В «Бессмертном полку» - связист Бритвин. К 75 годовщине Великой Победы

ОБЩЕСТВО

16 марта 2020 202 0
На печать

 

Любовь Бритвина, дочь фронтовика, в редакцию «ВК» собиралась позвонить давно, да всё руки до телефона не доходили. К тому же думала: отца, Александра Елизаровича, давно нет - и кому теперь будет интересным боевое прошлое военного связиста? Сомнениями поделилась с братом - Алексеем Александровичем. А он, как постоянный подписчик «Вятского края», строго  сказал: «Иди, расскажи о нашем папе, он достойный человек, труженик, воспитал с мамой, Александрой Ефремовной, девять детей. Все вышли в люди, никто не опозорил семью...»

 

Так наша героиня и оказалась в редакции. Принесла и единственное фото военных лет, на котором ее отец со своим другом. Иных в семейном архиве не оказалось: не любил Александр Елизарович вспоминать о войне, а там, на фронтовых путях-перепутьях, не всегда имелась возможность сделать снимок - на счастливые «птички» из объектива везло не каждому бойцу.

 

В Юденках

 

…В маленькой деревушке Юденки Тарасовского сельского совета Даровского района, где и было-то чуть более 20 дворов, все жители как на виду. Многодетная семья Бритвиных, пожалуй, самая заметная. Александр был первым ребенком. Его мама рано вышла замуж. Когда отец Александра умер, ей, дабы поднять детей, вести хозяйство, снова пришлось вступить в брак.

 

Когда появились другие братишки и сестры, мал мала меньше, - по существу, все заботы легли на плечи старшего, Саши. Он не отчаялся. Как мог, помогал поднимать на ноги подрастающую ребятню. И не подозревал, что через какое-то время сам повторит судьбу матери: тоже станет многодетным родителем, продолжит свой крестьянский род уже в другом поколении. А было это еще задолго до 1941 года…

 

- Первый мой братик, Иван, появился на свет в 1934 году, - рассказывает Любовь. - А всего нас в семье было девять, я последняя, самая младшая.

 

В деревне все работы хороши, на вкус не выбирали, не привередничали. Куда пошлет бригадир колхоза, туда и шли: жили-то дружно, почти одной деревенской семьей. Как вспоминает Любовь Александровна, папа работал счетоводом. Должность, по колхозным меркам, престижная, а потому, как самого грамотного и толкового, его вскоре избрали председателем сельского совета. Мама же, Александра Ефремовна, была доярочкой, телятницей. Уходила спозаранку, чуть свет (доили-то вручную). Сами фляги с молоком грузили на телеги, навоз убирали. Сено, корма для коровушек тоже сами раскладывали.

 

- Домой приходила - рук не чуяла, - говорит Любовь. - А надо же было и детишек накормить, обстирать... Но братишки и сестренки, как мне рассказывали, рано научились сами за собой ухаживать, друг за дружкой приглядывали, нянчили малышей. В деревне ведь всегда так было: труд - во главе угла. А дети рано взрослели, умели сызмальства всё делать: таков удел деревенских ребятишек!

 

Сорок первый…

 

Война, как и всякая беда, в дома однодеревцев пришла, скорее - ворвалась адской бестией, с воем женщин и единоголосным страшным междометием: «О-о-о-й!..» Они-то, деревенские бабы, понимали: мужиков заберут - а им как жить, детишек на ноги поднимать?

 

- К тому времени моя мама была беременна четвертым ребенком, - говорит Любовь Бритвина. - А 24 июня 1941 года уже пришла повестка из даровского райвоенкомата. В дом постучали, и почтальонка, не глядя в глаза маме (так она потом рассказывала), сунула в руки серовато-желтый листок казенной бумаги: «Распишись, Шура, здесь...»

 

Мужиков провожали всей деревней. Стояли несколько подвод.

 

Александра Ефремовна молча обнимала мужа, он же, как и другие мужики, пытался подбодрить любимую жену:

 

- Шурочка, я через год вернусь. Мы этих гадов в пух и прах разобьем и придем с победой! И дом достроим, и еще малышей нарожаем.

 

Война для сержанта Бритвина затянулась на четыре с лишним года.

 

Без связи - как без глаз

 

Более тридцати лет пишу о фронтовых судьбах. Не раз приходилось рассказывать и о военных связистах - незавидная служба, тяжелая, и, увы, малоприметная. Много ли фильмов снято о фронтовых буднях людей, от которых зависела очень важная и ответственная работа - быстрое, надежное и бесперебойное восстановление связи? Как-то полководец Победы Георгий Константинович Жуков признавался в своих военных мемуарах, что связисты - не только уши, но и его глаза.

 

Помню, как ветераны-связисты вспоминали: «Cрок жизни на фронте полкового связиста краток: при ожесточенном артиллерийском или минометном обстреле противником наших позиций и налетах пикирующих бомбардировщиков, когда солдаты прижимаются к стенке окопа или скрываются в блиндажах, зачастую рвется связь. И командир, которому в такие моменты связь жизненно необходима, требует ее немедленного восстановления. Вот и вылезает связист из окопа под бомбы и мины, чтобы отыскать место разрыва и срастить порванную линию связи. И часто уже не возвращается…»

 

По льду ползком

 

Сержант Александр Бритвин служил командиром отделения связи управления второго дивизиона (882-й минометный полк) 333-й стрелковой дивизии, сформированной в августе 1941 года в г. Камышине. Как говорит Любовь Александровна, отец не любил рассказывать о войне. Но иногда, подняв в День Победы тост за своих сослуживцев, мог и пооткровенничать. Один эпизод из его военной биографии дочь помнит до сих пор.

 

…Как-то ночью Александра Бритвина вызвал к себе командир. Без приказной интонации в голосе, как это водилось, сказал:

 

- Завтра я должен, понимаешь, ДОЛЖЕН продвинуться примерно вот сюда, - и показал два населенных пункта на карте. - Что можно сделать в плане организации связи? Подумайте. Я несколько минут подожду.

 

Принимая решение, он знал, что резервов средств связи на этом участке нет. События развивались не по плану, и действовать надо было немедленно, не давая опомниться врагу. Рискуя остаться совсем без резерва, связист предложил задействовать роту тяжелого кабеля как единственную возможность обеспечения наступательного броска.

 

Итак, ночь на исходе. Радиосвязь в порядке. Срок установки телефонно-телеграфной связи со старым временным пунктом управления приближался. Тяжелый кабель должны были вести со стороны разминированной ледовой переправы.

 

На спинах и на носилках - тяжелющие барабаны с толстым черным кабелем. Каждый шаг мог стать последним, а они упорно двигались вперед по ледовому полю смерти. Вроде бы ничего необычного не происходило, но каждый нет-нет да и как бы невзначай оглядывался на вереницу следов, тянущихся с левого берега на правый, - успели, задачу выполнили, связь установили!

 

- Как было написано в наградном листе, под сильным огнем врага подразделение сержанта Бритвина 19 раз (!) восстанавливало поврежденную связь, обеспечив непрерывное управление огнем минометного полка, - вспоминает дочь связиста. - За эту операцию его наградили медалью «За отвагу».

 

За время Великой Отечественной сержант Александр Елизарович Бритвин был дважды ранен, но в отпуск не отпускали. После выздоровления - тут же в строй: связисты на войне были на вес золота!

 

Закончил войну в Будапеште (Венгрия). Домой вернулся лишь осенью 1945 года: их подразделение хотя и не задействовали в боевых операциях, но по-прежнему использовали для налаживания бесперебойной связи с командирами различных формирований.

 

В тылу - как на войне

 

В деревне, где остались старики, женщины да малые дети, не жили - выживали. Дочь фронтовика помнит и рассказы мамы, Александры Ефремовны. Как она по околицам и задворкам собирала со старшими детьми крапиву и лебеду: приходила весна, для них - радость. Из травяной кашицы пекли лепешки, тем и «набивали брюхо» (выражение Любиной мамы).

 

- Выручали щавель, луговой лук, которые собирали, как только сходил с полей снег, - говорит Любовь. - Да и коровка-кормилица помогала голод пережить.

 

Когда отец вернулся с войны, началась другая жизнь. Пусть и тяжелая - запущенное хозяйство требовало мужских мастеровитых рук, но семья знала: теперь в доме хозяин появился, а значит, они стали еще крепче!

 

Разные судьбы

 

Люба Бритвина окончила среднюю школу. Как самой младшей, ей, возможно, и повезло. Время настало другое: окреп колхоз, подросли братья и сестры. Кто стал строителем, другие уехали в различные города, там обрели семьи, нашли хорошую работу. Однако большинство  остались на родной земле.

 

После профессионального училища и вечернего техникума Люба пришла работать на завод «Сельмаш». Трудилась там более 40 лет, и до сих пор помогает своему предприятию, не отказывается ни от какой работы, которую предложат.

 

- У папы после войны болели руки и ноги, - говорит Любовь Александровна. - Сказались его фронтовые пути-дорожки: поползай-ка с катушкой по болотам, оврагам… Уже в зрелом возрасте он ходил с костылями. Мама за ним как за ребенком ухаживала: любила сильно! Да и мы не забывали. Папа не кичился наградами (у него есть и медаль «За взятие Будапешта», и другие). Не выпячивал себя на разного рода торжествах, митингах - такой скромняга был! Умер в 73-м, похоронен в Даровском. Конечно, постоянно ходим на могилку. А как же? Это очень-очень достойный человек. Для нас - настоящий герой!

 

В День Победы сын связиста Бритвина - Алексей, проживающий в Даровском, регулярно идет в «Бессмертном полку». Считает, это его долг перед отцом, прошедшим дорогами Великой Отечественной и вернувшимся домой живым…

 

Александр ШИРОКОВ.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Нужен ли региональный закон, запрещающий продажу газовых зажигалок детям?