Подзаконный самосуд. Общественные объединения - решение социальных проблем или самопиар?

ОБЩЕСТВО

08 октября 2018 153 0
На печать

 

Однажды молодой москвич Дмитрий Чугунов провел 2,5 часа в своей машине, запертый на парковке около кофейни «Порше-Кайеном». Водителем дорогой иномарки оказалась девушка, которая быстро села и уехала, возмущённый «узник» даже не успел ей ничего сказать. Но тогда у него возникла идея общественного движения «СтопХам», участники которого уже восемь лет после того случая по всей стране клеят этикетки: «Мне плевать на всех, паркуюсь, где хочу» - на лобовые стёкла автомобилей нарушителей. Они снимают реакцию водителей на видео и выкладывают ролики в Интернете.

 

Естественно, автовладельцам такой «славы» не хочется, и провокационные действия «стопхамов» практически всегда вызывают негативные эмоции или агрессию - вплоть до мордобоя. В суд обращаться в таких случаях бесполезно, поскольку съёмная наклейка не считается порчей имущества. Это даже безобиднее, чем другие известные способы расправы над нерадивыми водителями типа спускания колеса или подвешивания замка на дверную ручку.

 

Но одно дело, когда мстят друг другу сами водители, а другое - когда их пытаются перевоспитать таким способом неизвестные молодые люди, которые и за рулём не все сидели. А если у водителя просто не было другого варианта припарковаться либо он встал на пару минут: в магазин или домой забежать, - его непременно надо «покарать»? По какому праву?

 

Еще один штрих к портрету: из года в год движение получает многомиллионные президент­ские гранты, при этом его волонтёры работают бесплатно. Куда деваются такие деньжищи, наверно, знает только преуспевающий основатель движения.

 

Однако даже госфинансирование не стало индульгенцией для «СтопХама»: на днях Московский городской суд уже второй раз за три года удовлетворил требование Минюста РФ о ликвидации организации. Правда, не из-за жалоб на неё автолюбителей, а по причине… отсутствия финансовой отчётности за 2016 год. Первый раз аналогичное решение отменил Верховный суд, но теперь Дмитрий Чугунов заявил, что не собирается добиваться восстановления регистрации: мол, организация будет существовать и без неё, на общественных началах. И правда: отчитываться ни перед кем не надо, а если возникнет вдруг судебная тяжба - пусть отвечают участники движения на местах. Не запрещать же им бесплатно проявлять активность.

 

Чтоб с пользой для дела...

В Кирове тоже есть общественное объединение, уже несколько лет следящее за соблюдением правил дорожного движения, - «Ночной патруль». Его основатель Сергей Косолапов считает работу «Ночного патруля» самой эффективной в России: с октября 2012-го по март 2018 года было совершено более 600 выездов, смерт­ность в «пьяных» ДТП, по официальной статистике, сократилась в г. Кирове в несколько раз, число активистов выросло до ста.

 

Есть, конечно, и потери: в преследованиях нарушителей разбиты 15 машин, один участник погиб. Зато удалось поймать около 1140 пьяных водителей, в том числе депутатов, сотрудников прокуратуры, силовых и правоохранительных органов. Активисты выступали в роли понятых и свидетелей в судах. Главное, на дорогах стало без­опаснее.

 

Огласка задержания коллег, да ещё и на видео, конечно, не могла не вызвать весьма прохладное отношение УМВД области к деятельности «Ночного патруля». Тем более что Косолапов все эти годы отказывался зарегистрировать его как общественную организацию, которая работала бы в соответствии с Федеральным законом от 2 апреля 2014 г. № 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка».

 

- Они все время плели интриги против нас, - говорит о взаимоотношениях с руководством УМВД создатель «Ночного патруля». - Сначала воевал с нами Плотников (бывший руководитель областного УГИБДД), про которого мы сразу говорили и писали, что это плохой человек, а теперь на него действительно заведено уголовное дело. Если с Солодовниковым (бывшим руководителем УМВД) мы сотрудничали, то Селянина (нынешний руководитель) как будто не было. Но именно он поставил задачу господину Кощееву (руководителю Кировской региональной общественной организации «Полицейская ассоциация») создать подконтрольную организацию. Насколько мне известно, по всей стране в последнее время пошёл жесткий прессинг в отношении всех гражданских активистов (живых, шумных, боеспособных). Дана команда местным УМВД поставить их под жесткий контроль. Боятся просто. Такая ситуация у нас, в Самаре, в Воронеже, в Удмуртии - это только те, с кем я постоянно общаюсь.

 

...И никакой «махновщины»

Ситуация, о которой говорит Косолапов, в последние дни на слуху: «Ночной патруль» у него фактически отобрали. Причём он сам спровоцировал это: 5 августа заявил о прекращении деятельности своего «самого эффективного в России» движения по решению его «старожилов». Причиной, по его словам, стали нарушения устава со стороны участников: насилие в отношении задержанных водителей. «Провокации стали главным смыслом, а рукоприкладством стали гордиться», - пояснил Косолапов.

 

Однако участники «Патруля» отказались прекратить деятельность и объявили об официальной регистрации некоммерческой организации под прежним названием. Мол, мало ли что там написано в старом уставе, мы примем новый, назначим новых лидеров. Руководителем на собрании (если таковое было) выбрали кировского телерепортёра Сергея Пичугина, который последние несколько лет освещает работу этого объединения в СМИ, а заместителем - Анну Нагимову, связанную с «Полицейской ассоциацией». Президент последней Николай Кощеев и руководитель УМВД области Константин Селянин встретились с активистами 14 сентября и вручили им награды. Такого раньше не было.

 

- Благодаря нашей встрече удалось решить проблему взаимодействия с городской дежурной частью, - опубликовали сообщение в соцсетях новые руководители организации. - Вместе мы решили не только взаимодействовать по линии ГИБДД, но и помогать сотрудникам ППС в раскрытии преступлений, поиске «потеряшек» и так далее. Теперь практически все члены «Ночного патруля» (а это более 30 активных соратников) являются членами Добровольной народной дружины (ДНД) и действуют согласно положению о ДНД по охране общественного порядка на территории г. Кирова.

 

Создатель бренда «Ночной патруль» мог бы легко предвидеть желание государственных структур заставить общественников играть по своим правилам. Тем более, если такое происходит повсюду.

 

- Когда у общественных активистов нет какого-либо правового статуса, то нет ни законных полномочий, ни собственной юридической защищённости, - говорит начальник отдела по взаимодействию со СМИ полковник полиции Сергей Баранцев.

 

По его словам, сейчас на территории Кировской области действуют в соответствии с названным выше федеральным законом сто добровольных народных дружин и три объединения правоохранительной направленности. Ограничения к их учредителям указаны в девяти пунктах - в том числе по психическому здоровью. Регламентированы условия и пределы применения физической силы участниками, а также разные формы взаимодействия (но не замены собой!) с полицией. Деятельность того же «Ночного патруля» наиболее соответствует такой из них, как право «информировать правоохранительные органы о правонарушениях и об угрозах общественному порядку». Неужто активисты добровольно приняли права и обязанности дружинников, чтобы нарушать устав и заниматься рукоприкладством, как их обвиняет Косолапов?

 

«Пусть расцветают сто цветов»

В некоторых городах России стали привычными казачьи патрули - говорят, обладатели мундиров и нагаек охотно получают удостоверения дружинников. Тесное сотрудничество у полиции (по крайней мере, в Кировской области) сложилось с общероссийским поисковым отрядом «Лиза Алерт»: ежегодно около тысячи пропавших без вести кировчан возвращают домой. А вот с активистами движения «Оккупай-педофиляй», которые ловят извращенцев на живца и публикуют видео с ними в соцсетях, у полиции сотрудничество не сложилось: появились факты применения ими насилия в отношении подозреваемых.

 

Гражданское общество активизировалось и в сфере защиты прав потребителей. Взять скандальный проект «Хрюши против», легко узнаваемый по ростовым куклам свиней. Его волонтёры вторгаются в магазины по всей стране в поисках просроченных продуктов питания. Правда, в последние годы, бывало, и по поводу обнаруженных санкционных. Не зря же бюджетные гранты на миллионы рублей получили, как «СтопХам»!

 

В Кирове «Хрюш» нынче сменил отделившийся от них местный проект «Просрочка патруль» (без официальной регистрации). Деятельность та же: выявление просроченных продуктов, вскрытых упаковок и грязи, жалобы на магазины и петиции об их закрытии... Активисты утверждают, что проверки устраивают по жалобам, полученным от покупателей.

 

- В разных торговых точках реагируют по-разному. Одни адекватно: «Хорошо, давайте проверим», другие вызывают охрану, шумят, - рассказывает руководитель «Просрочки патруля» Алекс Благоденский. - Подавали на нас заявления в полицию, иски в суды, однако закон всегда на нашей стороне. Есть три варианта, что делать с просроченными продуктами, которые мы нашли в магазине. Либо продавцы сами вскрывают упаковки (для них лучший вариант), либо мы товар покупаем, вскрываем упаковку сами, нам возвращают деньги за покупку некачественного товара, после чего мы пишем заявление в суд или Роспотребнадзор. И третий сценарий: мы вызываем полицию, они составляют акт о правонарушении по факту торговли просроченными продуктами, изымают товар. Магазину тогда грозит штраф до 300 тысяч рублей или закрытие на срок до 90 суток.

 

По словам Алекса, в Роспотребнадзоре от сотрудничества с «Просрочкой патруль» отказались, сославшись на нехватку персонала для совместных рейдов. Сейчас активисты думают объединить усилия с Общероссийским народным фронтом, который реализует свои социальные проекты: контроль за свалками, дорогами, работой органов власти... Правда, главную роль в ОНФ играет правящая парламентская партия, способная единолично решить большинство проблем на законодательном и административном уровнях. Но не искать же ей лёгких путей! Лучше так - через подконтрольных общественных активистов…

 

Всегда в обществе найдутся люди, которым не всё равно, что происходит вокруг. И даже когда это не касается лично их. Вопрос в том, насколько адекватны заявленным целям применяемые средства.

 

Игорь НЕЛЮБИН.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Должен ли начальник отвечать за травмы, полученные подчиненным на производстве?