Ошибка или закономерность? В кировской больнице женщину залечили до инвалидности

ОБЩЕСТВО

18 апреля 2022 325 0
На печать

 

Мы пережили (точнее, почти пережили) двухгодичную ковидную эпопею. Оглядываясь назад, можно уже точно сказать, что российское здравоохранение в целом с ней справилось. Но этот успех был бы гораздо более уверенным, убедительным и скорым, не случись в конце нулевых медицинских реформ, перехода на страховую медицину и оптимизации больниц. Сегодня с этим тезисом соглашаются большинство экспертов.

 

Последствия медицинских реформ особенно заметны «на земле», в конкретных больницах и поликлиниках. Их оскал можно увидеть в трагедиях отдельных людей. Одна из них случилась с кировчанкой Еленой О., которая в результате неправильного лечения стала инвалидом.

Сейчас, конечно, можно сказать, что от врачебных ошибок никто не застрахован. Но тут случай особый. И будут ли из него сделаны надлежащие выводы, пока не ясно.

 

На грани жизни и смерти

 

- 12 июня прошлого года я почувствовала себя плохо, - рассказывает Елена О. - Измерила температуру - 39 градусов. Вызвала «скорую». Фельдшер сказала, что у меня ангина, и посоветовала вы­звать врача из поликлиники. На следующий день температура не спала. Вызвала врача. Та расспросила меня и сказала, что у меня последствия коронавируса, которым я переболела еще в октябре 2020 года. Взяла тест. А на следующий день у меня отказали ноги. Я начала падать. Родные вновь вызвали «скорую», и меня увезли в нововятскую больницу. Там я пролежала 20 дней. Пять суток провела в коме. Даже родителей вызывали - сказали, что не выживу. Мама и папа поседели от такого известия.

 

По словам женщины, тягостное впечатление от пребывания в нововятской больнице на нее произвел момент, когда она очнулась в реанимации. Одна, рядом никого нет, ни медицинского персонала, ни родителей. Никого, кто мог бы помочь ей, больной и обездвиженной.

 

- Родственников не пускали, - с ужасом вспоминает она тот период. - Две недели меня не умывали, не расчёсывали и не проводили гигиенических меро­приятий. Я не шевелилась и лежала в одном положении на спине, из-за чего на спине образовались пролежни.

 

Оба теста на COVID, которые у нее брали - и дома, и в больнице, были отрицательными. Однако Елене был поставлен диагноз «пневмония» - как следствие перенесенной инфекции. А спустя неделю, после повторного обследования, воспаления легких обнаружено не было - и пациентку выписали домой, «с выздоровлением».

 

- За неделю исчезла пневмония, за неделю куда-то ушло 30 процентов поражения легких, - удивляется женщина. - Но при этом, когда меня выписали, я не могла двинуть ни рукой, ни ногой. От чего меня и чем лечили, до сих пор не понимаю.

 

Так как после выписки состояние Елены оставалось тяжелым, она попала в горбольницу № 1 на ул. Попова (КОГБУЗ «Центр кардиологии и неврологии». - Ред.). Там-то и обнаружилось, что симптоматика у женщины ничем не похожа ни на ковид и его последствия, ни на инфекционную пневмонию. Проведенные анализы и обследования это подтвердили. В результате выяснилось, что у Елены клещевой энцефалит. Хотя сама она не помнит, что ее кусал клещ (такое, кстати, бывает, особенно у тех, кто живет, как Елена, за городом).

 

После постановки диагноза медики начали интенсивное лечение.

 

- Мой врач мне сказала, что время для лечения, пока я была в нововятской больнице, упущено и последствия могут быть крайне тяжёлые, - говорит Елена О.

 

И здесь пациентка отдает должное и врачам, и медсестрам, и санитаркам, которые за ней ухаживали. Уже через несколько дней стало ясно, что лечение было выбрано верно: состояние больной улучшилось. С ней начали заниматься лечебной физкультурой, и женщина вновь стала самостоятельно переворачиваться с боку на бок и садиться. Младший медперсонал помогал ей есть и ухаживать за собой. Обо всём этом Елена вспоминает с чувством искренней благодарности.

 

Да и как не похвалить людей, которые смертельно больного человека, по версии медиков из второй горбольницы, поставили на ноги, вернули к жизни?

 

- Я до сих пор с большим теплом вспоминаю заведующего отделением Игоря Валерьевича Ардашева и своего лечащего врача Любовь Викторовну Попову, - делится своими чувствами Елена. - Они настоящие профессионалы и просто замечательные люди.

 

А вот о специалистах нововятской больницы у нее иное мнение.

 

Суд приказал раскошелиться

 

В результате неправильного лечения Елена О. стала инвалидом первой группы. Но, вспоминая всё то, что ей пришлось перенести, женщина удивляется  чёрствости врачей, по вине которых едва не лишилась жизни. По ее словам, она звонила Ирине Морозовой, которая летом 2021 года еще была главврачом горбольницы № 2, но не услышала от нее даже «извините».

 

В августе 2021 года Елена О. обратилась в нововятскую больницу с заявлением. В нём она написала: «Я считаю, что безграмотные врачи нововятской горбольницы № 2 полностью виноваты в моём тяжёлом состоянии. Я лишена возможности ходить, я нуждаюсь в постоянном уходе. Я не могу работать и не могу ездить на автомобиле, я не могу помыться, я элементарно лишена нормальной жизни с прогулками по свежему воздуху и встречами с друзьями». Она просила «провести проверку изложенного в заявлении и принять меры к сотрудникам, причастным к данной ситуации» и требовала «выплаты компенсации за врачебную ошибку». Ее размер Елена определила в пять миллионов рублей.

 

Однако пострадавшая пациентка не увидела, что кому-то там до нее вообще есть дело.

 

- Больница полностью игнорировала мои обращения, - говорит она.

 

Поэтому, будучи практикующим юристом, в сентябре 2021 года Елена подготовила и подала в суд исковое заявление к горбольнице № 2, министерству здравоохранения Кировской области и министерству имущественных отношений Кировской области «о компенсации морального вреда в связи с причинением вреда жизни и здоровью». Ее размер она обозначила в те же пять миллионов.

 

В материалах судебного дела есть показания всех сторон процесса, но более интересны выводы комиссии Кировского об­ластного бюро судебно-медицинской экспертизы. В них указывается, что врачи Кировской городской больницы № 2 допустили ошибку при постановке диагноза, хотя у них была возможность этого избежать. Тогда и последствия для здоровья пациентки были бы не такими тяжелыми.

 

На основании имеющихся в деле материалов 5 апреля этого года Нововятский районный суд г. Кирова удовлетворил иск Елены О. к указанным ответчикам. Вот только сумма уменьшилась до 600 тысяч рублей. Впрочем, это не удивляет: российские суды по делам о компенсации морального вреда почти всегда в разы уменьшают требования истцов.

 

И всё же горбольнице придется раскошелиться на сумму, которая для нее не такая уж и маленькая. Однако открытым остается вопрос: а сделают ли из этого судебного прецедента выводы чиновники от медицины? Ведь дело не только в конкретной врачебной ошибке.

 

Откуда ноги растут?

 

О том, что квалификация российских врачей снизилась, сейчас уже начали говорить открыто. Не так давно об этом сказал знаменитый «доктор Мясников» (врач-кардиолог Александр Мясников, который получил известность благодаря телевизионной программе «О самом главном»). Он отметил, что врач не должен руководствоваться только «протоколом лечения». «Нужно и голову включать», - сказал Мясников. Но как это сделать, если этому не учат, он не пояснил.

 

Современному врачу, как показывает практика, бывает трудно отойти от шаблонов. И виновато в том не только образование. После реформирования медицины у большинства участковых терапевтов просто времени нет, чтобы заниматься больным дольше 15 минут. То же самое можно сказать и о некоторых других медицинских специальностях.

 

Дополнительной нагрузкой на медиков ложится растущий объем отчет­ности, а также необходимость вести электронную документацию. А ведь цифровизация здравоохранения уже приобрела масштабный характер. И Кировская область по этому показателю в передовиках.

 

В нашем регионе внедрена КМИС (комплексная медицинская информационная система), вводятся в оборот элек­тронные медицинские карточки пациентов, распространяется телемедицина. С помощью компьютера врачи выписывают рецепты, пересылают рентгеновские снимки. А тут еще в здравоохранении стали использовать искусственный интеллект (ИИ).

 

«Вятский край» не так давно со слов главврача Нолинской ЦРБ писал о тех плюсах, которые дает применение ИИ в медицине. В интервью подчеркивалось, что одно дело - переложить часть лечения на компьютерный мозг, другое - понимать, что живого доктора машина не заменит. Только его знания, навыки и умения помогут вернуть здоровье больным. Главное, чтобы целью стало исцеление, а не соблюдение протокола лечения. А вот с этим проблема.

 

В условиях страховой медицины врачей ориентируют на соблюдение протокола, а не на результат лечения. Врачу могут не заплатить, если не был применён в полном объеме весь список манипуляций и лекарств, который прописан при данном заболевании. А нет материального стимула - нет и заботы о пациентах.

 

Ко всему этому примешивается еще и личностный фактор - когда руководство медицинских учреждений формируется по принципу «личной преданности». Новые главврачи не всегда находят общий язык со сложившимся коллективом. Отсюда увольнения «по собственному желанию» и сокращение штатов («Вятский край» писал об этом на примере областной психиатрической больницы им. Бехтерева).

 

В результате кадровый дефицит не проходит, а вакантные должности замещаются людьми порой далеко не самой высокой квалификации. Можно ли после этого удивляться, что происходят врачебные ошибки наподобие той, от которой по­страдала Елена О.

 

Иван ТРОФИМОВ.

 

P.S. На днях стало известно, что новым главврачом горбольницы № 2 назначена Наталья Шулятьева, которая ранее занимала должность заместителя главного врача Кировской городской больницы № 9.

 

Согласно данным сайта минздрава, она «неоднократно награждалась почетными грамотами и благодарственными письмами разного уровня, в том числе грамотами за активное участие в реализации социальных проектов. Она является участником благотворительных концертов, акций для детей-сирот и инвалидов. Свое призвание она нашла и в танцах. Наталья Шулятьева - победитель различных танцевальных олимпиад и фестивалей разных лет. Свободное от работы и общественной деятельности время посвящает хобби - вышивке, изготовлению конфетных букетов и другим творческим направлениям».

 

Но петь-танцевать и вышивать - это одно. Другое - руководить крупным медицинским учреждением. Будет ли с ее стороны проведено полное и доскональное расследование причин допущенной врачебной ошибки? Привлекут ли виновных к ответу? Какая оценка будет вынесена действиям бывшего руководителя больницы - Ирины Морозовой?

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Достойны ли учителя того, чтобы в их честь называли новые улицы городов и поселков области?

Читайте также