Пойман, но не вор. Материалы Контрольно-счетной палаты Кировской области не становятся уголовными делами

ЭКОНОМИКА

22 апреля 2019 278 0
На печать

 

В конце марта Контрольно-счетная палата Кировской области обнародовала отчет о своей деятельности в 2018 году. Сначала он был представлен депутатам регионального Законодательного собрания на пленарном заседании. Потом направлен губернатору области Игорю Васильеву.

 

По большому счету, этот отчет, с которым любой житель области может ознакомиться на официальном сайте ведомства, представляет интерес только для узкого круга лиц. В основном он содержит много цифр и мало конкретной живой информации.

 

«Вятский край» не раз писал о деятельности палаты, о тех проверках, которые она проводит. Все, кто читал эти материалы, могли убедиться в том, что аудиторы КСП не занимаются ерундой, что их расследования часто вскрывают проблемные зоны в той или иной сфере, являются резонансными, а по их результатам принимаются серьезные решения. Вот только в итоговом отчете ничего этого нет.

 

Поэтому мы решили обратить внимание читателей только на одну цифру, которая фигурирует в нем: количество материалов, направленных палатой в правоохранительные органы. Всего их 36. Что же это за материалы и какие последствия они повлекли за собой?

 

В контакте с правоохранителями

Прежде чем начать разговор, хотелось бы напомнить читателям, что Контрольно-счетная палата есть орган финансового мониторинга. Она может указать на проблемы с расходованием бюджетных средств, но у нее нет полномочий подменять собой «компетентные органы».

 

В отчете не названы те правоохранительные органы, в которые КСП направляет свои материалы. Но, как уточнил председатель КСП Юрий Лаптев, к ним относятся областная прокуратура, Следственный комитет, региональное управление ФСБ и управление МВД.

 

- Часто мы направляем материалы не в один, а сразу в несколько органов, - отметил руководитель палаты. - Например, в тех случаях, когда считаем, что имела место коррупция.

 

Наиболее плотно КСП сотрудничает с областной прокуратурой. Последняя сама дает поручения, например, УМВД по доследственной проверке тех или иных случаев.

 

- Мы - не профессионалы, - заметил Юрий Лаптев. - Мы не можем такого сделать. Следственными действиями мы не вправе заниматься. Допросы вести не можем.

 

К тому же чаще всего КСП делает только предположения о наличии правонарушений. А установлением фактов преступления, сбором доказательной базы должны заниматься профессионалы. Поэтому значительная часть материалов, которые попадают в правоохранительные органы от аудиторов, не получают продолжения в виде возбужденных уголовных дел.

 

- Наша главная задача - предупредить финансовые нарушения и оценить эффективность использования бюджетных средств, - обозначил свою позицию глава КСП. - А если при этом у нас появились подозрения на коррупционную, например, составляющую, то мы обязаны такие материалы направить в правоохранительные органы.

 

Но если возбуждение уголовных дел с подачи КСП - явление не столь частое, то административные периодически заводятся. По словам Юрия Лаптева, за последний год прокуратурой открыто 25 административных производств, в основе которых лежали факты, выявленные аудиторами палаты.

 

Есть и еще одно интересное обстоятельство, связанное с тем, как благодаря результатам проверок пресекаются уголовные деяния.

 

- Часто бывает, что факты, обнаруженные в прошлые годы, находят свое подтверждение позднее, - заметил глава палаты. - Так, например, по «Старой крепости» уголовное дело заведено недавно, хотя материал проверки был отправлен ещё два года назад.

 

Как напомнил Юрий Лаптев, ООО «АМ «Старая крепость» выступало в 2017 году подрядчиком при строительстве в Вятских Полянах дома для переселенцев из аварийного и ветхого жилья. На последний из областного бюджета было выделено порядка 47 млн. рублей. Подрядчик смог освоить 26 млн. Но результат был плачевным. Помещения оказались совершенно непригодными для проживания в них людей. Городская администрация была вынуждена даже   остановить все работы. Потом началась долгая волокита, в результате которой подрядчика отстранили от выполнения контракта. А сейчас вся эта история всплыла, но уже в виде уголовного дела.

 

С таким же результатом завершилась проверка, которую проводила КСП г. Кирова в отношении предприятия «Электронный проездной». Сегодня это уголовное дело у всех на слуху благодаря громкому задержанию на прошлой неделе находившегося в бегах городского депутата Дмитрия Никулина. Последний считается пока главным фигурантом дела. А куда от него потянутся ниточки и будут ли возбуждаться еще уголовные дела - время покажет.

 

Но далеко не во всех случаях выводы КСП находят такое свое логическое завершение.

 

Поощрение воровства или некомпетентность?

По версии Юрия Лаптева, результаты проверок тех или иных программ, ведомств и пр. чаще всего играют опосредованную роль.

 

- Огромный массив информации, например, был передан по строительству жилья для детей-сирот, - сказал он. - Возбуждалось четыре уголовных дела. По нашему мнению, цена квадратного метра была завышена. Но в ходе проведения доследственной проверки по одному эпизоду не хватило доказательств и подтверждения наличия умысла со стороны администрации, по-другому - сами жильцы посчитали условия приемлемыми. И все четыре дела были завершены ничем. Было отказано в возбуждении уголовного дела.

 

Как пояснили в Следственном управлении Следственного комитета РФ по Кировской области, в рамках доследственной проверки они, действительно, расследовали факты, представленные КСП. В частности, КСП утверждала, что администрация Вятскополянского района завысила бюджетные расходы на приобретение квартир для детей-сирот на сумму более 1,9 миллиона рублей. Однако проверка сведений, которую произвел в декабре 2018 года следственный отдел по г. Вятские Поляны, ничего подобного не выявила. В результате в возбуждении уголовного дела было отказано.

 

Не нашли криминала следователи и в действиях администрации г. Слободского, которая направила сиротские деньги на оплату услуг риелторов. Не обнаружено умысла и в приобретении чиновниками из Даровского района квартиры, находящейся в залоге.

 

Более того, даже в получении сотрудниками Кировского областного центра усыновления, опеки и попечительства премий на сумму более 500 тыс. рублей, выданных «при отсутствии нормативного обоснования», работники Следкома не нашли криминала.

 

В этой части, как можно убедиться, сотрудничество КСП со следователями ощутимых результатов не принесло.

 

Впрочем, не было таковых и за весь 2018 год. Как сообщили в следственном управлении, к ним за весь прошлый год из Контрольно-счетной палаты поступило 9 отчетов. По ним проведено 11 проверок. И ни одна из них не закончилась возбуждением уголовного дела. Везде материалы были «отказными».

 

Почему же столь плачевен результат взаимодействия КСП со Следкомом?

 

Мне кажется, дело тут не в недостатках работы аудиторов КСП. В их задачу не входит выявление и пресечение криминала. А вот вопросы к следственным работникам есть.

 

Возьмем ту же ситуацию с домами для сирот. Можно допустить, что, приобретая жилье по максимально возможной цене, муниципалитет поступил обоснованно. Многим известно, что строительство новых жилых домов в районах идет ни шатко ни валко. Мало их появляется. На вторичном рынке также нехватка квартир, которые могут соответствовать предъявляемым требованиям. Поэтому можно оправдать местных чиновников, которые «переплачивают» за них.

 

Можно допустить, что и покупка жилья через риелторов была законной, а сами торговцы недвижимостью вели свой бизнес честно и по правилам и не были никоим образом связаны с руководством муниципалитета. Наверное, так бывает.

 

Можно даже допустить ошибку чиновников при покупке заложенной квартиры. Ну не знали они об этом, а запросить информацию о квартире в банке постеснялись.

 

Но когда без должных оснований выписываются нехилые премии, тут уж, извините, не верится, знаете ли, что это было сделано без «превышения полномочий». Думается, руководству регионального следственного управления не помешало бы вернуться к этому вопросу и посмотреть на него пристальней.

 

Почему-то в этом контексте мне вспомнилось журналистское расследование деятельности на территории Советского района «черных лесорубов», которое мне довелось вести в 2009 году. Тогда лесники пожаловались мне, что не могут бороться с незаконной рубкой леса. Не хватает у них официальных полномочий. А прокурорские работники и милиция не хотят заводить уголовные дела. Они даже, в подтверждение своих слов, показали мне один из отказных материалов на пойманных с поличным лесорубов. Там в качестве основания для отказа значилась формулировка «за неустановлением лиц, подлежащих уголовной ответственности». Как тут было не предположить, что работники правоохранительных органов сделали это осознанно, а не в силу своей некомпетентности?

 

И все же глава КСП Юрий Лаптев не склонен драматизировать ситуацию. По его словам, взаимодействие палаты со Следкомом развивается. В марте 2018 года между двумя этими структурами было подписано соглашение о сотрудничестве. На коллегиях контрольного органа в обязательном порядке присутствует представитель следственного управления. Чаще всего один из заместителей начальника.

 

Очень хочется, чтобы оптимизм руководителя КСП оправдался и мы стали свидетелями того, как за слишком вольное обращение с деньгами налогоплательщиков виновные несли соразмерное наказание. В противном случае получается, что люди, которых, по сути, поймали за руку, от ответственности уходят. В то же самое время на скамье подсудимых оказываются, как это было совсем недавно, бабушки, из-за нищеты укравшие в магазине буханку хлеба.

 

Сергей СМОЛИН.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Почему закрыли уголовное дело депутата Дубравина, бросившего муляж гранаты под ноги полицейскому?