Cекретарь Федерации независимых профсоюзов России Александр Шершуков: "Профсоюзы - не йогурты: все они одинаково полезны"

ОБЩЕСТВО

20 ноября 2017 489 0
На печать

 

Итак, Александр Владимирович Шершуков - секретарь Федерации независимых профсоюзов России и главный редактор центральной профсоюзной газеты «Солидарность». Один в двух лицах. Угадайте-ка теперь с трёх раз, о чём мы разговариваем при встрече? Ну, разумеется, о профсоюзах, надёжных и неизменных, как программа «Время», восход Солнца и народная сила. Ну, о том, что редакция «Солидарности» состоит сплошь из виртуозов, как оркестр Спивакова. Это понятно и ожидаемо. А удивилась я, когда гость заговорил про фильм «Игрушка» с Пьером Ришаром. Изумилась, как можно во всём видеть свою тему. Потому что комедия эта, оказывается, вовсе не о безработном журналисте, не о миллионере Рамбале-Коше и даже не о его сыне Эрике, которого привели покупать игрушку             за хорошее поведение. Этот фильм… о профсоюзном движении - во как!

 

Когда глава корпорации увольняет из газеты работника за то, что у того влажные руки, за него заступается профсоюзная организация, люди выходят на улицу с плакатами. Успеха они не добиваются, но если сконцентрироваться не на линии «журналист и мальчик», то весьма ощутимой становится линия трудовых от­ношений. А у нас в стране другая история. Александр Шершуков умеет рассказывать об этом коротко и без научных слов, так что становится интересно даже не членам профсоюза.

 

Вот, к примеру, профсоюзы - зачем они нужны? Дерзкий вопрос. Почему у нас в редакции нет профсоюзной организации? Ещё более дерзкий вопрос. И какая головная боль ждёт нашего редактора, если мы, предположим, сгрудимся в профячейку и начнём качать свои трудовые права? Ну-у-у, это вообще. Это даже не фантастика. Это ужастик.

 

«Во всём мире традиционно профсоюзы - это организация самих работников, которую они создают и в которую вступают для самозащиты, - разъясняет Александр Владимирович. - Человек на рабочем месте всегда испытывает какие-то проблемы, связанные с уровнем заработной платы, условиями труда и продолжительностью рабочего дня. И поскольку мы живём в обществе, которое называется рыночным, а де-факто является капиталистическим, противоречия между трудом и капиталом никто не отменял. У работодателя и работника интересы всегда немножко разные, особенно когда дело доходит до дележа денег: у работника интерес заключается в том, чтобы повысить себе заработную плату, у работодателя - перевести более или менее существенную часть в дивиденды и получить их. Ресурсы при этом тоже разные: на работодателя работают юристы, он обладает правом выпускать нормативные приказы по учреждению. У работника тоже есть права, но защитить в одиночку их достаточно сложно, вот для этого люди и начали объединяться в профсоюзы, пытаясь скидываться по одному проценту от своих зарплат, чтобы нанимать на эти деньги специалистов, которые будут защищать их интересы».

 

Как затолкнуть пасту обратно в тюбик

До 1917 года такие профсоюзы появлялись и в России. После революции всё изменилось: профсоюзы объединились в организацию под названием ВЦСПС, в 1930-х годах приобрели государственные функции и им дали управление деньгами социального страхования - те санаторные путёвки, которые люди получали якобы от профсоюзов, на самом деле выделялись на средства соцстраха, а профсоюзы их только распределяли. В середине 1980-х годов вся эта система начала рушиться. Но на тот момент профсоюзы обладали большим властным ресурсом и большими финансами. Тем не менее Советский Союз «закончился», и практически параллельно, в 1990 году, была утверждена Федерация независимых профсоюзов России. В неё входили профсоюзы, которые были раньше, но при этом лишённые государственных функций и денег соцстраха. Все большие деньги, которые собирались в профсоюзах, оказались размазанными по маленьким организациям. Это существенно лишило «школу коммунизма» централизованных финансов. Кроме того, заставить первичку выполнять приказы «сверху» стало практически невозможно, и это подкосило профсоюзы с точки зрения принятия единых решений. Поэтому практически с 1990 года российские профсоюзы занимаются, по сути, тем, что заталкивают выдавленную пасту обратно в тюбик, пытаясь снова сделаться централизованными в смысле решений, действий и финансов. Это возможно, но очень сложно.

 

«У профсоюзов есть разные методы работы, - поясняет Александр. - Они делятся на две части - бюрократические и акционно-силовые. Бюрократические - это работа так называемых трёхсторонних комиссий, договаривающихся о рамочных правилах игры на уровне региона. В случае если договорённость не достигнута, общение начинается по несколько иному сценарию. При этом следует отметить, что разговор профсоюзов и работодателей происходит всегда по поводу денег. Профсоюзы, собственно, для этого и создавались - это крайне конкретная экономическая организация. Просто при советской власти эти функции были вымыты государством и Госпланом, поэтому в последние годы приходится восстанавливать не только эффективность профсоюзной структуры, но и её целеполагание - ради чего она существует. Тем более что в России у людей совершенно разные представления о том, чем занимаются и для чего существуют профсоюзы. Одни жаждут получить от них путёвку в санаторий, другие - отправить ребёнка в оздоровительный лагерь, в результате, разочаровавшись, выходят из профсоюза и ставят крест не только на организации, но и на возможности иметь инструмент для разрешения своих проблем».

 

С точки зрения одинокого геройского орла

Поговорим о приятном. К примеру, о нас, журналистах. Которых убедили, что мы талантливые индивидуальные личности, способные самостоятельно решать свои проблемы, и даже если что-то не получается и не устраивает (например, ненормированный рабочий день), всегда можно хлопнуть дверью: типа не нравится редактор - найду другого. При этом получается, что Трудовой кодекс проходит как бы мимо нас, хотя специфика того же ненормированного рабочего дня, в том числе и для людей творческих профессий, в нём чётко прописана. Но при этом почему-то не руководитель должен соблюдать нормы законодательства, а журналист искать другое место работы, если его что-то не устраивает. В СМИ, да и в других творческих коллективах, так происходит сплошь и рядом. Поэтому попытки создания профсоюза журналистов вялотекущи, возникают на каком-либо скандале, некоторое время бултыхаются и погибают. В зародыше.

 

Ну и плюс низкий уровень солидарности. Мало кто из творческих личностей - геройских одиноких орлов - поддерживает других таких же геройских одиноких орлов, оказавшихся в трудовом конфликте, когда их, допустим, незаконно увольняют.

 

Александр Шершуков уверен, что журналисты стали такими не сами по себе: «Промывание мозгов интеллигенции культивируется, потому что таким образом проще управлять людьми. Это же относится отчасти и к обществу, в котором мы живём. С момента римского принципа «разделяй и властвуй». Однако люди творческих профессий редко бьются за кусок хлеба и почти никогда не объединяются, защищая свои попранные интересы, потому что с ними играют в приятные для них игры. Допустим, им нравится слушать, какие они сильные личности, например, а зачем каждой личности в отдельности объединяться с каким-то неличностным Тютькиным, когда он и сам в состоянии себя защитить? Зачем скидываться деньгами - ты посчитай, сколько ты денег отдашь в виде членских взносов? А за год? А за десять лет? Посчитал. Вроде много. Значит, в профсоюз вступать не буду. А выигравшей стороной в данном случае является работодатель.

 

Разумеется, публично с профсоюзами никто бороться не станет, ну кроме отдельных персонажей, которые говорят: профсоюзам - нет, профсоюзы - фу! Профсоюзы либо игнорируют, либо призывают человека решать проблемы в одиночку, утверждая, что никакие дополнительные структуры ему не нужны. А это не так. Не нужны искусственные структуры, но профсоюзы являются структурой естественной. В XIX веке не было централизованных структур, призывающих людей вступать в профсоюз, - люди это делали самостоятельно, своим умом дойдя до того, что это наиболее оптимальная форма защиты своих экономических интересов.

 

А сейчас история другая. На ведущих телеканалах разговор о трудовых правах является редким: там либо переходят один в другой сериалы на совсем бытовые темы, либо показывают ток-шоу, на которых люди кричат страшными голосами, обсуждая личные проблемы. А между тем эти же люди каждый день ходят на работу, где им недоплачивают. Для них, по идее, эта тема должна быть наиболее больной и интересной для обсуждения. Однако разговор об этом не ведётся. Почему? Потому что совокупный работодатель, государственный и частный, в нашей стране очень много недоплачивает совокупному работнику. А СМИ у нас какие? Государственные и частные - вот и всё. И как в крупных центральных газетах или на ведущих телеканалах будут обсуждать нарушения прав работников? Да люди, работающие там, сразу прикинут эту ситуацию на себя и тоже попытаются эти права на своём уровне отстаивать. А зачем это собственнику нужно? Абсолютно излишняя вещь.

 

Я не пытаюсь сказать, что российские профсоюзы являются идеально работающей структурой. У нас большое количество проблем, одна из которых - нежелание идти в народ и неумение без применения сленга, простым языком говорить с работниками. Как в любой большой структуре, у нас есть люди, которые работают эффективно и неэффективно, более-менее готовые открыто говорить с теми же журналистами и совершенно к этому разговору неготовые.

 

Нынешний год у нас, кстати, объявлен Годом профсоюзной информации. В рамках этого мы пытаемся перезапустить внутреннее информационное кровообращение. Насколько получится - посмотрим. Из-за того, что у нас крайне демократическая структура, мы не можем принудить людей «на местах» общаться. Пессимисты, возможно, скажут: «Плохо работаете». Но мы реалисты. Мы ответим: «Будем стараться».

 

Ирина КУШОВА. Фото автора.

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Как восстановить автобусные перевозки по области?