«Шпион обнаружен!» О жизни и службе в Кировской области героя-ракетчика, сбившего самолет Пауэрса

ОБЩЕСТВО

17 декабря 2018 119 0
На печать

 

Об этом эпизоде в истории нашей страны теперь помнят немногие: 1 мая 1960 года в небе над Свердловском советские ракетчики сбили американский самолёт-шпион, пилотируемый лётчиком Пауэрсом. Это сделали бойцы Уральского военного округа, к которому тогда относилась и Кировская область. Среди участников события, удостоенных государственных наград (медали «За отвагу»), - Иван Зиновьевич Денисов, тогда капитан, командир батареи зенитно-ракетного дивизиона.

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1960 года за успешное выполнение боевого задания правительства по защите неприкосновенности Советского Союза и уничтожение самолета, углубившегося на его территорию с вражескими целями, орденами и медалями был награждён 21 человек. «Правда», «Красная звезда», газета Уральского военного   округа «Красный боец» рассказывали о военных, поместили фотографии, журналисты приезжали в часть и брали интервью.

 

Накануне Дня ракетных войск в кировском Музее воинской славы открылась экспозиция, посвященная кемеровчанину Ивану Денисову, ставшему вятским. Представлены его личные вещи, редкие архивные документы, переданные дочерью Ивана Зиновьевича - Ириной Тетериной.

 

Мы встретились с Ириной Ивановной, и я попросил рассказать об ее отце, о годах службы, связанных с событиями 58-летней давности, а также - на Вятской земле. Кстати, о многих подробностях этой странички жизни на закрытом режимном объекте, расположенном в глухих кировских лесах, я услышал впервые...

 

О сибирском характере

- Мой отец - сибиряк, родился в деревне Малопесчанка Мариинского района Кемеровской области. Деревня и сейчас существует - побывала там в прошлом году. Местный житель помог отыскать дом предков. Добротный пятистенок с небольшим палисадником и воротами в ряду таких же старых, но ещё крепких и обитаемых изб. Я взяла землю, отнесла на могилу папе...

 

В 1951 году отец окончил Томское ордена Красной Звезды зенитное артиллерийское училище. Его направили служить в Забайкальский военный округ. Оттуда во время Корейской войны (1950 - 1953 гг.) он попал в Китай на китайско-корейскую границу и прослужил там полтора года. Рассказывал, что брали только добровольцев, неженатых и черноволосых. На границе всех переодели в китайскую военную форму, в ней они и ходили.

 

Жили в землянках. Было сыро, стали выпадать волосы: просыпался, а подушка оказывалась чёрной от них. Рассказывал, в какой нищете жили китайцы: приходили в расположение части и рылись в помойках. Зенитчики охраняли стратегический мост через пограничную реку, уничтожали американские самолёты, воевавшие на стороне Южной Кореи. Над их головами нередко проходили воздушные бои, в которых участвовали наши и американские самолёты. Одновременно советские офицеры передавали опыт китайским коллегам, были военными советниками. За выполнение интернационального долга папу наградили медалью.

 

Тот самый май-60...

- В 1960 году отец в звании капитана занимал должность командира второй батареи первого зенитно-ракетного дивизиона 57-й зенитно-ракетной бригады. Я расскажу так, как слышала от него. Дивизион стоял на боевом дежурстве - обычное дело. Был тёплый день, группа офицеров грелась на солнце. Раздался звук сирены - сигнал тревоги. Посмеялись: «Ну, начальство и в праздник не отдыхает». Приняли тревогу за учебную, но в установленное боевым регламентом время все были на местах. Началась обычная работа: установление параметров и сопровождение цели. Спустя время стало известно: цель не учебная, а боевая. В небе над Уралом - настоящий вражеский самолёт. Через 15 лет после войны в это было трудно поверить! Поступила команда: «Цель уничтожить», а затем: «Пуск!» На экране локатора появилась вспышка. Было около 9 часов утра.

 

Мама тоже вспоминала тот день по-своему. Отец обещал приехать домой на 1 Мая, ждала его. Зашла соседка, пригласила к телефону (телефонные аппараты были тогда в одной-двух квартирах). Папа позвонил, предупредил: не может приехать, а на следующий день сказал маме: «Слушай радио, о нас говорить будут».

 

 На родине о нем писали  местные газеты, бабушку приглашали на собрания, наградили грамотой за воспитание достойного сына. А когда папа приехал в Мариинск, его приняли в почётные пионеры.

 

После этого события отец получил рекомендацию в Калининскую военную командную академию ПВО (позже ей было присвоено имя маршала Жукова).

 

Сухоборка - объект секретный!

- Несколько лет назад в вятской прессе появилась якобы сенсация: в Слободском районе около посёлка Сухоборка на карте «Яндекса» обнаружили «таинственный объект», какие-то постройки. Оказалось, остатки воинской части, остатки моего детства.

 

После окончания академии папу направили служить в нашу область, где располагалась           101-я гвардейская зенитно-ракетная бригада войск ПВО (воинская часть 83295). Все шесть дивизионов бригады были призваны обеспечивать защиту стратегических ракет, а также предприятий оборонно-промышленного комплекса города Кирова. Стоял наш дивизион в тайге, ближайший населённый пункт - Сухоборка.

 

Я училась в Сухоборской средней школе с 4-го по 7-й класс. Мои одноклассники - дети лесорубов, водителей лесовозов - почему-то называли нашу часть зоной, а нас - зонскими. Впрочем, относились местные к нам нормально. Нас, шесть офицерских детей-школьников, везли на занятия в кабине боевой машины, потом мы переправлялись через реку на лодке с вёслами, управлял ей сержант (папа назначил его постоянным сопровождающим). После переправы шли пешком. Весной и осенью - в резиновых сапогах по грязи. Сержант провожал нас до школы, возвращался в часть, а через несколько часов снова ехал в Сухоборку - встречал нас в школе и вёз домой. Кроме того, он должен был получать на почте газеты и письма для части. За исполнение этих обязанностей был освобождён от нарядов. Я думаю, такая служба нашим сержантам нравилась: всё же выход из леса «в свет». Сержанты, отслужив, увольнялись в запас, к нам прикрепляли новых.

 

И запах берёзовых дров

- Военный городок - маленькое поселение, разделённое надвое: жилая зона для офицерских семей и воинская часть. В сухом сосновом лесу - четыре холодных щитковых дома, по обеим сторонам - берёзовые аллеи. В каждом - по четыре однокомнатные квартиры, где жили семьи офицеров. У всех земельный участок - огород, жёны офицеров выращивали овощи, цветы.

 

 Все квартиры отапливались дровами. Отец сам их колол, складывал в поленницы и меня учил. До сих пор люблю запах берёзовых дров и умело складываю их на даче. Воду брали из единственной на весь городок колонки, иногда в сильный мороз она замерзала.   

 

Ещё в части была баня, куда раз в неделю ходили солдаты и семьи офицеров. Маленький домик - теплушка-топочная, через дверь - комната-раздевалка с лавками и с крючками на стене, из неё через дверь - помывочное отделение: пять душевых установок вдоль стены. На полу лежали деревянные решётки. Топил баню по субботам и воскресеньям дежурный солдат. Сначала в неё шли женщины с девочками, потом мужчины с мальчиками, затем - солдаты.

 

На продуктовом складе получали масло, крупы, сахар, а также вкуснейший хлеб, из Юрьи, из солдатской пекарни. Можно было брать тушенку, сгущёнку, мясо - свинину из подсобного хозяйства. Расчёта деньгами не было: солдат-завскладом записывал всё в журнал, ежемесячно из жалованья офицеров вычитали деньги за продукты.

 

Жёнам офицеров негде было работать. Однажды командование разрешило им поступать на военную службу в части, где служили мужья. Мама тоже надела форму: освоила специальности телефониста и планшетиста.

 

Запретной для детей была территория, огороженная высоким забором с воротами, которую называли «позиция». Там стояли пусковые установки с ракетами. Как-то их разгружали в сильный мороз, папа приехал замёрзший, в шапке с завязанными «ушами». Рассказывал, что солдатам приказал закрыть лица полотенцами, чтобы не обморозились.

 

...Кино показывали раз в неделю в солдатской столовой, которая трансформировалась в зрительный зал: на стене был нарисован белый экран. Фильмы крутили по частям, после каждой - пауза на перезарядку плёнки. Помню коллективные выезды семей офицеров в сухоборский клуб, где демонстрировались новые художественные фильмы «Офицеры» и «А зори здесь тихие...». Эти фильмы на всю жизнь остались самыми любимыми.

 

Вот в таких условиях жили советские офицеры-ракетчики. Не просто жили - осваивали военную технику, несли боевое дежурство.

 

Служил… для будущих офицеров

- После этого два года мы жили в посёлке Октябрьский Мурашинского района. Отец командовал дивизионом ЗРК С-200. Боевые позиции находились далеко от посёлка, в тайге, офицеров из городка возили по узкоколейке на мотовозе - «муле».

 

После 25-летней службы отца уволили в запас в звании гвардии подполковника. К гражданской жизни он привыкал трудно, искал для себя новое поприще. Устроился на работу в отдел кадров завода имени Лепсе, но через год уволился: чувствовал, что «перекладывать бумажки» - это не для него.

 

Через какое-то время решил попробовать себя в качестве школьного учителя, пошёл работать в школу № 2 преподавателем начальной военной подготовки. Его увлечённость, энтузиазм и заинтересованность передавалась мальчишкам. Многие потом поступали в военные училища, просили совета. Отец с удовольствием давал рекомендации, писал характеристики тем ребятам, кто, по его мнению, имел шанс поступить и стать хорошим офицером... 

 

К печати подготовил

А. ВЯТКИН.

 

Послесловие

Американский самолёт U-2, созданный в середине 1950-х годов, мог летать на больших высотах - до 20 км и выше. Американцы считали: на такой высоте он недосягаем для советских средств ПВО, обнаружить его в СССР не смогут. Они обнаглели: по некоторым данным, над территорией Советского Союза было выполнено более 20 полетов самолетов U-2. Они собирали информацию о военных, космических и промышленных объектах. А после 1960 года самолёты-шпионы не смели вторгаться на территорию нашей страны.

 

В Москве, в Центральном парке культуры и отдыха им. Горького, устроили выставку с обломками сбитого самолёта. Никита Хрущёв всему миру представил доказательства шпионской миссии.

 

 Фрэнсис Гарри Пауэрс выжил: сумел катапультироваться, приземлился на колхозном поле, где его задержали местные жители, разоружили, отобрали пистолет, передали сотрудникам КГБ. При аресте у него обнаружили карты СССР, фотокамеру, прибор для фиксирования частот радиолокационной аппаратуры. Пауэрс признал: его направили в полёт со шпионскими задачами: снять военные и промышленные объекты по маршруту Аральское море - Свердловск - Киров - Архангельск - Мурманск. Его судили, приговорили к 10 годам, однако позже обменяли на советского разведчика Рудольфа Абеля. На родине Пауэрс оказался под следствием, был обвинён в нарушении инструкций, но затем их сняли. Погиб при крушении вертолёта.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Готовы ли вы присоединиться 27 января к Международному дню без интернета?