Рубежи майора-пограничника Алексея Топина

ОБЩЕСТВО

03 июня 2019 190 0
На печать

…Мы не виделись 15 лет. С того момента, когда майор Алексей Михайлович Топин после службы в разведывательном управлении Федеральной пограничной службы РФ вернулся на родину. Позади были годы, сопряженные с опасностью для жизни, ответственное выполнение боевых задач в составе миротворческой миссии Организации Объединенных Наций на территории Косово (он имеет награды ООН и НАТО), а также риск, который всегда считали оправданным: выполняли же особое поручение Родины!

 

Алексей спустя годы и теперь не теряет связь с бывшими сослуживцами, ведь с некоторыми из них не раз приходилось висеть на волоске от смерти - в Дагестане, Грузии, Чечне, Югославии. Пограничники на деле убедились, с кем можно ходить в разведку и вернуться с задания живым.

 

Нынче его родное Голицынское училище празднует свое 25-летие. Кроме того, выпускники легендарного военного учебного заведения отметят еще одну дату - 20-летие ввода российских погранвойск в составе ООН в Косово для сохранения мира, порядка и спокойствия на территории иностранного государства.

 

Меж двух огней

После окончания Голицынского высшего пограничного училища ФПС России Алексея Топина направили в Забайкальский военный округ - на участок границы Республики Тыва и  Монгольской Народной Республики.

 

Как говорят пограничники, многие участки границы оставались без инженерного оборудования: полосатые столбы имелись, а вот электронно-охранной сигнализации, контрольно-следовой полосы не было. Застава находилась на высоте 2700 метров, участок, который охраняли пограничники, протянулся на полторы сотни километров.

 

- В тот период директор ФПС Андрей Николаев по нашему участку два раза в месяц лично докладывал руководству страны, настолько неспокойная там была обстановка, - рассказывает Алексей. - Отношения между тувинцами и монголами были довольно сложными, напряженными. Все занимались животноводством, и все крали скот друг у друга. Для местного населения это живая валюта. Например, с монгольской стороны приходили, забирали скот. Ограбленный чабан собирал местное население, шли на другую сторону, отбирали уже всю отару или табун. Дело доходило до вооруженных разборок. Наша задача была - успеть встать между ними и не допустить кровопролития.

 

Караваны с контрабандой, еда… с ядом

Но главная работа у разведчиков была другая. Они получали информацию о поставках оружия, боеприпасов, наркотиков, мехов, шкур животных. В засаде часто приходилось находиться по несколько часов - лежать без движения (зимой -
в снегу при 60 градусах мороза, летом - при 40-градусной жаре). Курить тоже категорически запрещалось. Проводники контрабандных караванов, как правило, некурящие. Запах сигаретного дыма в горах чувствуется за 300 - 400 метров. Учуяв его, контрабандисты разворачивались и уезжали.

 

- Ожидая караван, задолго до его появления слышали лошадей, - продолжает Алексей. - Копыта животным обычно обматывают тряпками, чтобы не цокали по камням. Но, если груз тяжелый, все равно слышно. Для нас главное - не упустить момент: захватить первого и последнего всадника, сдернуть их с седла. Иначе прикрикнут лошадям - и те разбегутся, уведут других (животные обучены), либо незваные гости окажут вооруженное сопротивление.

 

Контрабанда обычно перевозилась в переметных сумах, мешках. Например, оружие маскировали и везли как дрова. На лошадях - по 6 - 8 мешков. Изъятые шкуры, меха проверяла санэпидстанция. Зараженные тут же сжигали, другие сдавали на реализацию. Оружие в качестве вещдоков фигурировало в суде...

 

Aлексей вспоминает, сколько раз контрабандисты пытались откупиться - предлагали крупные взятки (просили пропустить без досмотра машину, людей, оружие). «Нет ни одного пограничника, кому бы не предлагали деньги», - констатирует он.

 

О всех крупных караванах, задержанных офицером и его сослуживцами, сообщалось в СМИ. Например, лишь на границе с Монголией Алексей лично задержал до 90 нарушителей. Самая крупная контрабандная партия товара оценивалась в 130 тысяч долларов США.

 

- За нее едва жизнью не поплатился, - говорит мой собеседник. - Однажды в кафе в пищу подсыпали яд. Хорошо, что съел немного: был сыт. Спасла жена Елена, за что ей безмерно благодарен.

 

За эту же операцию A.M. Топина президент Бурятии наградил почетной грамотой и именными часами.

 

Как уйти от обстрела?

А далее была служба на другой границе - на стыке Дагестана, Чечни, Грузии. У Алексея в ту пору только что родился сын, которого он увидел лишь после служебной командировки, через семь месяцев. И здесь разведчики занимались сбором оперативной информации. Не раз приходилось сталкиваться с боевиками (грузинские формирования Иоселиани). На этом участке граница лишь формировалась, предстояло создать систему охраны, установить тайные тропы, по которым через Грузию переправляли оружие.

 

Подразделение Алексея первым обнаружило основной канал поставки через один из районов Дагестана. Их комендатура располагалась у подножия горы - идеальное место для обстрела. В месте дислокации находилось 14 бойцов, у каждого два магазина с патронами. Рации старые, поэтому боевики нагло перебивали их разговор в эфире.

 

- Дело доходило до абсурда, - вспоминает Алексей. - Чтобы сообщить оперативную информацию о возможном нападении на комендатуру, меня вызывали на обычный переговорный пункт и через Махачкалу, Каспийск говорили о времени и месте нападения. Ленивый не услышал бы. Нам ничего не  оставалось, как только изменять маршрут следования. Этим и спасались.

 

Кому можно спину доверить?

Когда стало неспокойно в Югославии, Организация Объединенных Наций напрямую обратилась к Правительству России с просьбой для организации порядка на границе предоставить погранвойска РФ как самые надежные, боеспособные единицы.

 

В очередную командировку в Югославию их отбирали строго: из 600 претендентов направили настоящих профессионалов, многие из них прошли закалку в Северо-Кавказском регионе.

 

В подразделении пограничной полиции, командиром которого стал Aлексей Топин, были представители разных национальностей, в том числе и иностранцы.

 

 - Из 38 бойцов - один русский. Остальные - из Соединенных Штатов Америки, Великобритании, Канады, Германии, Филиппин, африканских и арабских стран.

 

 Алексей и теперь с благодарностью отзывается о наших парнях - настолько надежны и работоспособны. «Немцы тоже аккуратны, исполнительны. Но закончился рабочий день - и они уходили на отдых. Что-либо сверхурочно делать не заставишь», - говорит офицер.

 

Его участок был разбит на несколько секторов, в каждом - бойцы из разных государств. Командир вспоминает о них с благодарностью: охрану дорог можно было с уверенностью доверить грекам, поиски мин - полякам, спецназ Литвы - тоже очень ответственные парни. А вот с американцами, по выражению командира, не все так просто. Он метко сказал: «Спину им не доверишь - подведут».

 

Живой товар - это бизнес

 Для общения с местным населением, помимо знания двух иностранных языков, пришлось выучить еще один - сербо-хорватский. Бойцы, как и в Чечне, занимались сбором информации, задерживали караваны с оружием, наркотиками, живым товаром (через Косово проходил сквозной трафик). Помимо этого, выполняли и другие, так сказать попутные, задачи: участвовали в освобождении заложников, выявляли нарушителей ДТП, случаи похищения людей. Наши парни обеспечивали безопасность самого большого пропускного пункта.

 

- Были ситуации, когда албанцы пытались прорвать границу силой и пройти без документов, - продолжает рассказ A.M. Топин. - Иногда собирались по 3 - 5 тысяч человек, самая большая толпа - 35 тысяч. Неприятно, когда против такой массы народа остаешься вдвоем-втроем. Ни в коем случае нельзя было общаться по-сербски: подпишешь себе приговор, из толпы сразу же могли выстрелить. Приходилось часами объяснять незаконность их действий. Иногда достаточно лишь сломать лидера, «заводил», почувствовать толпу и не дать разразиться скандалу...

 

Похищение людей у албанцев - хорошо отлаженный бизнес. Девушек, детей для занятия проституцией переправляли в Германию, Голландию. Обманутых тайно везли из Украины, Молдовы, Санкт-Петербурга. Те, как правило, прельщались большими заработками. Но, узнав, куда попали, пытались бежать. Многие, увидев российский флаг, умоляли вернуть их домой.

 

 

- Сделать это было очень сложно. В Косово не имелось дипломатического представительства, ближайшее находилось в Македонии. Чем пограничники-миротворцы могли помочь?

 

Самую крупную контрабанду, которую задержал в Косово A.M. Топин, оценили в 380 тысяч евро. За службу в Югославии его наградили медалями ООН и НАТО.

 

«Рубеж», но уже мирный

Алексей всегда с теплотой говорит о своем деде. Его воспитывал Дмитрий Сергеевич Аврамчук - ветеран Великой Отечественной (начало войны встретил на границе, с боями прошёл до Праги). Он имел 11 орденов, много медалей...

 

Жена Елена находилась с Алексеем практически везде.

 

- Меня дома часто не было -постоянно на службе. Развлечений там никаких. Но она не унывала: помогала на кухне, готовила праздничные блюда на все дни рождения солдат и офицеров...

 

Теперь у бывшего военного разведчика погранвойск другое дело, и тоже весьма ответственное. Он руководит военно-патриотическим клубом «Рубеж». С мальчиками и девочками из разных образовательных учреждений города Кирова занимаются на базе 37-й средней школы. Офицер хочет, чтобы все воспитанники научились настоящим качествам, присущим родным для Алексея пограничным войскам. Неслучайно, «Рубеж» не раз становился победителем различных конкурсов областного и городского масштабов.

 

- Некоторые мои однокурсники теперь командиры частей - полковники, генералы. Продолжают служить в Москве, на Дальнем Востоке, другие трудятся на «гражданке». Но мы все помним о службе, которую несли достойно, честно. Нам перед государством не стыдно. С нетерпением ждем предстоящие встречи с сослуживцами в Москве!

 

Александр ШИРОКОВ.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Нужен ли ученикам школ свой профсоюз?