«Один в поле не воин». Интервью с уполномоченным по защите прав предпринимателей в Кировской области Владиславом Поповым

ОБЩЕСТВО

29 октября 2018 113 0
На печать

 

В кабинете уполномоченного по защите прав предпринимателей в третьем здании правительства я был уже не первый раз. До этого приходилось встречаться там и делать интервью с прежними хозяевами кабинета - Сергеем Данеляном и Андреем Вавиловым. К слову сказать, первый из них был родоначальником службы бизнес-омбудсмена в нашей области.

 

Сегодня кабинет занимает Владислав Попов. Он не только переставил мебель, но и установил аппаратуру для проведения видеоконференций. Как сказал сам Владислав Леонидович, сделал кабинет более удобным для общения с посетителями и своими представителями из районов области. Но в службе бизнес-омбудсмена поменялся не только внешний антураж. Так или иначе, каждый новый человек, занимая должность, всегда вносит в работу что-то свое, нечто, что соответствует его жизненному опыту и пониманию тех задач, которые перед ним стоят. Поэтому «ВК» попросил Владислава Попова рассказать о том, чем уже начал заниматься и что будет делать новоиспеченный уполномоченный по защите прав предпринимателей.

 

- Владислав Леонидович, чем будет отличаться ваша работа на посту бизнес-омбудсмена от работы ваших предшественников?

 

- Она, на мой взгляд, не должна отличаться, она должна эволюционировать. Я считаю, что для развития института уполномоченного по защите прав предпринимателей очень много сделал Сергей Данелян. Он смог, даже работая первое время на общественных началах, эту работу поставить. При нем уполномоченному был выделен кабинет, появились ставки юристов. Немного, конечно, но все же работа уже пошла.

 

Данелян создал, Андрей Вавилов подхватил. Хотя ему больше нравилось, в силу его характера, решать сложные дела. И он это делал.

 

Но, согласитесь, один в поле не воин. Сейчас, например, в штате уполномоченного в Московской области порядка 100 человек, в Нижегородской - около 10. У нас пока только три специалиста. Понятно, что такими силами много не наработаешь. Поэтому я делаю ставку на то, чтобы привлекать людей на общественных началах, создавать институт общественных омбудсменов.

 

Необходимо шире привлекать к решению вопросов бизнеса общественные организации. Сейчас я плотно взаимодействую с Вятской торгово-промышленной палатой. Рабочие отношения выстраиваются с Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП), «Опорой России» и «Деловой Россией».

 

Развиваются отношения с контрольно-надзорными структурами по обмену практиками проведения проверок бизнеса. Как сказал главный инженер одного из кировских заводов, проработавший в должности не один десяток лет, всех требований, которые предъявляются к бизнесу со стороны контрольных органов, знать просто нельзя. Поэтому с ними в интересах предпринимательского сообщества нужно выстраивать отношения.

 

- Какое наследство вам досталось от вашего предшественника?

 

- Когда меня назначили, нерешенными оставалось 22 дела. В переходный период у нас накопилось порядка 30 обращений.

 

В основном эти дела были связаны с деятельностью малого бизнеса. География тоже разная. Были по Омутнинску, были по Вятским Полянам. Это то, что помню навскидку. Много обращений, и это естественно, было по Кирову.

 

Сейчас на первых шагах стараюсь, чтобы вновь поступающие обращения вовремя обрабатывались, рассматривались в нормативные сроки. Поэтому сегодня нет «зависших» обращений.

 

- А сколько их в целом на сегодня?

 

- На данный момент 96. Хочу сказать, что в последнее время их стало больше. В основном потому, что мы начали развивать институт уполномоченных в районах области.

 

- Как вы для себя определяете, в чем заключается главная задача деятельности уполномоченного по защите прав предпринимателей?

 

- Многие неправильно думают, что в задачу омбудсмена входит защита любого бизнеса. Бизнес только тогда что-то значит, когда обладает активами, в том числе производственными. На мой взгляд, защищать нужно тех, у кого за душой что-то есть, кто вкладывает средства в основные фонды, кто создает дополнительные рабочие места.

 

- А от кого вы собираетесь их защищать? Кто главный противник предпринимательства? Сейчас в качестве таковых предприниматели в основном называют разные государственные ведомства, выполняющие контрольные и надзорные функции.

 

- Нужно понимать, что омбудсмен - это не адвокат, это всего лишь чиновник с соответствующим аппаратом. Он только обеспечивает законность в отношениях бизнеса и контрольно-надзорных органов.

 

Да, мы стоим на стороне бизнеса, но работаем в правовом поле. Поэтому наша задача - поддержка прежде всего законопослушных предпринимателей. В связи с чем, полагаю, нужно больше уделять внимания профилактике эксцессов, возникающих при взаимодействии проверяемых и проверяющих. У последних нет задачи учить бизнесменов, как правильно вести бухгалтерский учет или грамотно оформлять трудовые отношения с наемными рабочими и служащими. А вот омбудсмен с его аппаратом это может и должен делать.

 

Мое дело - не реагировать на уже совершенное предпринимателем нарушение (в этом случае чаще всего уже сложно что-то исправить), а сделать так, чтобы у бизнеса таких проблем просто не возникало. Брать базы данных контрольных органов, смотреть статистику правонарушений, выявлять требования, которые предъявляются бизнесу, и рассказывать об этом предпринимателям, чтобы в случае проверок они уже были готовы к тому, что с них спросят.

 

Нужно развивать систему подготовки предпринимателей. Молодые люди, начиная свое дело, чаще всего плохо представляют, с чем им придется столкнуться. И это касается не только налогов. Завели наемных работников - будьте готовы правильно поставить учет трудовых взаимоотношений. Начали работу, требующую лицензирования, - нужно знать, как его провести. Нюансов много, а специальных курсов нет. Нужно пакетное решение, бизнес-инкубирование. И в этом тоже задача омбудсмена.

 

Нельзя забывать, что в руках уполномоченных по защите прав предпринимателей есть такой мощный инструмент, как «оценка регулирующего воздействия» принимаемых нормативных актов. С его помощью можно донести до чиновников и законодателей те нужды, которые испытывает предпринимательское сообщество. Обосновать полезность или, наоборот, вред принимаемых законов с точки зрения развития бизнеса. На сегодняшний день нужно так формализовать использование этого инструмента, чтобы любой предприниматель, который в этом заинтересован, мог высказать свое мнение о том или ином законопроекте. Мне кажется, что органом, который смог бы организовать получение отзывов бизнесменов и абсорбировать их, смог бы стать общественный совет, куда вошли бы представители основных общественных структур бизнес-сообщества - ВТПП, РСПП, «Опоры России» и «Деловой России».

 

Если удастся создать такой совет, то я буду считать, что не зря ем свой хлеб.

 

- На кого вы опираетесь в своей работе?

 

- В свою работу сегодня я вовлекаю как аппарат уполномоченного, так и сторонние ресурсы. У меня уже есть семь договоров с юридическими компаниями, которые на безвозмездной основе дают правовую оценку обращений, поступающих от бизнеса. Я провел встречи с руководством высших учебных заведений Кирова, таких, как МГЮА, РАНХиГС и ВятГУ, чтобы они проводили обучающие циклы для предпринимателей.

 

Помимо этого, формируется система общественных омбудсменов. Я считаю, что в каждом районе области должен быть такой представитель, который бы знал местную специфику, мог заниматься профилактикой разного рода эксцессов, а в случае необходимости - оказывать поддержку предпринимателям.

 

На сегодняшний день у меня уже есть 14 таких общественных омбудсменов, из них 7 работают в районах. Остальные - это функциональные омбудсмены. Так, один мне помогает по взаимодействию с налоговой инспекцией, другой - по лесным делам, третий - по коммунальному хозяйству и т. д.

 

Это - не наша придумка. В других регионах тоже есть система общественных уполномоченных. В некоторых даже больше, чем у нас. Например, в Нижегородской области 50 с лишним человек только районных омбудсменов и еще около 30 - функциональных.

 

- Раз уж мы заговорили о районах, то нельзя не вспомнить о том, что одной из проблемных зон районного предпринимательства является его взаимодействие с органами местного самоуправления. Как вы будете рубить этот гордиев узел?

 

- По статистике, это сейчас самое больное место. У муниципалитетов есть хозяйственные функции, они имеют бюджеты и выступают самыми крупными заказчиками на местах. Здесь же нужно помнить и о земельных отношениях, об аренде муниципального имущества, об участии в муниципальных торгах, об исполнении муниципальных контрактов. В связи с этим возникает много проблем.

 

Во-первых, в нашей области в целом ощущается давление бизнеса из других регионов. Проявляется оно и на местном уровне, когда контракты отдаются иногородним участникам торгов. В таком случае я призываю местных предпринимателей внимательно анализировать эти ситуации: еще раз перечитать условия контрактов, смотреть, в чем они не смогли быть конкурентоспособны.

 

Во-вторых, бывает, что муниципальные заказчики не выполняют взятые на себя обязательства. Сейчас мы помогаем предпринимателю, который судится с муниципалитетом по этому поводу. Но, скорее всего, мы это дело проиграем, так как документация была хитро сделана. Де-юре - права администрация, а де-факто - она не снабдила подрядчика необходимой информацией для добросовестного исполнения контракта. Впрочем, и такой опыт, даже негативный, полезен. Мы сможем использовать его в дальнейшей работе как прецедент. Проинформируем районы, чтобы они учли его, обращали внимание на выявленные в этом деле нюансы отношений с администрацией.

 

В-третьих, часть муниципальных контрактов не обеспечены финансами. Вот, например, сегодня придет предприниматель, с которым мы будем обсуждать, как получить с районной администрации деньги за выполненную работу.

 

Ну и, наконец, есть проблема «прикормленных» администрацией компаний. Я сам лично таковых не знаю, но люди о них говорят. Конечно, с такой практикой нужно бороться. И мы будем это делать.

 

Отношения с районами - вообще очень тонкая тема. Именно потому там нужны наши представители.

Они лучше знают местную специфику, они способны беспристрастно оценить обстановку и в случае необходимости дать сигнал нам, чтобы можно было вмешаться.

 

Беседовал Сергей СМОЛИН.

Фото автора.

 

Биографическая справка

Владислав Попов родился в 1973 году в Лебяжском районе Кировской области. Спустя три года после его рождения семья перебралась в Киров. Здесь он уже пошел в школу, после окончания которой поступил в сельскохозяйственный институт (уже во время его учебы вуз был переименован в Вятскую сельскохозяйственную академию) на экономический факультет. По его окончании в 1995 году получил две специальности - экономист-управленец (экономика и управление) и «бухучет» (контроль и ревизия). Тогда же начал заниматься бизнесом - открыл с товарищем частное предприятие по продаже кондитерских изделий. В 2000 году вместе с группой других выпускников президентской программы по подготовке управленческих кадров стал одним из организаторов региональной ассоциации участников этой программы. С 2004 по 2005 год работал в команде губернатора Кировской области Николая Шаклеина на должности заместителя председателя правительства. Позднее снова была работа в бизнес-структурах, в том числе во Владимирской области. Последняя должность - заместитель генерального директора кировского завода «Сельмаш».

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Насколько полезна для родителей возрастная маркировка фильмов и передач 0+, 6+, 12+ или 16+ в телепрограмме?