Общественная наблюдательная комиссия Кировской области разбиралась с дисциплиной в собственных рядах

ОБЩЕСТВО

18 июня 2018 220 0
На печать

 

Когда председатель Общественной наблюдательной комиссии Кировской области (ОНК) пригласил на второе за 19 месяцев работы заседание этого официального органа, не думал не гадал, что окажусь не очевидцем сугубо делового и серьезного мероприятия, как подобает статусу данной организации, а свидетелем практически межличностной разборки, безапелляционных высказываний в адрес друг друга, личных оскорблений, вообще отсутствия какой-либо этики со стороны некоторых членов комиссии. За свою 30-летнюю журналистскую практику мне не раз приходилось разбирать разного рода конфликты - бытовые, трудовые, чаще военные (работал с военнослужащими в самые трудные для армии 1990-е годы, в том числе и в горячих точках). Однако здесь впору было схватиться за голову и пить валидол. Впрочем, обо всем по порядку.

 

Для начала прочитал о назначении ОНК, о чем напомню и нашим читателям. Общественная наблюдательная комиссия действует в рамках Федерального закона от 10 июня 2008 года «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». Проще говоря, в нее должны входить люди с чистой совестью, добрым сердцем, отзывчивым характером и искренним желанием помочь людям, оказавшимся за решеткой. Они должны посещать колонии, изоляторы, оперативно реагировать на обращения и жалобы осужденных, их родственников, а еще указывать на нарушения руководящему составу УФСИН и колоний, представителям власти и требовать, дабы все упущения и недостатки были устранены. А люди, отбывающие наказание, знали бы, что где-то не во сне, а наяву о них думает не только «гражданин начальник», но и кто-то еще, не облеченный погонами, должностями и не располагающий кумовскими связями. В общем, уж если не кристально чистый человек, то хотя бы деятельный, выполняющий обещания, или, как говорят, в народе, не балабол.

 

Кое о чём ностальгическом...

Мне практически 20 лет пришлось работать с сотрудниками управления Федеральной службы исполнения наказаний, писать о рядовых и офицерах, десятки, а то и сотни раз бывать в пенитенциарных учреждениях нашей области и за ее пределами. В том числе и в качестве, скажем так, «проверяющего и контролирующего лица» - члена Общественного совета при  УФСИН, в составе комиссии по правам человека при губернаторе области (тогда еще не было института уполномоченных в этом виде деятельности).

 

О нашем приезде в любой колонии осужденные знали заранее. Вывешивали объявления, записывались в очередь, некоторые свои обращения опускали (анонимно) в специальные ящики для жалоб. Ни в одной колонии - боже упаси! - не устраивали показухи, все равно бы заметили все или разузнали у контингента. Так было...

 

А как теперь?

На этот раз заседание общественной наблюдательной комиссии состоялось в Омутнинском колледже педагогики, экономики и права. Кто-то в кулуарах недоумевал, зачем, мол, так далеко ехать, гнать личный транспорт или служебный, не нашлось бы разве для перебранки тихого уголка и в Кирове? Но многие члены ОНК живут в районах области, а одиннадцать из них - непосредственно в Омутнинске.

 

В повестке заседания - всего-то! - было три вопроса, и решить их, как мне показалось, можно было в течение получаса. Перепалка, возникшая между М.М. Кузьминых и его заместителем А.М. Абашевым, буквально заставила содрогнуться всех. Упрек зама в том, что председатель не умеет вести заседание, повлек за собой массу неприятных реплик.

 

- На первой встрече мы ничего не знали, у большинства членов ОНК не было опыта. При рассмотрении документа мы убедились, что регламент, принятый в ноябре 2017 года, не соответствует духу и букве закона. Регламент предусматривает, что субъектом общественного контроля являются исключительно члены ОНК. Как известно, у любой организации есть руководитель, а у председателя не оказалось никакой возможности организовать работу. Новый регламент расставит приоритеты, укажет, кто и что обязан делать.

 

Сославшись на то, что «регламент общественной наблюдательной комиссии принимается на первом заседании», зампредседателя А.М. Абашев посчитал действия председателя нарушением первой статьи Закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания...» и назвал М.М. Кузьминых «низкоквалифицированным юристом». Снова началась дискуссия, как будто не было призывов об этике, такте, более серьезном подходе к делу.

 

- А если человек - старый маразматик? - парировал А.М. Абашев.

Все присутствующие вновь оживились: «Ну надо же! Хулиганство прямо! Остановитесь и прекратите!»

 

«Кто он и кто я?»

Отчет о работе комиссии был кратким, на двух-трех печатных листах. Впрочем, мало обращаясь к тексту, Михаил Михайлович снова долго говорил о себе, о своем стиле работы, о том, что он «никакой не старый маразматик», занимается научной работой, выступает в средствах массовой информации, пишет в Интернете, его знают и к нему прислушиваются, «а не как к некоторым».

 

- Неужели вы думаете, что я буду конфликтовать с этим человеком? Кто он и кто я?!

Это, разумеется, относилось к его оппоненту Абашеву. Когда-то председатель сам предложил назначить его своим заместителем, но теперь осознал, что совершил большую ошибку: «Он с первых дней вступил в жесточайшую войну со мной, надеясь подвинуть меня с этой позиции, и это было утопическое желание». В конечном итоге Артур Абашев «облегчил» задачу председателю и предложил сложить полномочия заместителя, лишь бы это его меньше связывало с М.М. Кузьминых («Это даже можно не выносить на голосование»).

 

А что же этика?

Пожалуй, я готов уже был разочароваться: исходя из немалого опыта подобной работы общественника с осужденными, ждал, а когда же, наконец, последуют какие-то позитивные вы­ступления о конкретной работе в зоне, приведут примеры оказания помощи тому или иному осужденному - в этом ведь и состоит цель заседания! И уж как оказался рад тому, что реплика, как будто «считанная» с моих мыслей, все же прозвучала. Бывший сотрудник системы УФСИН С.В. Кропачев сказал: когда он шел на первое заседание ОНК, то думал, что увидит, как тесно взаимодействуют люди с опытом работы в правозащитных структурах и те, кто имеет опыт работы в исправительных учреждениях.

 

Член Общественной палаты Кировской области О.Ю. Ткачев попытался прокомментировать создавшуюся ситуацию:

- С самого начала работы ОНК произошел межличностный конфликт между председателем и заместителем. Два человека разорвали комиссию на части. Большое им за это спасибо! ОНК окончательно себя дискредитировала... Я общался с обеими сторонами конфликта, ни мне, ни другим примирить их не удалось. У председателя не хватило мудрости преодолеть конфликт и спокойно договориться о миссии ОНК.

 

Другой член Общественной палаты Д.Е. Захваткин тоже сказал о том, что в ОНК «нет сладу. Идеальная работа любой организации - когда форма соответствует содержанию. Это вас касается, Артур! Вам наплевать на заключенных, гори они синим пламенем, лучше устроим шоу!».

 

Зачем воевать?

«Зачем воевать?» - поинтересовался я у членов общественной наблюдательной комиссии и офицеров уголовно-исполнительной системы, вышедших после нервного заседания на воздух.

 

В.В. Таширев, член ОНК:

- Мы все были заинтересованы в проведении заседания в мирном русле. Хотелось обсудить, поговорить, но все испортил Абашев. Зачем? Я живу и работаю в Кирово-Чепецке, один работаю от комиссии, трудно, тяжело. Но я - добросовестный, ответственный человек и не балаболю, как некоторые. Уголовно-исполнительную систему гнобят, ругают. Но мы-то, раз нас избрали, доверили нам, должны ей помогать!

 

С.П. Решетников, член ОНК:

- Мое мнение - исключить Абашева из состава общественной наблюдательной комиссии! Он всех нас, ответственных людей, просто дискредитирует! Он - самовыдвиженец, его никто не выдвигал. Считаю, наша комиссия работает успешно, плодотворно, мы должны быть своеобразным буфером в связке «общество - колония - человек в зоне».

 

Не славы ради...

Когда появились всевозможные общественные структуры по работе с осужденными, многие начальники исправительно-трудовых учреждений, мягко говоря, испугались: еще бы - в их епархию придут люди, возможно, некомпетентные, далекие от специфической работы со спецконтингентом.

На заседании общественной наблюдательной комиссии были названы факты, рассказывающие о том, как некоторые члены в прямом смысле, бывая в зоне, провоцируют осужденных на необдуманные поступки, на несанкционированные действия. Иные преследуют свои корыстные интересы. Зачем такие общественники в учреждении, где из «искры может возгореться пламя»? Мало, что ли, тюремных бунтов произошло по чьей-то провокационной «зажигалке»? Не секрет, и такое было, когда некоторые общественники пытались осужденным в зону пронести мобильные телефоны, другие запрещенные предметы.

 

Вот и задаются вопросом сотрудники пенитенциарных учреждений: «Для чего нам такие кадры, которые вносят разлад в отлаженную систему порядка и дисциплины?» Да они готовы любой предлог найти, чтобы не пустить близко неблагонадежного человека даже к воротам КПП - и грех их в том не поддержать! Как-то, еще в начале образования ОНК, от одного новоиспеченного её члена услышал: «Еще одни корочки - их у меня от разных организаций уже три!»

 

- А для чего они? - поинтересовался тогда я.

 

- Чувствуешь себя «важняком», на телевидении постоянно тусуешься, начальники перед тобой прогибаются. Власть хотя и маленькая, но нужная в нынешней жизни...

Что тут добавить?

 

Александр Широков.

Фото: 7x7-journal.ru

 

Справка «ВК»

М.М. Кузьминых начал свою трудовую деятельность с 17 лет. Работал комбайнером, механиком, бульдозеристом на угольных карьерах Кузбасса. На службе в армии был командиром танкового взвода. В системе МВД начал с должности милиционера-шофера. Свою карьеру закончил в должности заместителя начальника управления ГАИ УВД Кировской области. Полковник милиции в отставке. Награжден многочисленными ведомственными медалями. Почетный работник транспорта РФ. Активно занимается общественной работой, публикует научные статьи по истории мировой литературы.

 

Справка «ВК»

А.М. Абашев в 2011 году окончил Кировскую государственную ме­дицинскую академию. Правда, к медицине он не имеет никакого отношения, посвятил себя оппозиционной политической деятельности. В 2006 году вступил в Национал-большевистскую партию (НБП) Э. Лимонова, участвовал в ряде ее громких мероприятий. В ходе одного из них вместе с другими членами НБП был арестован прибывшими сотрудниками милиции.

В 2008 году Абашев вышел на пикет с плакатом: «Я не хочу строить дачи генералам, я не иду в армию». В 2012-м собрал так называемый суперкуб - стенд с надписью: «Путин - вор». Позже Абашев во всем поддерживал губернатора Н.Ю. Белых, устраивал митинги и пикеты, вел агитацию в его поддержку. Когда губернатор был задержан в Москве, Абашев вышел на Театральную площадь города Кирова с плакатом: «Свободу Никите Белых!»

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Что нужно сделать в Кирове к 650-летию города?