. Они так, впрочем, и говорят: «Все равно же попадемся, а денежки на дорожке не валяются. Одна стерлядка не стоит того, чтобы семейный бюджет страдал». Вот и статистика подтверждает: в прошлом году у нас было зарегистрировано 28 преступлений, нынче за полугодие - 10.

 

- Значит, правда ваша работа не пропадает даром?

- Знаете, мы же дома практически не находимся: в рейдах по 4 дня. Приезжаем, оформляем документы, отчитываемся - и снова на реку. Там, считайте, вся жизнь.

 

- Юрий Михайлович, а какие районы наиболее криминальные в браконьерском отношении?

- Это раз на раз не приходится. В прошлом году в преступно-браконьерской круговерти на воде «светились» котельничане, жители Орловского, Юрьянского районов. Нынче - мурыгинцы, жители Гирсово, Лебяжья.

 

- Вы уже знаете по временам года: кто и какие незаконные орудия лова использует?

- Как правило, весна-лето - традиционно сети. Осенью рыба становится ленивой, малопо­движной, выходит на теплые, маловодные участки реки. Тут браконьеры острогами орудуют, как на гарпуны насаживают добычу.

 

- Еще мы забыли об одной сложности, которая добавилась в вашей работе, - о технических средствах оповещения.

- К сожалению, век прогресса - тут уже никуда не денешься. Если задержали одного нарушителя, то через мгновение о том будет знать вся река: где и в каком месте работает инспектор. У них в мобильниках «забиты» группы - тут же сообщают.

 

- А за время вашей службы попадались ли женщины-браконьеры?

- И не раз. Они хотя бы менее агрессивны, спокойны, даже в меру тактичны.

 

- А наша область по показателям на каком месте?

- Во всяком случае, не на последнем. Учитывается протяженность участка, который мы обслуживаем: 530 километров до Вятских Полян, штатная численность, техническое оснащение. Так что не «гремим» - просто работаем. И профилактические меры дают результаты.

 

- А сами-то, Юрий Михайлович, вы рыбак?

- Боже упаси! Не рыбак и рыбалку не люблю! Даже речную рыбу ни в каком виде не употребляю! Меня мама приучила с детства к жареному минтаю с луком. Вот его обожаю.

 

Беседу вёл А. ВЯТКИН.

Фото пресс-службы Кировского ЛО МВД РФ на транспорте.

 

Кстати…

Статья 256 Уголовного кодекса РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов. К этому в том числе относится вылов рыбы запрещенными способами и средствами. Наказание за такое преступление предусмотрено в виде штрафа в размере от трехсот до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательных работ, либо исправительных работ, либо лишения свободы до двух лет.

 

Кроме того, лица, привлекаемые к уголовной ответственности по вышеуказанным основаниям, обязаны возместить имущественный вред, причиненный незаконным выловом рыбы, который рассчитывается согласно таксам, утвержденным постановлением Правительства РФ от 3 ноября 2018 г.

 

При исчислении ущерба, причиненного водным биоресурсам в запрещенные для осуществления рыболовства периоды или в запрещенных для этого районах, дополнительно к таксам учитываются 100 процентов суммы за экземпляр (килограмм) соответствующего вида.

 

Как сообщила помощник кировского транспортного прокурора Юлия Окатьева, недавно по приговору мирового суда судебного участ­ка № 49 Юрьянского района гражданину К., незаконно выловившему стерлядь в количестве трех штук в запрещенные сроки и в запрещённом месте, назначен штраф - 20 тысяч рублей в доход государства. Помимо этого, с гражданина взыскано 27 тысяч 432 рубля из расчета 4572 рубля за каждый экземпляр рыбы. А поскольку все производилось в неположенные по закону сроки, такса увеличена в 2 раза, поэтому рыбак заплатил за каждый «хвост» вдвое больше.

 

Всего за прошедшее время 2019 года суды Кировской области рассмотрели 6 уголовных дел. Везде прозвучали обвинительные приговоры.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Нужен ли Кировской области Молодежный парламент?