Памятник Николаю II и его семье всё-таки будет установлен в Кирове

ОБЩЕСТВО

25 июня 2018 145 0
На печать

 

Монумент рекомендовано поставить на территории Трифонова монастыря. Такое решение было принято депутатами город­ской думы после проведения публичных слушаний.

 

Монументальные произведения искусства - это хорошо, спору нет: достопримечательность, привлечение туристов и вообще украшение города. Даже если это какой-нибудь бестолковый памятник дырке, как в Санкт-Петербурге. Однако даже там возмущённая общественность заставила власть снять, например, едва установленную мемориальную доску в честь маршала Маннергейма, а также отложить передачу РПЦ знаменитого Исаакиевского собора.

 

Несмотря на то что в нашем областном центре, как во многих других городах России, есть масса по-настоящему актуальных проблем, таких, как рост тарифов или деградация городского хозяйства (о чём на днях заявил сам сити-менеджер Илья Шульгин), периодически обществу будто специально подбрасывают подобные темы. Как будто народ нарочно отвлекают - такая мысль прозвучала на общественных слушаниях, состоявшихся накануне заседания гордумы, 18 июня, по поводу инициативы Вятской епархии об установке памятника семье «святых страстотерпцев».

 

«Уютный гроб» от горадминистрации

Говорят, вызвавшая общественный резонанс скульптурная композиция (копия находящейся в монастыре села Дивеево Нижегородской области и созданной по сюжету иконы) уже отлита за счёт неизвестного спонсора, а расходы на его установку берёт на себя местная епархия РПЦ. Не пропадать же зря добру, решили члены депутатской городской комиссии, единогласно одобрив инициативу церкви.

 

Возможно, сообщение об этом в СМИ не вызвало бы такой общественный резонанс, если бы епархия изначально предлагала установить памятник на одной из принадлежащих ей многочисленных территорий, а не на набережной Грина, в районе веерной лестницы, куда люди приходят отдыхать и наслаждаться красивым пейзажем, а вовсе не скорбеть и каяться за грехи ушедших поколений, глядя на лики невинно убиенных детишек с крестами в руках.

 

Именно поэтому у церковной инициативы оказалось неожиданно много противников. К чести горадминистрации, на негативную реакцию кировчан на этот раз внимание там обратили, и сити-менеджер Илья Шульгин предложил снять вопрос с голосования на прошлом заседании гордумы - 30 мая. Мол, мнение общественности всё-таки надо учесть. Депутаты и это предложение единодушно поддержали. Правда, оказалось, что опрос, организованный на сайте городской администрации, даже не предполагал изучение мнения о необходимости вообще такого памятника в Кирове. Поэтому уже на общественных слушаниях их участники заявили о подмене предмета обсуждения: решение об установке памятника не принято, а нам предлагают выбрать для него место - одно из семи предложенных. Получилось как в старом анекдоте про единственный оставшийся в похоронной конторе гроб, который хоть и не подходит заказчику по размеру, зато, с точки зрения продавца, уютный: хочешь - вдоль ляжешь, а хочешь - поперек! То есть памятнику быть, а вы выбирайте — где!

 

К слову, одновременно свои опросы проводили многие местные СМИ и общественники, включив пункт как раз о ненужности подобного монумента. Не осталась в стороне и наша газета. При этом 40 процентов читателей «ВК» высказались против такого памятника в принципе, а половина принявших участие в опросе проголосовали за его установку на территории Трифонова монастыря.

 

Примирение через противостояние

Несмотря на то что публичные слушания, вопреки протестам всё тех же общественников, городская администрация проводила в рабочее время, на них пришло более 150 неравнодушных горожан, и там с лихвой хватало и страстей, и резких заявлений. Противники установки памятника царской семье жёстко высказывались в адрес личности Николая II, его деятельности в качестве императора, вспоминали Ходынку, Кровавое воскресенье, расстрелы рабочих, неудачное участие в ненужных России войнах, а также отречение от престола, расцениваемое некоторыми как предательство своей страны в трудное время. Мол, за что бездарю ставить памятники, тем более в Кирове, к которому он не имел никакого отношения, разве что был тут проездом?! И то об этом говорит лишь одна строчка в его дневнике, записанная в августе 1917 года: «Гуляли до Вятки, та же погода и пыль. На всех станциях должны были по просьбе коменданта завешивать окна; глупо и скучно!» И всё.

 

Где именно «гулял до Вятки» император во время остановки поезда, имеется в виду город или река - неизвестно совершенно. Может, вообще под Котельничем. Причём много лет назад на набережной в Нововятском районе г. Кирова уже был установлен крест на предполагаемом месте выхода - недалеко от нынешнего железнодорожного переезда. Однако епархии этого показалось мало.

 

Одна из самых активных участниц слушаний, пенсионерка Тамара Урванцева, ссылаясь на статьи Конституции РФ, заявила, что установка памятника нарушает запрет на разжигание национальной, религиозной и социальной розни, а руководитель горкома КПРФ Марина Созонтова высказалась, в частности, и против того, чтобы расходы по содержанию памятника взвалил на себя муниципалитет - то есть все налогоплательщики, невзирая на их отношение к религии и к личности Николая Второго. Прозвучало мнение и о том, что, если на территории православного храма памятник был бы под присмотром, то на неохраняемой набережной очень даже вероятны акты вандализма.

 

Сторонников установки памятника выступило меньше, однако их речи были не менее эмоциональны. Заявляли, что это дань памяти не царю, а образу большой русской семьи и беззаветного служения своей Родине. А священник Евгений Смирнов вообще сказал, что не надо слушать людей, выступающих по принципу «а Баба-яга против».

 

«За всю мировую историю убивали и царей, и королей, но только у нас убили всю царскую семью. Это позор на весь мир. Мы должны об этом помнить, чтобы подобного больше нигде никогда не повторилось, - пытался добиться сочувствия у собравшихся священник Александр Балыбердин. - Признание Николая II страстотерпцем и новомучеником в 2000 году позволило воссоединиться двум церквям - РПЦ и зарубежной православной церкви. Поэтому мы убеждены, что установка памятника не разъединит, а объединит нас, это памятник царице, царевнам, царевичу, которых добивали штыками». Последнее заявление кандидата исторических наук Балыбердина (будто такой памятник объединит общество) было расценено его оппонентами как «лапша на уши» и лицемерие.

 

Война за умы

Несмотря на это, в горадминистрации уверены, что во время слушаний удалось создать конструктивную и взаимоуважительную атмосферу. Сити-менеджер Илья Шульгин даже поблагодарил участников за аргументированные и корректные высказывания. «Только положительно можно оценить то, с каким неравнодушием жители города подошли к решению этого вопроса, - сказал он. - Для нас действительно важно мнение горожан».

 

Похоже, на этот раз гордума приняла компромиссное решение. При этом подоплека нынешнего скандала проста: 17 июля исполнится сто лет со дня расстрела царской семьи (если точнее, то после отречения - бывшей царской) - и к этой дате памятники Николаю Второму под разными благовидными предлогами установили уже в десятке регионов России. Старается бежать в одной упряжке и Вятская епархия, будто не понимая, что трагический раскол общества, случившийся в стране век назад, подогревается сегодня на ментальном уровне именно подобными инициативами.

 

Причём даже в самой РПЦ до сих пор не пришли к однозначному выводу о событиях вековой давности в Ипатьевском доме Екатеринбурга. Ведь даже останки, захороненные при президенте Ельцине в императорской усыпальнице Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге, РПЦ почему-то до сих пор не признала принадлежащими погибшим членам царской семьи.

 

Сегодня в Кирове несколько памятников, посвящённых Великой Отечественной войне, 17 объектов монументального искусства (в том числе памятники Ленину, Кирову, Шаляпину, Савиных и др.), немало различных малых архитектурных форм («Ассоль», «Присядем на дорожку», «Дерево желаний» и т.д.). Однако ни один из них до сих пор не вызывал такого общественного резонанса даже в случае спорных ситуаций (например, «стирольные дети» у перинатального центра, позже убранные).

 

Памятна история о том, как ещё в 2014 году кировский краевед Антон Касанов уверенно заявил о поддержке горадминистрацией идеи установить в сквере напротив музея К.Э. Циолковского памятник, посвящённый этому гениальному учёному, жившему в Вятке. Однако в октябре прошлого года другие местные краеведы опередили своего коллегу: депутаты гордумы одобрили предложение установить на том же месте бюст малоизвестного широкой общественности историка Вештомова.

 

Можно вспомнить и то, как прошлой осенью тот же Антон Касанов возражал против установки памятника Ф.Э. Дзержинскому в Кирове. В результате статуя Железного Феликса всё же появилась - во дворе городского клуба ветеранов – дома, где во время Гражданской войны Дзержинский останавливался вместе с товарищем Сталиным. Касанов написал тогда: «Памятники в современной России уже активно ставят Сталину, Ивану Грозному, Колчаку, Краснову и многим прочим весьма неоднозначным персонажам. Рефрен обычно один и тот же: «Этот человек сделал много хорошего, но и плохого тоже. Ну а что вы хотите, такое было время, иначе нельзя». То, что такие памятники не сплачивают, а разъединяют людей, почему-то особо никого не волнует».

 

Как видим, волнует.

 

Игорь НЕЛЮБИН.

 

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Что нужно сделать в Кирове к 650-летию города?