Руководитель профкома работников АПК Галина Михеева признана виновной в оскорблении сотрудника

ОБЩЕСТВО

21 февраля 2017 676 1
На печать
Автор: Т. АНДРЕЕВ

Профсоюзный мат: Руководитель профкома работников АПК Галина Михеева признана  виновной в оскорблении сотрудника

 

Совсем недавно «ВК» рассказывал о конфликтной ситуации, сложившейся в руководстве ФПОКО - Федерации профсоюзных организаций Кировской области («Кучка злоупо­требляю­щих», № 5 за 4 февраля 2017 г.). Одной из героинь той публикации была Галина Геннадьевна Михеева - председатель областного профсоюза работников агропромышленного комплекса.

 

В частности, мы писали о том, что в ноябре 2013 года прокурору Кировской области было направлено письмо, в котором рассказывалось о запредельных суммах, выделенных на основании решений президиума профсоюза АПК, подписанных Г. Михеевой, ей самой, а также ее близким родственникам. Проводившие проверку сотрудники УВД установили, что в период 2006 - 2007 годов Галина Геннадьевна получила беспроцентные ссуды в размере более 2 миллионов рублей на улучшение жилищных условий, хотя нуждающейся в этом улучшении по закону не являлась. В этот же период Михеевой были выданы беспроцентные ссуды на сумму более 3,5 миллиона рублей (в том числе 600 тысяч главному бухгалтеру профсоюза). Еще полтора миллиона рублей в виде ссуды сроком на 5 лет под 5% годовых были выданы фирме, директором которой являлся муж Михеевой. Кроме того, за период с 26 мая 2005 года по 3 октября 2008 года Галине Геннадьевне 23 раза выплачивались премии в размере 100% должностного оклада (в среднем - каждые 2 месяца!).

 

Продолжая расследовать эту скандальную историю, журналист «ВК» обнаружил на официальном сайте одного из судебных участков областного центра постановление мирового судьи, в соответствии с которым Галина Михеева была признана виновной в совершении административного правонарушения по ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ (оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме).

 

Несмотря на то что об этом решении мирового судьи было известно уже в момент подготовки первого материала, мы не стали писать о нем тогда, так как Г. Михеева обжаловала это решение. 15 февраля состоялось заседание Первомайского районного суда г. Кирова, которым постановление мирового судьи о признании Михеевой виновной оставлено в силе. И теперь мы можем рассказать о некоторых деталях этого дела, ставшего в какой-то мере сенсационным в практике взаимоотношений между сотрудниками общественной организации.

 

«Высокие» отношения!

 

Действительно, пожалуй, впервые сотрудник ФПОКО обратилась в прокуратуру с просьбой защитить ее от одного из самых влиятельных членов президиума федерации профсоюзов (Г. Михеева - не только член президиума и руководитель отраслевой организации, но и в недавнем прошлом возглавляла все областные профсоюзы). Сотрудницу ФПОКО, обратившуюся в прокуратуру, мы будем называть Елена К., так как она сама попросила не указывать ее настоящее имя. «Я не боюсь Михеевой, просто не хочу, чтобы моим родным и близким пришлось пережить те же страдания, которые пережила я», - пояснила Елена К. свою просьбу.

 

Итак, судом было установлено, что 25.10.2016 года и 26.10.2016 года в одном из служебных кабинетов ФПОКО между Еленой К. и Галиной Михеевой произошел конфликт, в ходе которого Г. Михеева высказала в адрес Елены К. оскорбления, унижающие ее честь и достоинство. Аналогичный конфликт произошел и 15 ноября 2016 года. По словам Елены, были и другие случаи оскорбительного обращения с ней, допускавшиеся Михеевой. Например, после одного из рабочих совещаний, повстречав Елену в «дамской комнате», Г. Михеева обратилась к ней с такими словами: «Слышь, ты, курица, ты когда закроешь свой рот?» «Галина Геннадьевна, Вы когда прекратите меня оскорблять? - спросила ее Елена. - Я напишу на вас заявление в прокуратуру!», и получила в ответ: «Пиши! Все перед Богом ответим!»

 

После очередного случая, когда в отношении Елены К. Михеевой были употреблены слова покрепче, чем «курица», терпение сотрудницы ФПОКО лопнуло. «Теперь меня обвиняют в том, что заявление меня кто-то заставил написать, чтобы опорочить Галину Геннадьевну, - рассказала Елена, - однако это не так! После очередного оскорбления я трясущимися руками нашла в поисковике в Интернете «болванку» заявления в прокуратуру и отправила его, ни с кем не советуясь. Я даже на все заседания суда приходила одна, без адвоката. А ведь если бы была цель засудить Михееву, я бы, конечно, воспользовалась его услугами. И решение направить дело в суд принимали в прокуратуре. Я же и не думала, что оно дойдет до суда. Своим обращением в прокуратуру я хотела хоть как-то вернуть Михееву к элементарным нормам делового общения. В принципе я готова была на примирение, для этого мне даже не нужны ее извинения, пусть просто прекратит себя так вести».

 

Сама Галина Михеева, по-видимому, извиняться и не собиралась. В материалах суда зафиксировано: Галина Геннадьевна заявляла, что лучше заплатит штраф, чем извинится. О предстоящем суде она сама сообщила на президиуме ФПОКО, фактически подняв Елену К. на смех. Однако в судебном заседании Г. Михеева свою вину в совершении правонарушения не признала. По ее словам, каких-либо конфликтов между ней и Еленой К. не происходило, в своих разговорах с Еленой К. Михеева никаких оскорблений в ее адрес не высказывала, разговаривала корректно. Это подтверждали свидетели со стороны Михеевой, в один голос говорившие о Галине Геннадьевне как о женщине в высшей степени вежливой, которая никогда на подчиненных даже голос не повышала, не то чтобы оскорблять их и называть неприличными словами.

 

Словарь тюремного жаргона  как доказательство

 

Иное говорили свидетели со стороны Елены К. Они привели конкретные слова, которые слышали от Галины Михеевой в адрес Елены. Эти слова они воспроизвели в письменных показаниях в прокуратуре, однако в суде повторить их вслух не осмелились. Например, одна из свидетелей, как это следует из имеющихся материалов судебного заседания, рассказала, что присутствовала при одном из таких разговоров, при этом Михеева обсуждала не работу Елены К., а ее личную жизнь. «Данные слова (свидетель) считает оскорбительными, не употребляет в своей речи, ей совестно произносить их вслух. При указании словосочетаний на допросе в прокуратуре (свидетель) пыталась изложить выражение в более приличной форме, сохранив смысл, с которым оно произносилось». Другая свидетельница решилась назвать только первую букву слова, которым вместо имени Елены К. воспользовалась в разговоре с ней Г. Михеева: «п».

 

Всего насчитали порядка пяти слов, которые Елена К. сочла оскорбительными для себя. Не осмелимся цитировать в этой статье все высказывания Галины Геннадьевны, письменно или устно представленные в суде. Ограничимся лишь некоторыми доводами представителя Михеевой. Им были представлены 18-й том «Энциклопедического словаря» Ф. Брокгауза, 1-й и 4-й тома «Толкового словаря» В. Даля, извлечения из большого словаря русского жаргона и из «Словаря тюремного, лагерного, блатного жаргона». Всё это с целью доказать, что слова Михеевой «являются литературными, употребляются в обычных жизненных значениях, не являются нецензурными, встречаются в произведениях искусства, географических названиях, не являются «матерными». Чтобы было понятно, приведем самые безобидные такие слова. Например, слово «тварь», обращенное одной женщиной к другой, не может быть оскорбительным, так как образовано от слов «творить» и «рожать», а кроме того, употребляется в Библии: «Каждой твари по паре». А другое слово, которым Галина Геннадьевна назвала Елену К. (назвать полностью его мы стесняемся), произошло от немецкого слова «шманд», то есть «сметана», и, по-видимому, с точки зрения представителя Михеевой, должно означать любительницу сметаны…

 

Склоки вместо работы

 

Итак, решением Первомайского суда подтверждено постановление мирового судьи о признании Г. Михеевой виновной в оскорблении, то есть унижении чести и достоинства другого лица, выраженном в неприличной форме, и оно считается вступившим в законную силу. У Михеевой, безусловно, есть право на его обжалование. И Галина Геннадьевна уже высказывалась в том смысле, что собирается дойти «до самого верха». Вот только не лучше ли лидеру сельского профсоюза больше внимания уделять проблемам своих членов. «ВК» не­однократно писал о катастрофической ситуации, сложившейся в некоторых отраслях АПК Кировской области. Так, несколько наших публикаций было посвящено деятельности агрохолдинга «Аль-Пари», усилиями руководителей которого, ныне находящихся под арестом, было обанкрочено несколько сельхозпредприятий. Писали мы о ситуации в Юрьянском районе, где из 17 сельхозпредприятий за последние годы остались только два. Рассказывали о противостоянии работников СПК «Русь» с могущественным УФСИНом… И ни разу профсоюз работников АПК в лице его руководителя - Галины Михеевой не встал на защиту крестьян. Может, конечно, они и не были членами профсоюза Михеевой, только это-то как раз и не оправдывает ее бездействие.

 

А Елена К. сейчас, после всех решений судов, раздумывает: может быть, стоит подать еще и гражданский иск в отношении Михеевой? В этом случае, если будет принято решение о взыскании с Г. Михеевой какой-то суммы в качестве компенсации морального вреда, все полученные деньги Елена К. передаст на благотворительность. Об этом она заявляла еще после мирового суда, и уже нашла в Интернете сайт конкретного больного ребенка, которому в случае победы переведет эти деньги.

 

P.S. Мы пытались получить комментарий от Г. Михеевой и дать ей возможность высказать свою точку зрения на этот конфликт. Однако, сославшись на занятость, разговаривать с нами Галина Геннадьевна отказалась. 

Автор: Т. АНДРЕЕВ

Комментарии

1 комментарий
  • Мнение

    21 февраля 2017 13:42

    Когда же Ее выгонят на пенсию. Профсоюза на селе нет, а она все воду мутит.
    Ответить

Оставить свой комментарий

Где в Кирове должен стоять памятник Циолковскому?