"По максимуму" : Интервью с уполномоченным по правам человека в Кировской области Александром Пановым - об их защите

ОБЩЕСТВО

27 апреля 2016 502 0
На печать

Кто очень хотел, тот мог прочитать доклад уполномоченного по правам человека в Кировской области о состоянии дел в этой сфере за 2015 год - он помещён на его сайте. С ним ознакомлены губернатор, депутаты ОЗС, правоохранительные органы… Поэтому разговор журналиста «ВК» с региональным уполномоченным по правам человека А.Г. ПАНОВЫМ шёл как в русле тематики доклада, так и вне её.

 

Не один на один
с чиновником

 

- Итак, основная задача уполномоченного?

 

- Иметь объективную картину того, насколько полно предоставлена человеку возможность реализовать свои права. По большому счёту не в компетенции уполномоченного и его аппарата конкретное разрешение каких-либо проблем - мы не можем повысить зарплату, подвинуть очередь и предоставить жильё…

 

- Тогда вопрос: что же вы можете?

 

- Осуществлять независимый государственный контроль. Потому как существует ещё ведомственный контроль, а значит, может иметь место защита кем-то чести своего мундира. Мы подотчётны только Законодательному Собранию, депутатам, которые выбирали уполномоченного по правам человека. У нас нет федерального подчинения.

 

- Побывав, например, на приёме у чиновника, граждане затем нередко приходят к вам - они не удовлетворены тем, как решался их вопрос. У вас сложилось мнение о том, как те или иные структуры у нас работают с жалобами? Что тут можно увидеть - отписки, половинчатые решения? Или желание чиновника поскорее «закрыть» жалобу - чтобы она на нём не «висела»?

 

- Такое случается. И всё же, считаю, работа с обращениями граждан представителями государственных структур, региональных и муниципальных властей ведётся системно. Да, встречаются отписки, но это зачастую связано с большой нагрузкой должностного лица, а может быть, с его недостаточной компетенцией. Но граждане имеют возможность не только обжаловать такие действия чиновника по его должностной вертикали и горизонтали, но и обратиться  к независимым, так сказать, контролёрам - в Общественную палату, в разного рода правозащитные организации, к уполномоченному по правам человека.

 

 

- То есть имеется шанс не остаться один на один с чиновником?

 

- Да. Сейчас ведь проблема в решении того или иного вопроса, который ставит заявитель, часто лежит в материальной плоскости. И при наличии возможностей, в том числе и финансовых, практически все законные требования, права граждан реализуются. Даже при отсутствии средств должностные лица пытаются разъяснить человеку его перспективы. У нас очень много решений судов, которые обязательны к исполнению органами власти, если они им адресованы. В то же время, например, человек, получив на руки решение суда, в котором на органы местного самоуправления возлагается обязанность предоставить ему жильё, приходит сразу в муниципалитет и говорит: «Давайте квартиру!» И людей с подобными решениями судов не один десяток и не одна сотня. Поэтому из них снова выстраивается очередь. И уже нельзя допустить, чтобы человек, который получил решение суда позже, оказался более удачливым, чем тот, у кого подобная бумага оказалась в руках раньше. Права одного не могут быть защищены за счёт нарушения прав другого и принципов социальной справедливости.

 

Как «Солнышко» обидели

 

- Что за люди к вам идут? По социальному статусу, по материальному положению, по возрасту.

 

- Чаще это представители старшего поколения. Тому есть объяснение. У молодых - вся жизнь впереди, больше и жизненной энергии, и перспектив. И они пытаются всего добиться сами.

В Кирове, конечно, на приёме можно увидеть больше служащих, рабочих. Выезжаем в районы - к нам идут люди, занятые в сельском хозяйстве.

 

- А бюджетники?

 

- Тоже. Особенно когда начинаются проблемы, связанные с социально-экономической ситуацией: с невыплатами зарплаты, сокращениями персонала. В самом начале года в Нолинске ко мне на приём пришла делегация детсада «Солнышко»: его работники получили в декабре зарплату в размере 15 тысяч рублей, а в январе - 10 тысяч. После этого я встречался с руководителями областного министерства образования - не было никакого указания сокращать зарплату учителям и педагогическим работникам дошкольных учреждений. Продолжаем держать эту ситуацию на контроле.

 

- Чиновники, депутаты со своими житейскими проблемами к уполномоченному по правам человека приходят?

 

- Да, но не часто.

 

- Священнослужители, журналисты?

- Нет.

 

- В прошлом году в целом по области уменьшилось число обращений граждан к уполномоченному по правам человека, и заметно. Что за этим стоит?

 

- Если посмотреть количество письменных обращений, то их число примерно то же. И здесь вопрос, наверное, касается учёта устных обращений. Ведь иногда люди приходят, скажем, за разъ­яснением, а мы это не всегда фиксируем. Так что если сказать откровенно, то количество обращений не уменьшилось.

 

- Цифры из вашего доклада: из Вятских Полян в 2014 году на имя уполномоченного поступило 35 обращений граждан, в 2015-м - 3, из Верхнекамья - соответственно 32 и 56. Тут нет закономерностей?

- Нет.

- А то, что, допустим, из Суны, Арбажа и Санчурска в прошлом году к вам не пришло ни одной жалобы, о чём говорит?

 

- В Арбажском районе я был совсем недавно. Оттуда традиционно немного обращений. Почему? Полагаю, власть здесь соответствующим образом организована.

 

- И всё-таки не впустую съездили в Арбаж?

 

- Во время таких поездок не было случая, чтобы к нам не пришёл народ. В Арбаже на приёме, например, был гражданин, несо­гласный с основаниями его увольнения. Другой посетитель вёл речь о помощи в предоставлении жилья. А недавно мы получили оттуда коллективное обращение по поводу строительства дорог. В Туже  перед нами ставили вопрос, связанный с закрытием здесь автошколы - местным жителям приходится обучаться вождению в другом районе.

 

Аварийные дома: муниципалитет
сопротивляется

 

- Неисполнение судебных решений по предоставлению жилья… Это тема на долгие годы вперёд?

 

- С учётом экономического положения, я думаю, хроническая тема. Люди, которые не в силах приобрести жильё за свой счёт, вынуждены стоять в очередях, пришедших к нам ещё из советских времён. Для них реальный шанс справить новоселье - попасть в госпрограмму по переселению из ветхого и аварийного жилья. А она, кстати, заканчивается в 2017 году. Поэтому, если дом признан аварийным, у тебя одна дорога - в суд. К сожалению, в области только город Киров специально предусматривает определенные финансовые средства для исполнения решений судов по предоставлению жилья. И ещё был пример, когда в Пижанке провели конкурс на покупку квартиры. В Кирове по итогам 2015 года исполнены судебные решения за половину 2014 года. Предыдущие года «закрыты».

 

- Чему учит недавняя история в Кирсе? Жильцы пяти домов по улице Чапаева больше года добивались признания помещений аварийными. Это пример того, как гражданам нужно сражаться за свои права? Или это одновременно пример того, как могут стоять просто «насмерть» члены межведомственной комиссии, образованной администрацией городского поселения, препятствуя этому и тому, чтобы их земляки получили возможность жить в нормальных условиях?

 

- В этом случае я вижу такой ход мыслей у муниципальных чиновников. Если они признают данное жильё аварийным, у людей появится законная возможность обратиться  суд. У суда нет другой альтернативы, как вынести решение о предоставлении внеочередного жилья. И муниципалитету на это надо будет искать деньги. А их мало. Могут прийти судебные приставы и наложить арест на счета, и муниципалитет  вообще не сможет функционировать и исполнять другие полномочия, определённые, например, 131-м федеральным законом.

 

Такая вот логика в ходу. Хотя это немного не так. Все счета не закроют, полномочия будут исполнять. Но, естественно, придётся искать  дополнительные финансовые источники, для того чтобы выполнить решение суда.

 

Но меня что ещё возмутило в этой истории. Наконец-то договариваемся решить проблему - и вновь получаем ответ от главы городского поселения: снова обследовать данные жилища нецелесообразно. А ведь этим вопросом, кроме нас, занимались правительство области, ОЗС, главный федеральный инспектор, прокуратура…

 

- Как много у нас, оказывается, демократии. Никто маленькой комиссии в не самом большом городском поселении не указ.

- Эти жилые дома всё-таки были признаны аварийными и подлежащими сносу. По информации главы района, сейчас выделен земельный участок и ведутся работы по проектированию жилья для будущих переселенцев. У людей появилась надежда. А у местной власти - дополнительные возможности для того, чтобы принимать такого рода решения. В том числе с просьбами о соответствующих трансфертах из бюджетов более высокого уровня.

 

А им - про высокие технологии

 

- В вашем докладе особенно мрачные мысли вызывает раздел по здравоохранению. Оказывается, обычное дело, когда в ЦРБ специалистов нет по 10 лет. Читаешь про это и уже не вспоминаешь о высоких медицинских технологиях, суперсовременных врачебных центрах - люди «в шаговой доступности» не имеют элементарного.

 

- Это проблема серьёзная. Если говорить о доступности медицинских услуг, то она у нас очень ограниченная, особенно по узким специалистам. Один такой специалист может быть по нормативам на 10 тысяч жителей. А у нас численность населения иного района меньше этой цифры. Создаётся впечатление, что оптимизация отрасли идёт мало пересекаясь с потребностями людей. Вроде бы задания на сей счёт, которые поступают к нам из федерального центра, полностью выполняются, но у людей высокую оценку не получают.

 

- Сейчас всё чаще начинают говорить о необходимости - как это было в советское время - после окончания бюджетного отделения медвуза обязательной отработки по специальности в течение какого-то срока. Ваша позиция?

 

- Необходимо - и это все понимают - переориентировать студентов таких вузов. Раньше любой доктор начинал свою деятельность с земской больнички. И сегодня начинающий врач, наверное, должен получать первую практику в небольших лечебных учреждениях, а не попадать «не­оперившимся» специалистом в крупные медицинские центры. Что касается так называемой отработки, то я, как уполномоченный, могу сказать, что выпускник медицинского вуза должен иметь право выбора. Хотя замечу: житель отдалённого сельского поселения тоже имеет право на качественное медицинское обслуживание. Так что важно разумный баланс соблюсти.

 

- Александр Георгиевич, чем может измеряться эффективность работы уполномоченного по правам человека? Или нет таких критериев?

 

- Если мы начнём определять какие-то критерии и будем к этому стремиться, то выхолостим живую работу с людьми, сведём её к формализму.

 

- И дополнительные полномочия вам и вашим коллегам в других регионах не нужны?

 

- Дай нам бог с теми полномочиями, что определены законом, максимально использовать и имеющиеся рычаги, и свой авторитет для решения задач, над которыми приходится работать.

 

Вопросы задавал
Сергей КАРИН.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Должны ли быть одинаковыми зарплаты учителей во всех регионах России?