Учить по-русски!

ОБЩЕСТВО

30 июня 2015 639 1
На печать

         Не податься ли в бега?
         К президенту страны старообрядец Леонид Михайлович Шалагинов из котельничской деревни Осинки обращается не впервые. Два года назад он сообщал В.В. Путину об уходе православных из деревень Шарьинского района Костромской области, которые тем самым хотели спасти детей от напасти ювенальной юстиции. «Женщины и дети несколько дней жили у нас, мужики искали пристанище, - рассказывает Леонид Михайлович, - звали и нас с собой, ибо и у нас напряжёнка со школой -  удалённость её, отсутствие транспорта, а главное - никчёмность знаний, даваемых современным бездуховным образованием. Мы не поехали, и, видимо, зря. Теперь задумываемся - не податься ли и нам в бега для сохранения семьи?
        В нашем крае, впрочем, как и по всей России, права верующего человека не защищаются, несмотря на заявления об этом в Конституции, и статья 28-я не работает для православных старообрядцев».
Началась эта история в 2009 году - Леонид Шалагинов написал обращение в департамент образования Кировской области, копию отправил и в соответствующее министерство.
       «Мы, крестьяне Леонид Михайлович Шалагинов и Татьяна Леонидовна Скорина, просим оградить нас от посягательств на наши права и права нашего ребёнка, дочери Марии, со стороны чиновников от образования, которые выражаются в стремлении к обучению детей только в очной форме, согласно навязываемому нам договору между школой и родителями, где повторное обучение в форме семейного образования в случае неуспеваемости не допускается, - писал осинковский старообрядец. - Наше положение усугубляется тем, что мы живём в шести километрах от села, где расположена школа. Мимо нашей деревни рейсовый автобус Орлов - Котельнич проходит по утрам только в понедельник и в субботу. И я хотел просить директора школы составить расписание уроков так, чтобы главные предметы - математика, русский и немецкий языки, литература - приходились на понедельник и субботу. Но тут я узнаю, к великому сожалению, что Юрьевская школа переходит на пятидневку и начальные классы по субботам учиться не будут. А мы без регулярной координации знаний в школе вряд ли сможем качественно подготовить дочь к аттестации. Убедительно просим вернуть школе шестидневную рабочую неделю, этого хотят и учителя». Напомню, датировано письмо 2009 годом.
        И школа, ознакомившись с данным обращением, своего отношения к нему никак не выразила, это подтверждает и автор послания.

        Обречённые на гибель? 
        Леонид Шалагинов - человек, безусловно, образованный. Он цитирует на память Михаила Булгакова, выписывает газеты и журнал «Русский дом» и прочитывает их с первой страницы до последней, с особенной горечью следя за публикациями, в которых рассказывается о поддержке европейскими организациями крошечных школ в какой-нибудь сельской глубинке. «Кремлёвские власти предержащие, - констатирует старообрядец, - преимущественно городские жители, они глухи к страданиям погибающего крестьянства. Они смотрят на село сквозь сухую статистику: выгодно-невыгодно. Но сейчас, когда правительство области всё-таки озабочено восстановлением села и привлечением сюда молодых сил, надо и школе смотреть на деревню как на источник жизни на земле. Необходимо вернуться к устоям традиционно-русского крестьянства или хотя бы не мешать желающим заниматься сельским хозяйством во славу Божию».
         Не знаю, как на село вообще, а на послания из вятской деревеньки Осинки почтового отделения Юрьево в Москве реагируют очень быстро, и ответы присылают подробные, не отписки ради.
К примеру, заместитель директора департамента государственной политики и образования М.В. Гончар в деталях расписал, что департаментом рассмотрено обращение Леонида Михайловича Шалагинова по организации домашнего обучения его дочери Маши. Если пересказать депешу из Москвы своими словами, выглядеть это будет примерно так: ребёнок начиная с 18 лет вправе сам выбирать место для учёбы и форму получения образования. А пока ребёнок мал, это за него решают родители. Но при этом они обязаны обеспечить детям получение основного общего образования - 9 классов - и создать условия для получения полного общего образования - 11 классов. И ещё - в каждом регионе вправе принимать собственные нормативно-правовые акты, в том числе и по семейному образованию.
           Семейное обучение Леонид Шалагинов считает наиболее предпочтительным даже не потому, что на него, как он однажды узнал, должны выделяться деньги родителям обучающегося. Дело в том, что светскую школу он считает бездуховной, а значит - бесовской. О чём и сообщил начальнику управления Западного образовательного округа Виталию Предеину. А перед этим обращение «о нарушении прав законных представителей обучающейся Марии Шалагиновой» было рассмотрено специалистами регионального департамента образования совместно с управлением образования Котельничского района. Обсудили все отцовские претензии и все вопросы, касающиеся образования девочки. Чтобы получилось «с учётом потребностей и возможностей личности» - как прописано в российском законе. Оказалось, права ни родителей, ни ребёнка не ущемлены и не нарушены. 
         В селе Юрьево есть школа, в которой могут обучаться дети из близлежащих деревень. В этой школе в форме семейного образования до недавней поры училась и Маша Шалагинова, и с 2007 года с родителями девочки заключали договор. 
Правда, Леонид Михайлович выражает несогласие с одним из его пунктов - о недопущении повторного освоения учащимся общеобразовательных программ в форме семейного обучения, то есть, по-простому, на второй год в «семейной» школе не оставляют. И если ребёнок не справился с тестами и годовыми контрольными работами, значит, родители не дали ему дома качественных знаний, не справились со своими педагогическими обязанностями, не выполнили  условия договора со школой.
         А что же Маша Шалагинова? Маше повезло и не повезло. Повезло в том, что живёт она в экологически и духовно чистой деревне Осинки, что у неё есть папа и мама, которые заботятся о её воспитании во всех отношениях. А не повезло в том, что школа её находилась от дома далеко и добираться туда следовало по абсолютному бездорожью. Ещё не повезло в том, что на её глазах происходят бесконечные распри между родителями и школой. 
«Все мои доводы о никчёмности современного светского образования очевидны, - убеждён Леонид Михайлович. - Рукоделие и молитва насущная - вот необходимость каждого человека во всех временах и во всех народах, а уж потом необходимые для бытия науки: арифметика, родной язык, чтение, чистописание, счетоводство, черчение, медицина, астрономия, рисование. Меня воспринимают с досадой или даже как тяжелобольного человека и заставляют выполнять невыполнимое». А про устав школы Машин папа говорит: «Галиматья». С чем, конечно, ни директор Юрьевской сельской школы, ни начальник управления Западного округа, ни начальник районного управления образования не согласны, и правильно - школа-то хорошая.
        «Но мы пошли навстречу семье Шалагиновых, - пояснил мне в телефонном разговоре начальник районного управления образования Николай Подлевских, - и оформили Машу в Спицынскую среднюю общеобразовательную школу пос. Ленинская Искра на обучение в форме семейного образования.
        Хотя и там не исключены конфликты, и дело даже не в школе. Папа Маши Шалагиновой - очень своеобразный, глубоко верующий человек. Например, он считает, что учителя-женщины не имеют права носить брюки». 
Ещё Леонид Михайлович настаивает на денежной выплате за семейное обучение дочери и ссылается на Закон об образовании и приложения к нему. «Законодательством Кировской области компенсация за получение образования в семейной форме не предусмотрена», - поясняет Николай Николаевич Подлевских. Это, если по-простому, денег в казне нет. И ни начальник районного управления образования, ни директора всех школ Котельничского района, а может быть, и всех школ Кировской области, в этом точно не виноваты.

        Утренняя молитва
        Вот уже много лет по утрам старообрядец Леонид Шалагинов читает молитву: «Господи, вразуми власть нашу, начальников и чиновников, наставь их и нас, грешных, на путь истины, добра и справедливости».
        Ещё просит Христа спасти Спицынскую школу и всех учителей её. Хотя... «Ситуацию, которая возникла с образованием дочери, - убеждён Леонид Шалагинов, - я рассматриваю не как издевательство над нами, а как изуверство, что означает крайнюю, дикую жестокость, защищённую светскими законами. Жестокость всеобщая и есть результат отрицания Бога и нежелания трудиться на земле и заниматься ремёслами». Для восприятия неподготовленным умом непривычно, конечно.
       А ещё он мечтал бы восстановить в русских школах православие дониконианского периода с изучением Домостроя, сделать образование двух- или трёхступенчатым с изучением земледелия, скотоводства и ремёсел. Ещё - убрать ювенальную юстицию, вернуть летнее время и возродить традиции русского крестьянства. 
И обо всём этом он пишет в Москву, спрашивая напоследок: «Господин президент, как нам быть?» И будет ждать в своих Осинках ответа. 
Ирина КУШОВА."Вятский край. Пятница"

ТЕГИ

Комментарии

1 комментарий
  • Basyaher

    28 ноября 2015 08:07

    Здарова!!! http://arsfasad.ru/kak-priobresti-molot-tora-v-moskve.html тор молота отзывы боли внизу живота какой на вкус молот тора молот тора купить в иркутске
    Ответить

Оставить свой комментарий

Нужны ли профсоюзы в современной России?

Читайте также