Темнокожий врач из Африки успешно акклиматизировался в Кирове

ОБЩЕСТВО

19 ноября 2018 1025 0
На печать

 

Как-то раз в разговоре со мной главный врач Кировской горбольницы № 2 Ирина Морозова сказала, что у них, в детской поликлинике, работает доктор, выходец из Судана.

 

- Приехал в Киров, женился, дети родились, да так и остался здесь. Сейчас трудится врачом - травматологом-ортопедом. И отзывы о нем самые хорошие. Вот о нем можно бы и написать.

 

Я ухватился за эту мысль. Самому было интересно - как выходец из африканской страны вдруг прижился в наших северных краях? Но написать о нем получилось не сразу. И дело было не только в отсутствии времени для этого. Что-то, в чем еще не до конца отдавал себе отчет, мешало приступить к реализации задуманного. Что-то маячило на заднем плане сознания, создавая непонятный фон. И вдруг я понял, что мешает. А мешает мне то, что я совершенно не знаю, что собой представляет Африка. Школьные знания из географии почти забылись, а на ум приходят только строчки из Корнея Чуковского:

 

...В Африке акулы,

В Африке гориллы,

В Африке большие

Злые крокодилы

Будут вас кусать,

Бить и обижать, -

Не ходите, дети,

В Африку гулять.

 

А еще, кроме злых крокодилов и Чуковского, вспоминалось, что там живут негры и что один из них был «арапом Петра Великого» и предком Пушкина. Это - навскидку. Думается, для многих Африка ассоциируется с такими же воспоминаниями. Нужно ли говорить, что о людях, которые живут в африканских странах, мы знаем до смешного мало?

 

Избавился от многих предрассудков

В поликлинику, где работает Хамедто Омер Абдельрахман Ахмед, я пришел незадолго до окончания приема врача. Не хотелось, чтобы нашему разговору что-то мешало.

 

В кабинете я увидел африканца. Нельзя сказать, что типичного. Они представлялись мне с более темным цветом кожи. У этого же она была как кофе с молоком. Нет, конечно, черты негроидной расы все же просматривались, но не так сильно, как я ожидал. Удивило и достаточно хорошее владение русским языком. Знаю, что для многих он оказывается сложным для освоения. И очень часто иностранцы так и не могут свободно общаться на нем. А здесь почти никаких проблем. Только изредка мой собеседник как бы задумывался и было видно, что он пытался перевести на русский фразу, которая пришла ему на ум на родном наречии.

 

Представился сам.

 

- А как вас называть, доктор? Из четырех имен есть собственное имя, фамилия?

 

- У нас нет фамилий, как у вас. Хамедто - это мое имя, Омер - имя отца, Абдельрахман - деда, а Ахмед - родовое.

 

- Сколько вам лет?

 

- Тридцать два, - сказал Хамедто, улыбаясь. Африканская улыбка вообще уникальна. Белые зубы на фоне темной кожи кажутся белее, а широкие губы придают ей особую мягкость.

 

- А с какого времени в России?

 

- С 2005 года, - немного поколебавшись, видимо припоминая точное время, ответил он. - Сначала учился в Ивановской медицинской академии, потом проходил специализацию в Ярославле. Сюда, в Киров, приехал к товарищу, но встретил здесь свою будущую жену. Так и остался. А сейчас родилась двойня, им по восемь месяцев, куда поедешь? Да и жена здесь работает. Она получила экономическое образование.

 

И разговор постепенно начал налаживаться. Особенно после того, как мы оба вспомнили, какую помощь в свое время оказал Советский Союз африканским странам. Для меня было открытием, что там об этом не только не забыли, но и помнят и передают эти воспоминания потомкам.

 

Кстати, Хамедто припомнил, что принять решение об учебе в России ему помогли кадры о пусках ракет комплексами «Искандер». В Африке до сих пор уважают тех, кто может противостоять американцам, к которым там не питают симпатии.

 

И все же о России африканцы, как выяснилось, имеют самое скудное представление.

 

- Знаете, что на первых порах меня поразило больше всего? Весна. Мы приехали зимой, когда у вас уже везде был снег. Думали, что он вообще никогда не тает. Что и лето у вас такое же, снежное. А тут весна, и он начал сходить. Это очень удивило.

 

- Сильно мерзли?

 

- Было, конечно. У нас там средняя температура - 40 - 45 градусов. Если ниже опускается, уже говорят, что холодно, и шапки надевают. А сегодня, когда я туда в гости приезжаю, сам удивляюсь тем, кто в шапках ходит. Хотя Судан - он разный по климату. Говорят, на севере, где пустыня, по ночам тоже бывает по-настоящему холодно. И на востоке, в горах.

 

Сам Хамедто родился и жил до отъезда в Россию в городе Омдурман. Это второй по величине город Судана. Поэтому считает себя городским жителем. И еще говорит, что есть сильное различие между теми, кто живет в городе и сельской местности (если к суданской провинции вообще применимо такое понятие). И нравы, и обычаи различаются. К тому же в Судане сосуществуют несколько племен. Одни из них африканского происхождения, другие - арабского. Соседство с Египтом дает себя знать.

 

Впрочем, есть и общая черта. Несмотря на то что официальной религией считается ислам, в быту чаще всего люди руководствуются традициями, нежели религиозными нормами.

 

- Меня в России первое время сильно удивляло, как одеваются ваши девушки. Непокрытая голова, мини-юбки, открытые предплечья рук - у нас так не принято. Еще странно было видеть, как много женщин работают. Кто кондуктором, кто продавцом, кто еще кем-то. В Судане они либо трудятся учителями, либо занимаются с детьми. А вообще у вас очень много красивых девушек, - сказал он и тут же широко улыбнулся. Вот и пойми - всерьез он говорит или с долей юмора.

 

- К нашей пище долго привыкали? - интересуюсь.

 

- Долго. Первое время, пока жили вместе (с теми, с кем Хамедто приехал из Африки), еще готовили что-то свое. Примерно с полгода. Потом пришлось привыкать к тому, что едят все. У вас большое разнообразие продуктов и блюд. У нас такого нет. Мне нравятся ваши твердые сыры и творог. В Судане сыр напоминает ваш адыгейский, а творога вообще нет. Плов нравится. Это хорошо, что у вас со времен Советского Союза осталось такое разнообразие национальных блюд.

 

Самым забавным своим заблуждением, вынесенным из Африки, Хамедто считает убеждение, что в России говорят на английском, а не на русском. До сих пор вспоминает, как, прибыв сюда, обратился в магазине к продавцу по-английски. Это в Иванове-то. Рассказывает об этом и улыбается. Даже слегка смущенно.

 

Сейчас для суданца уже многое позади. Былые заблуждения, представления и убеждения. Он уже успел освоиться в Кирове. Правда, говорит, что здесь еще холоднее, чем в средней полосе России. Зато ему нравится, что область очень большая, а сам Киров расположен на холмах.

 

- Это впечатляет, когда едешь из Нововятска по Советской, потом по Ленина - и открывается вид на город, расположенный на возвышенности. Очень красиво. В Иваново и Ярославле такого нет.

 

Оказались не нужны на Родине

Перед нашей встречей я не ставил себе задачи говорить на медицинскую тему. Но и обойти ее оказалось нельзя. Оно и понятно - студенты из Африки едут к нам учиться не потому, что им так просто захотелось. Континент нуждается в квалифицированных специалистах. Государства платят за их обучение. И платят немало. Поэтому, очевидно, рассчитывают на то, что они вернутся в «родные пенаты». А здесь все наоборот. Человек
остался в России и не только не думает ехать обратно в Судан, но и намерен получить российское гражданство и работать здесь до конца жизни.

 

- Неужели в Судане не нужны врачи?

 

- У меня такое впечатление, что не нужны. Выпускники медицинских вузов из Вьетнама, других стран без проблем с российским дипломом начинают работать у себя в стране. Нужно только месяц-другой, чтобы познакомиться с больницей, где придется работать, и всё. А у нас надо получить подтверждение твоей специальности, пройти много ступеней бюрократической лестницы, прежде чем тебе разрешат работать. Очень много трудностей.

 

- Означает ли это, что население у вас здоровое?

 

- Конечно, нет. Врачи-травматологи очень востребованы. Много переломов шейки бедра. Чаще всего люди от этого умирают, даже в молодом возрасте. Моя соседка получила перелом голени. Умерла. Хотя здесь ее могли бы вылечить. Мой ровесник после перелома остался хромым. А травматологи не могут найти у нас в стране работу.

 

Видно, что эти воспоминания даются собеседнику нелегко. Переживает.

 

И всё же в России он не чувствует себя чужим. Во многом этому способствует хорошее отношение к нему пациентов. Так, на сайте «Нововятск.рф» одна из женщин, побывавших у него на приёме, написала: «Хочу выразить благодарность врачу - травматологу-ортопеду Хамедто Омеру А.А. за его профессионализм, а также за внимание и чуткое отношение к ребенку! Несмотря на то что прием был уже в конце рабочего дня врача, осмотр был, прямо скажем, доскональный, было подозрение на патологию, и доктор сходил и сам договорился с тем, чтобы нам сделали рентген вне рабочего графика. Наша суровая отечественная медицина, к сожалению, приучила нас к тому, что таких чудес и таких врачей не бывает. Очень рада, что в нашей поликлинике есть!»

 

- Когда я читаю такие отзывы, хочется работать еще лучше, делать для людей что-то хорошее, - заметил доктор Хамедто.

 

А еще есть у него мечта - стать оперирующим врачом. По его словам, он очень уважает тех, кто работает в кировском Центре травматологии, ортопедии и нейрохирургии. Люди там не только стоят в операционных, но и ведут прием. Ему не раз приходилось встречать пациентов, в карточках которых он находил фамилии врачей центра.

 

В завершение разговора Хамедто признался мне, что его впечатлила смелость главного врача горбольницы № 2 Ирины Морозовой, которая не побоялась взять иностранца к себе на работу.

 

- Вы не подумайте, что я так говорю из-за каких-то бонусов для себя. Я на самом деле так считаю.

 

Сергей СМОЛИН.

Фото автора

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Можно ли верить обещанию администрации г. Кирова о том, что все дети с 3 лет получат места в детсадах?

Читайте также