О «притяжении сердца» - без тайн. Интервью с конструктором космических аппаратов Борисом Чернятьевым

ОБЩЕСТВО

21 января 2019 117 0
На печать

 

2 января исполнилось 85 лет Борису Васильевичу Чернятьеву, советскому и российскому учёному, конструктору, уроженцу г. Котельнича. Борис Васильевич участвовал в разработках и испытаниях спутников, в должности первого заместителя главного конструктора разрабатывал проект многоразовой космической системы «Энергия-Буран». Начиная с 1974 г. на протяжении 20 лет руководил работами по космическим разгонным блокам типа ДМ, используемым совмест­но с ракетой «Протон». Занимался разработкой и созданием космических аппаратов для исследования Луны. Сейчас живёт в Москве. Кандидат технических наук, лауреат Ленинской премии (1986), действительный член Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского, почетный ветеран ракетно-космической отрасли. Награждён орденом «Знак Почёта». Почётный гражданин г. Котельнича (1997).

 

С Борисом Васильевичем мы знакомы давно: встречались на торжественных мероприятиях, посвященных различным знаменательным датам в советской и российской космонавтике, на приемах с вятскими покорителями космоса, учеными - всеми, кто приезжал некогда в уютный и гостеприимный дом-музей К.Э. Циолковского.

 

Накануне своего юбилея Борис Ва­сильевич ответил на вопросы «Вятского края» о жизни, работе, нынешнем состоянии российского космоса.

 

А начать, пожалуй, стоит с предисловия к новой книге Б.В. Чернятьева «Космос - моя работа», в котором автор пишет: «Мне повезло в жизни как человеку и как инженеру-конструктору. Мне довелось участвовать во многих значимых авиационных, аэрокосмических и ракетно-космических разработках и проектах, общаться со многими выдающимися конструкторами-руководителями и просто с талантливыми людьми. После окончания в 1957 году Московского авиаинститута я попал по распределению на работу в ОКБ, где главным конструктором был Павел Владимирович Цыбин. Работал у выдающегося главного конструктора академика В.Н. Челомея и был с ним лично знаком. В июле 1961 года по приглашению С.П. Королёва, которое он сделал мне по рекомендации П.В. Цыбина, пришёл работать в РКК «Энергия», в котором проработал 33 года и за эти труды получил Ленинскую премию...»

 

- Борис Васильевич, в своей книге «Космос - моя работа» вы так и написали: «Я - вятский человек». Значит, родная земля всегда в вашей душе?

- Ностальгия, заставляющая вновь и вновь посетить те места, где ты родился и вырос, мне кажется, закладывается в человеке в момент его рождения. Не обошло это чувство и меня. В подтверждение этому - в нашей семье трое котельничан. Кроме нас с супругой в Котельниче родилась и наша дочь - Ирина, с тех пор её тоже тянет посетить Котельнич, чего не скажешь о нашем сыне - Андрее, родившемся в Дубне.

 

Желание хотя бы ненадолго побывать в Котельниче было постоянным с тех пор, как только пришлось уехать из него после окончания средней школы для получения высшего образования. Первые годы после окончания школы, пока еще все учились и живы были в Котельниче родители, на зимних каникулах всех объединяла школа. Она была вторым домом, притягивающим своих бывших учеников друг к другом и к учителям. Школа была единственным местом в родном городе, которому было интересно знать, как поживает поколение молодых котельничан, её выпускников, во взрослой жизни. Весьма долго в средней школе № 1, которую я окончил, против моей фамилии значилось: «Инженер в Подлипках». Вряд ли кому-нибудь в Котельниче в ту пору было известно это название пригородной остановки электрички в ближайшем Подмосковье и то, чем там занимаются инженеры.

 

Конечно, не только желание повидать родителей и школьных товарищей, приехавших в Котельнич в отпуск, манило летом в этот город. Сама природа родных мест и какая-то необыкновенная аура, сопровождавшая пребывание в них, делали отдых особенно приятным. Способствовало, безусловно, этому и наличие у нас большой и комфортабельной по тем временам автомашины «Волга-М21», с трудом купленной нами в 1963 году, а у наших родственников Володи и Людмилы Вагиных - лодки с мотором, существенно расширявших возможности отдыха.

 

С годами, когда дети выросли, а нагрузка на работе увеличилась, не каждый год удавалось приехать на малую родину. После смерти родителей моей жены (моя мама жила вместе с нами в Москве) отпали и дополнительные побуждающие причины для приезда.

 

После избрания меня почетным гражданином Котельнича в 1997 году наладилась моя тесная связь с мэром этого города Александром Васильевичем Ждановым, а его - с кировским Музеем К.Э. Циолковского, авиации и космонавтики (при его директоре М.В. Глушковой). Организовывались в Котельниче и Кирове тематические мероприятия, посвященные мне, что побуждало меня приезжать в родные места. С уходом с работы мэра Котельнича А.В. Жданова, а в Кирове - директора музея М.В. Глушковой все мероприятия и в Кирове, и в Котельниче прекратились. После выхода моей книги, посланной мной в дар малой родине, не среагировали в мой адрес ни в Котельниче, ни в Кирове. Здоровье мое и отсутствие побуждающих внешних причин не позволяют мне посещать родные места в любое время года. Летом дочь на машине привозит туда нас с супругой. Так что вятский человек я навеки и горжусь этим.

 

- Можно о программе освоения Луны? Насколько перспективным был этот проект? Почему не имел продолжения другой - «Энергия-Буран»?

- Как таковой «Лунный проект» на базе ракеты «Энергия» был проработан до уровня технического предложения. Но руководство страны и Академия наук эту тему признали неактуальной и проекту дальнейшего хода не дали.

 

Проект «Энергия- Буран» не имел продолжения из-за дороговизны, из-за отсутствия под него полезных нагрузок и из-за распада СССР. На этот вопрос есть подробный ответ в моей книге.

 

- Космос переживал нелегкие времена. Вы резко отзывались о тогдашнем руководителе Роскосмоса, написали письмо в Совет безопасности при Президенте России. Что-то изменилось с тех пор?

- Я имел в виду всех военных руководителей Роскосмоса, начиная с Анатолия Перминова (бывший командующий РВСН, космическими войсками, руководитель Федерального космического агентства. - Прим. автора). Мое письмо Президенту РФ имело положительные последствия. Не такие скорые, но имело.

 

- Вы также резко говорили и о затратном проекте полетов на Луну, но занимались им? По последним сообщениям, помимо американцев, Луну уже «освоили» и китайцы...

- Не надо забывать, что со времен, когда я занимался Луной, прошло более полувека. Тогда это был престижный проект, о деньгах речь шла во вторую очередь - что у нас, что у американцев. За эти полвека приземный космос пресытился. Опять Луна стала престижной проблемой, как экспериментальная база для полета к Марсу и его колонизации. Человек какой страны второй раз первым высадится на Луну - опять престижная проблема.

 

Мы настолько отстали экономически и по эффективности руководства космической отраслью, что нам первенство не светит. Все государственные глобальные космические программы затратны, но это не означает, что их не надо делать, поскольку это престиж государства и показатель развития его экономики и техники.

 

- Наш главный редактор очень просил задать еще один маленький вопросик: верите ли вы, что американцы побывали на Луне? Ведь этот факт подвергается сомнению в СМИ и не только...

- Из 33 лет работы в королёвской фирме мне 10 лет довелось заниматься советскими лунными проектами. Безусловно, при этом пришлось досконально изучить американскую программу «Аполлон». Мне довелось присутствовать на за­крытой прямой трансляции высадки первого человека на Луну, которая передавалась для советского руководства. Нам говорили, что прием сигнала происходит непо­средственно с Луны. Так что ни у кого не вызывало сомнения то, что они там были. Возможности их технических средств это подтверждали. Слишком мало информации, опровергающей этот факт, и у китайцев, и у Рогозина. Поживем - увидим.

 

- Борис Васильевич, верите ли вы в судьбу?

- Есть «набор случайных обстоятельств», но есть главные поступки, которые человек совершает сам - по своей воле и интуиции. Так что судьба есть, но она корректируется каждым по-своему. Роль человека в своей судьбе очевидна. «Каждый творец своего собственного счастья» - это как раз об этом.

 

- Вы как-то сказали мне о том, что человек, связанный с космосом, даже умеет видеть по-другому мир. Изменились ли ваши представления, например, о внеземной цивилизации?

- Любой человек такой способностью не обладает. Все зависит от объема знаний, интеллекта и интуиции. Я не сомневаюсь, что внеземная цивилизация существует, это закон диалектики.

 

- Вы знакомы со многими космонавтами, даже обедали с Германом Титовым… Как считаете, будет ли в космосе еще один вятский (например, Олег Блинов - уроженец Кирово-Чепецкого района)?

- С Германом Степановичем Титовым я много лет работал в государственных комиссиях по запуску различных спутников, в которых он был председателем, а я - их членом. Уверен, что вятские космонавты там будут, так же как и космические инженеры.

 

- Ваше мнение о фильмах «Время первых» (о Леонове) и «Салют-7»
(о Савиных и Джанибекове)?

- Космонавты, участвовавшие в этих эпизодах космической истории, настоящие герои (и они отчасти отражены в фильмах). Они - как Юрий Алексеевич Гагарин. За это действительно надо давать звание Героя. Присвоение его людям, просто слетавшим в космос, надо отменить. Летчик-испытатель, впервые поднимающий самолет, рискует гораздо больше, однако звание Героя ему присваивают за многолетнюю результативную работу. Вероятность гибели космонавта намного меньше вероятности гибели сельского механизатора. Давно хотели отменить поголовное присвоение звания Героя космонавтам - еще в эпоху СССР. Но, как и сейчас, это показатель единственного видимого достижения в космической деятельности страны. Поэтому так называемых героев-космонавтов уже не сосчитать...

 

- Чему отдаете предпочтение теперь?

- У меня в жизни было много увлечений, но в связи с ухудшением здоровья в части возможности передвижения мое хобби переместилось в интеллектуальную область - писательскую деятельность.

 

- Расскажите, пожалуйста, о детях, внуках.

- У меня сын и дочь. Оба окончили МАИ. Работали по специальности. Дочь уже на пенсии, у нее два сына, оба работают. Младший внук женат, окончил МИИГАиК по специальности «Управление территориями». Старший внук окончил пединститут им В.И. Ленина. Сын после выхода на военную пенсию работает в научно-исследовательском институте начальником отдела. У него дочь, окончила институт, работает в космической отрасли. Она замужем, родила мне правнучку Машеньку.

 

- Поддерживаете ли связь с нынешним составом кировского музея космонавтики?

- С уходом Марины Васильевны (М.В. Глушковой - бывшего директора Музея К.Э. Циолковского, авиации и космонавтики. - Прим. автора) музей не узнать. Особенно ситуация обострилась с вводом Детского космического центра, в котором остались только космонавты, а все остальные «космические» кировчане - в старом здании музея, куда доступ открыт только по желанию. По этому поводу осенью 2018 года я имел большую переписку между ветвями областной власти и самого музея. Это отдельная история...

 

- И снова о вашей книге «Космос - моя работа». Писали ее 10 лет, но о жизни там мало… Может, о ней - следующая книга? Ведь всё имеет продолжение. И жизнь - тоже.

- Вы угадали, книгу о моей жизни и семье уже пишу. Надеюсь, что скоро…

 

Александр ШИРОКОВ.

Фото: 1istochnik.ru

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Удалось ли решить проблему нехватки мест в детских садах в Кировской области?

Читайте также