Навальный, Гайдар и американцы. Бывший заместитель Никиты Белых раскрыл секреты «кухни» либерал-губернатора

ПОЛИТИКА

15 июня 2020 432 0
На печать

 

Кто не знает ведущего нескольких телепрограмм Владимира Соловьева? Так или иначе о нем слышали все. А его передачи, такие, например, как «Вечер с Владимиром Соловьевым», многие смотрят если не регулярно, то часто.

 

Владимир Соловьев считается «прокремлевским пропагандистом». И в некотором смысле это действительно так. Не зря же он имеет доступ к президенту страны Владимиру Путину и ведет передачу «Москва. Кремль. Путин» на ВГТРК.

 

Сейчас к линейке передач, которые ведет Владимир Соловьев, добавился ютьюб-канал «Соловьев.Live». Канал быстро набирает популярность, так как в свои собеседники ведущий приглашает людей интересных и неординарных. Да и темы обсуждаются резонансные.

 

В одном из последних выпусков Владимир Соловьев беседовал с Сергеем Карнауховым. Последний, хотя сейчас и живет в Москве, имел непосредственное отношение к Кировской области в 2009 - 2010 годах. Он приехал в Киров вместе с назначенным тогда губернатором Никитой Белых и занял пост его заместителя по безопасности и противодействию коррупции.

 

Многое из того, что рассказал Соловьеву Карнаухов, неизвестно широкой публике. Мы даем выдержки из разговора, длившегося почти два часа, в той части, которая имеет отношение к Кировской области.

 

Who is Навальный?

 

- Перед тем как ехать, я потратил значительное время на то, чтобы изучить контингент, с которым я буду работать. Навальный был один из таких необычных для меня персонажей, потому что к этому моменту я уже видел, что есть его причастность к определенным схемам, когда он в интересах одной крупной корпорации (еще до 2007 года), которая работала в газовой сфере, через сотрудников милиции давил на другую корпорацию. Я понимал, что человек играет в такие игры заказные. Я понимал, что если он попадает в поле моего оперативного внимания, в поле моей компетенции, то схемы работы с ним потребуют особого внимания.

 

Когда я переговорил с Белых, произошло (мое. - Ред.) назначение. То есть оно произошло так: сейчас я назначаюсь, через час я увольняюсь из милиции. Вот я уже исполняющий обязанности заместителя губернатора. Я иду по кабинетам знакомиться с людьми. Вот я вижу Марию Егоровну Гайдар, и у нее в кабинете Алексей Навальный. Вот они сидят: ха-ха, хи-хи. Они, естественно, самые либеральные, самые свободные - футболки, джинсы. «Сережа, пойдем пить кофе, пойдем погуляем». И я понял, что они будут «проявлять». Есть такая интересная черта у людей, которые имели контакты с западными спецслужбами. У Марии Егоровны это очень четко прослеживается. Она моментально начинает правильно, очень методично отрабатывать объект. Это было очень интересно ощущать на себе.

 

Она очень талантливый человек, потому что на моих глазах она изучала языки, они давались ей просто «на щелчок». Это восхищало. И тогда я увидел Алексея. Впечатление он на меня произвел ровно такое, каким я его вижу сейчас. Интересно, что я вот тогда его не мог понять, потому что у каждого человека есть сердцевина. И когда эту сердцевину видишь, ты можешь спроецировать его прошлое, настоящее, сделать какую-то проекцию на будущее. Вот у него я этой сердцевины тогда не увидел. Мне при внешнем достаточно презентабельном образе, при том, что он высокий человек, он показался таким мякишем. Мякишем, у которого очень зауженные интересы. И это пугало. Я все-таки силовик. И как у силовика, если он никогда не был в политике, есть некие предрассудки. Всё кажется, что в политике чуть-чуть иные люди. Здесь я увидел абсолютно коммерческий взгляд на всё. Я увидел человека, у которого есть исключительно личные интересы, настолько узкие, настолько неинтересные, что тогда, когда потом произошла очень необычная встреча у меня с ним в кабинете, я подумал, что это еще и глупость.

 

У меня был сформирован очень необычно аппарат. У каждого заместителя губернатора есть аппарат. У меня руководителем аппарата был начальник отдела политического экстремизма ФСБ. Два помощника - бывший генерал, прокурор Кировской области, и прокурор города Кирова. Такой вот силовой блок. Понятно, что в кабинетах вести какие-то провокационные разговоры было бы сущим самоубийством. Я думал, что Алексей это должен понимать. Вот он приходит как-то ко мне с главным врачом (потом всё это станет материалом проверки, а потом и уголовным делом, и скандалом). Он приходит, приводит главного врача и говорит: «Слушай, всё, что я хотел бы, - это попросить тебя: если ты можешь, переговори с начальником ФСБ, чтобы не было расследований, если мы будем сейчас закупать один объект, мы будем покупать маммограф (томограф - Сергей Карнаухов просто перепутал название аппарата. - Ред.). Пожалуйста, поговори с ФСБ, чтоб не лезли. Ну дайте нам хоть что-то сделать, что они всё время лезут».

 

Я тут же начал проверку по этой закупке, обнаружил, что она заточена. Но она не просто заточена. Там излучатель был сделан под единственный маммограф (томограф. - Ред.), который был на территории России. Посмотрел - маммограф (томограф. - Ред.) связан с подругой Марии Егоровны Гайдар. 114 миллионов (рублей. - Ред.) лот. Соответственно завышение очень большое, потому что он был очень неновый. Соответственно там очень хорошая маржинальность. Чисто коррупционная схема. Я тогда понял, что всё, приехали. Значит, вот так будет всё. И потом, когда всё окружение Никиты Белых как-то высветилось, я дальше не удивлялся тому, что начало происходить. Потому что вот я пришел в марте, в июне - единственный помощник, очень близкий ему (Никите Белых. - Ред.), Роман Шипов. Его задерживает в Москве ФСБ за вымогательство денег с московского лесного ВНИИ, который должен был отпроектировать участок «Кировлеса». Потом проходит еще некоторое время - одноклассник Никиты Белых, ближайший его друг, помощник, такой же, как Алексей Навальный, садится за вымогательство, опять тоже получает большой срок. И тоже на «Кировлесе». Эта чехарда была там просто бесконечно.

 

Соловьев: Какая должность была у Навального? За что он отвечал?

 

- Аморфная должность, общественный советник, советник на общественных началах.

 

Соловьев: А он зарплату получал?

 

- Нет.

 

Соловьев: А жил он тогда на что?

 

- Это - главный вопрос. Он приехал, я понимал, что Алексею тяжело жить. Я понимал, что ему не на что жить. Он был беден, никому не известен, и у него не было никаких занятий, которыми бы Алексей мог себя позиционировать в публичной плоскости. Это чуть позже открывается LiveJournal («Живой журнал». - Ред.) и он становится блогером.

 

Любовный треугольник с острыми краями

 

Соловьев: К Белых его (Навального. - Ред.) привела Гайдар?

 

- Точно, она.

 

Соловьев: Он был близок к Никите?

 

- Да, он был близок, безусловно.

 

Соловьев: Они дружили?

 

- Они не дружили. Вообще, характер их взаимоотношений я могу описать. Здесь, в общем-то, нет никакой тайны. Алексея Навального приводит в регион Мария Егоровна Гайдар. Это - давний личный соперник Никиты Белых по отношениям с Марией Егоровной Гайдар. Но это важно сказать, без этого не понятно ничего вообще. Почему? Потому что потом, спустя год, заявление в ФСБ на посадку Навального подпишет Белых.

 

Соловьев: Теперь понятно, почему никогда Навальный не вступался за Белых, когда его посадили.

 

- Конечно, всё понятно. Тем самым, я просто помню разговор. Разговор был очень простым.

 

Соловьев: То есть это было оскорбленное мужское самолюбие Белых?

 

- Да, при этом он понимал, что, кроме самолюбия, произошла катастрофа регионального масштаба.

 

Соловьев: А с какого момента у него пошли деньги?

 

- На «Кировлесе» ничего не получилось, он же не заработал ничего. Потом Алексей начинает искать варианты, как зарабатывать. И тут Мария Егоровна начинает очень активно реструктуризировать работу в сфере социальной индустрии всей. Машу не согласовывали то ли три, то ли пять раз. То есть для того, чтобы замгубернатора назначить, необходимо, чтобы его после представления в Законодательном собрании депутаты утвердили. Машу не утверждали никак. В итоге Белых едет в Москву, ищет кураторов региона и ставит ультиматум.

 

Я этот ультиматум хорошо помню. Он просто приехал и объяснял нам, в чем его суть: «Либо я ухожу с должности со скандалом, либо вы утверждаете мне Машу - и я остаюсь». Ну ничего не оставалось делать, приехали и утвердили Машу. Ну куда деваться. После этого Маша начала легитимировать все свое окружение. Вот тут, конечно, началась чехарда жуткая. Я очень хорошо понимаю, как она строила свою жизнь и что она делала в Одессе. Потому что для меня человек предельно понятен, а такие люди не меняются.

 

Прежде всего надо что понимать: что, в отличие от Алексея Навального, который чистый националист (это мое личное мнение, я в этом убежден, потому что у меня есть личный опыт общения (с ним. - Ред.), Мария Егоровна - это русофоб. Русофоб какой-то запредельный. Был эпизод, мы прогуливались, Мария Егоровна и Навальный, и она предложила пойти посмотреть кино. Мы пошли смотреть «Фрост против Никсона», хороший фильм. И она говорит: «Всё, хватит на этом поганом языке это слушать, потому что русский язык не воспроизводит ни эмоций, ничего, давайте английский язык». Поискали трек, поставили на английском. Она сказала: «Вот это нормально, вот это звучит, вот хватит». Я тогда понял ее реальное отношение к России, к русскому и вообще ко всему, что связано с нами.

 

Соловьев: А что там за история, когда Белых вывозил Навального?

 

- Подошел финальный этап (расследования по «Кировлесу». - Ред.), нужно было допросить Алексея Навального, предъявить ему обвинения и задержать. Такое решение было принято. Дальше происходит интересная история. Оперативная группа из Нижнего Новгорода выдвигается в Киров, приезжает в правительство региона. Алексей Навальный сидит у себя в кабинете, у нас идет обед. Никита переживает, что будет задержание, а как же Маша. Я понимаю, что надо разрядить обстановку, говорю: «Маш, ну все-таки это произойдет, произойдет сейчас». Я говорю: «Выхода нет, надо это сделать». К этому моменту Белых уже подписал все бумаги, уже расследование подошло к концу. И дальше происходят очень интересные события.

 

Я доел, выпил кофе, пошел вниз. Оперативники стоят, ну сейчас вот Лёша выйдет, мы его берем, и всё. Бежит Белых, весь красный: «Что ты наделал, ну зачем ты сказал?» У нас тогда была задумка. Нам надо было посмотреть: активную роль либо пассивную Белых играет в этом во всём. Надо было посмотреть, на чьей он стороне. Нам надо было высветить перед Марией Егоровной далеко не латентную роль Белых. Вот он подписал исподтишка (документы. - Ред.), а дальше потребовались официальные действия. Он должен был в лоб идти и признать ущерб, в лоб идти и доказывать и так далее. Когда мы это сделали, Белых все-таки перевернулся. Просто Маша пришла и сказала: «Я тебя отлучаю от себя. Если ты сейчас не защитишь Навального, забудь обо мне навсегда».

 

Белых просто бежит, спотыкаясь, к кабинету Навального, его хватает прямо за шиворот, оперативники улыбаются, я говорю: «Что делать?» Они говорят: «Слушай, пусть едет. Куда он уедет? В Москву уедет, там возьмем. Ну куда он денется?» После этого Навального он (Белых. - Ред.) хватает, вывозит на джипе. Навальный исчезает, и я смотрю, что будет делать Маша. Оперативники говорят: «Ладно, нам есть чем заняться. Сейчас додокументировать надо, пусть пока побегает, заодно послушаем его». Маша едет в посольство США в Москве. Это была суббота. У Белых и Гайдар были особые возможности по посольству. Белых мог на машине губернатора въехать и не выходить из посольства два-три дня. Он там ночевал, кушал, то есть, собственно говоря, это была его вторая резиденция. У Маши - то же самое. В Москве он постоянно там торчал.

 

Соловьев: Вся кировская история - это сплошная Гайдар. То есть Навального привезла и увезла Гайдар?

 

- Я даже предлагал назвать всю эту команду «Гайдар и ее команда». Потому что это ее команда, а не Белых, это вот так было. Но как только он уехал в Йель, Никита понял масштаб опасности для себя. Он увидел, кого начал мочить Навальный. И он понимал: ему, как губернатору, близко подходить к этому человеку нельзя. Потому что, как только он его коснется, он просто получит негатив от огромного количества людей, от которых он зависит в первую очередь сам как личность.

 

Соловьев: Труслив?

 

- Никита? Да он, в общем-то, не боец с точки зрения каких-то общественных интересов. У Никиты все-таки есть момент: он переставлял всегда интересы общественные и личные. Личные всегда стояли чуть впереди. И именно поэтому сама технология посадки Никиты и то, как он влетает потом, - это игра в первую очередь на этих качествах.

 

Соловьев: Что за история была с Гайдар и человеком, которого сбили? Подозревали, что она кого-то сбила, поэтому сбежала из Кировской губернии?

 

- Сложная история. Гибнет девочка. Переходит она перекресток, ее сбивают. Сбивает кто-то. Камеры там нет. И сбивают на джипе. Маша в это время ездит на джипе, на своем, на личном. Сразу после этого Маша пересаживается на служебную машину, на джип больше не садится. И начинается расследование, которое тут же тонет.

 

Соловьев: Но после этого она сбежала из региона?

 

- Через некоторое время. Она еще работала. Но там всё сгустилось. Сгустились отношения с Никитой, они ссорились очень сильно, это были очень сложные отношения. Потому что она нестабильная, потому что она выпивала сильно.

 

Мое знакомство с ней было очень странным. Я приехал, а ее все ищут. Я поехал к начальнику ГУВД (мы с ним дружили). Я ему говорю: «Где эта подруга?» Он: «Не знаю где. Я бойцам дал команду, ищем ее». Я говорю: «В смысле - как «ищем»?» «Где-то они пили в резиденции. А она, - говорит, - бутылку взяла, ушла через лес. Куда-то вышла, на посту ГАИ мы ее видели. На какую-то машину села, уехала. Не знаем где, устанавливаем». К ночи нашли ее с бутылкой водки, сидящей на железнодорожном вокзале, на ступеньках.

 

Пятьдесят первый штат США в сердце России

 

Соловьев: А что это за история телефонных распечаток, где прозвучала такая формулировка: «Сотку передай через Машу». За что Никита Юрьевич Белых, губернатор, должен был передать советнику или помощнику на общественных началах Алексею Анатольевичу Навальному сотку через заместителя губернатора Марию Егоровну Гайдар?

 

- Сразу же возникнет вопрос: кто источник (опубликованных телефонных записей. - Ред.)? Я источник. Мы работали во взаимодействии с коллегами из разных силовых структур. Была оперативная информация, информация была крайне интересная. Интересная вот почему. 2009 - 2010 год - он для Кировской области был ознаменован в том числе подготовкой к визиту в Киров Хиллари Клинтон. Это было важно. Почему? Потому что Никиту сопровождал Международный республиканский институт (МРИ. - Ред.), который создан был Маккейном, его представитель Стивен Никс с утра до ночи отирался в Кировской области.

 

Соловьев: То есть всё, что происходило в Кировской губернии, еще происходило с участием иностранных экспертов?

 

- Не просто с участием. Тогда в регион начал активно ездить один персонаж. Его звали Джо Райс Джонсон III. Он представлял тогда институт Республиканской партии, друг Стивена Никса, но одновременно он возглавлял нефтяную компанию IOTC, и ездил он с двумя задачами. Это мы говорим с вами сейчас о том, что за деньги фигурируют в известной переписке, где Навальный проклинает Белых, что он ему не отдал долю. Вот в это время эти ребята (американцы. - Ред.) делают целую сетку событий. Очень быстро начинают разворачивать за очень большие деньги программу перекалибровки местных депутатов, то есть это школа муниципального депутата была открыта. Это Мария Егоровна всё притащила, это она всё делала тут на 100 процентов. Потому что у Никиты уже не было времени на коммуникации с внешним миров, он старался все это сделать силами Маши.

 

Соловьев: Она затащила в губернию американцев?

 

- Ну, они, во-первых, приехали с Никитой, во-вторых, она активизировала их приезд и расширила горизонты для их деятельности. Потому что, например, школа депутатов - это такой изыск. Потом, перед подготовкой визита Хиллари Клинтон, это было ну просто катастрофой.

 

Соловьев: А Навального с американцами она познакомила?

 

- Об этом отдельно. Это самая сочная история. Потому что тогда все становится на места. И мне кажется, что это поле американского влияния было тотально. Я, когда приезжал в Москву, говорил: «Вы понимаете что происходит?» Во-первых, 2009 год, там резиденты ходят, там ходит агентура американская, там увеличение потока американцев. Ну просто местное ФСБ не видело столько американских граждан сомнительного назначения профессионального. И в этот момент происходит интересное событие. Вот этот Джо Райс Джонсон, его снимают с должности, и он отправляется работать в Киев, где потом очень много сделает для революционных событий. А вместо него встает Наташа Будаева, известный директор МРИ, и она привозит Никите Белых деньги. Деньги на то, чтобы Никита Белых активнее развивал институты гражданского общества.

 

Соловьев: Она привозит деньги в каком виде?

 

- Привозит в мешочке, в кэше. Сумма превышала 300 тысяч долларов. В отеле она решает часть денег оставить (себе. - Ред.), потому что она говорит своему партнеру, с которым она приехала: «Не будем же мы всё отдавать, бесплатно, мы, что, нанимались ему таскать эти суммы, рисковать так жизнью здесь». В итоге они часть денег «откусывают», простите за сленг, и дальше начинаются очень интересные события. Я впервые о них скажу. Прошло много лет, уже можно об этом говорить. Тогда ведется активное оперативное сопровождение этого эпизода. То есть
определенные службы видят, что происходит. Белых бегает между пятиэтажек, за ним бегает по телефону на связи Наташа Будаева со своим близким другом и с этим мешком денег. И они бегают из подъезда в подъезд, для того чтобы найти безопасное место от скрытого наблюдения, которое, по их совершенно точному убеждению, в этот момент велось. В итоге они находят подъезд, там происходит передача денег. Но с этих денег ни Навальному, ни Маше не перепало ничего. И потом в переписке происходит ошибка. Ошибка какая? Ему пишут: «Ты верни нам часть денег», а все думают, что это связано с Уржумским ЛВЗ. И тогда силовики начинают там искать, но ничего не находят.

 

Соловьев: А сколько «укусила» Наташа Будаева?

 

- Больше 50 тысяч долларов.

 

Соловьев: То есть она скрысятничала деньги, которые были выданы якобы на школу депутатов?

 

- На поддержку «демократических инициатив молодого губернатора» Никиты Белых.

 

Соловьев: Эти деньги шли от американцев?

 

- Это американские деньги.

 

Соловьев: А Будаева их откуда получила?

 

- Я не знаю, как собирались они в Москве и как они обналичивались. Видимо, какая-то сетка была. Видимо, это был грант на институт (МРИ. - Ред.). Ведь Международный республиканский институт признают позднее иноагентом, и начнется контроль за деятельностью этих фондов. Тогда же шел только оперативный контроль.

 

Соловьев: Американцы. Неучтенные наличные деньги, которые не заходят ни через какую кассу. Неучтенный нал передают в условиях, приближенных к конспиративным, губернатору. В принципе, за это уже надо его сажать. Вообще-то, это измена Родине. Ну так, если себе не врать. По-другому это не называется. Получается, что это та структура, которая ведет подрывную деятельность на территории РФ. Они подкупают губернатора. И он должен отдать какую-то часть Навальному. За что? Как его долю в демократизации? Какую роль в этом во всем играет Навальный?

 

- Ну, компания-то одна, мы ж друзья, ну поделись. Тебе дали, почему я должен голодать. Мы же одним делом занимаемся. Ну и что, что ты губернатор? Что тут такого-то? Ну а я советник.

 

Соловьев: Когда вас уволил Белых?

 

- После «Кировлеса». Был большой разговор. Было заседание, собрались коллеги, и был разговор. Кстати, тут тоже достаточно интересно. Он все очень честно сделал. Он говорит: «Давай так: мы понимаем, что благодаря тебе мы не находимся в безопасности, есть позиция Марии Егоровны, она ставит ультиматум. Я бы хотел с тобой отдельно поговорить». И потом, когда мы отдельно говорили, он говорит: «Мы проголосовали, у нас было голосование команды либеральной части. Давай мы поговорим, попробуй перейти в другой регион, потому что дальнейшее твое пребывание создает диссонанс для нас внутренний».

 

Аркадий ГОЛИКОВ.

 

Справка «ВК»

Карнаухов Сергей Сергеевич. Родился в 1975 году в г. Куйбышеве (ныне - Самара).

С 1992 года начал работу в органах внутренних дел. Был сотрудником подразделений по борьбе с экономическими преступлениями МВД России. В 2009 году службу завершил. Подполковник милиции. Ветеран боевых действий (Чечня).

С мая 2009 года по сентябрь 2010-го - заместитель председателя правительства Кировской области по безопасности и борьбе с коррупцией. Сейчас доцент в ИГСУ РАНХиГС.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Поможет ли ужесточение контроля за соблюдением масочного режима снизить уровень заболеваемости коронавирусом?

Читайте также