Наука и искусство вятского каллиграфа Андрея Драченкова

КУЛЬТУРА

29 ноября 2021 337 0
На печать

 

Несколько лет назад в Музее А.С. Грина, на празднике, посвященном Кириллу и Мефодию, создателям славянской письменности, впервые увидела я необычную букву А на картине Андрея Драченкова. А на днях довелось побывать на его мастер-классе в Выставочном зале Вятского художественного музея имени В.М. и А.М. Васнецовых, где он знакомит посетителей с русской письменной культурой. Сам Андрей Павлович - выпускник Кировского художественного училища и Московского полиграфического института, дизайнер, художник, график, член национального союза каллиграфов.

 

Вместо QR-кода

 

Пришла пораньше и сразу начала расспрашивать мастера о его увлечении каллиграфией. Тем более что перед занятием он разложил на столе кисти, специальные ручки, баночки с тушью, листы белой бумаги, на которой так и захотелось что-нибудь изобразить, благо рядом прописи, правда старославянские, и учебник, книга «Искусство каллиграфии. Практическое руководство по приемам и техникам» Дэвида Харриса.

 

Но вот подошли ученики, и занятие началось. Андрей Павлович показал доставшийся ему по наследству старинный перстень с монограммой - соединением первых букв имени и фамилии.

 

- Я сейчас подожгу сургуч, накапаю на перстень и отпечатаю на бумаге. Для чего я это рассказываю? Здесь прямая связь с каллиграфией. Красивое соединение двух букв мог создать только человек, который видел вокруг себя красоту. Красоту природы, письма перышком. Кстати, пресловутые QR-коды вполне могли бы быть заменены монограммами. Не может быть, чтобы у двух человек в мире они оказались одинаковыми. Бездушные квадратики, а тут - живая буква!

 

Андрей Павлович берёт сургуч, плавит его над огоньком зажигалки, капли падают на конверт. Прикладывает перстень с монограммой - и получается авторская запечатка. Видна надпись: «Николай Лихачев», сверху - птичка, две звездочки и буквы Н и Л.

 

В традиции славян

 

- У нас сегодня мастер-класс по каллиграфии. Мне сейчас нужен будет мольберт. А вы готовы порисовать чернилами и кисточкой? Хотите, ваше имя вязью напишу? - обращается Драченков к одной из учениц.

 

Вязь - это такой почерк, когда буквочки начинают друг за друга цепляться. «Светлана», - выводит он изящными узорами, не отрывая кисть от бумаги. При этом не повторяясь.

 

- Это и интересно, что каждое слово, написанное в своей графеме, неповторимо, - объясняет он.

 

Написал Андрей Павлович и мое имя - Вера. Оказывается, оно хотя и короткое, но красивое. В славянской традиции.

 

- На одном занятии, конечно, чему-то научить невозможно, - продолжает мастер. - Но хотелось бы, чтобы вы почувствовали, что при письме нужно держать ручку под одним углом и писать красиво с разной шириной штриха. Это своего рода перетекание толстых и тонких линий. Кстати, очень важно, как человек сидит. Нужно, чтобы левая рука брала на себя вес тела, а правая - водила по бумаге. В Китае перед грудью учеников протягивают даже бамбуковую палку, чтобы сидели прямо.

 

А что, если мы попробуем порисовать листочки? Элементов в виде листочков очень много в буквах.

 

Мастер смотрит, как его ученики повторяют вслед за ним рисунок.

 

- Отлично, - восхищается он работой одной женщины.

 

- Я художник, - улыбается Ася Валерьевна Чернышева.

 

- А хотите, сейчас напишем букву только из листочков? - ведет он дальше свой мастер-класс, всё усложняя задания. - Возьмем первую букву в названии нашего старого города - В. Важно, чтобы спинка у нее была вертикальна, так назы­ваемое мачтовое построение букв. Смотрите, раз листочек, два листочек - и получилась буква!

 

- А слово «Вятка» будем писать? - спрашивает одна из учениц.

 

- Давайте! - говорит Андрей Павлович и рассказывает о том, что в историческом почерке может быть два-три движения - штриха, которые формируют бесконечное количество вариантов написания. Были попытки при помощи одного элемента построить азбуку. - А сейчас вернемся к теме монограммы. Посмотрим какие-нибудь две буквы и как их можно между собой завязать.

 

Ученики предлагают написать свои инициалы. К примеру, В и А.

 

Андрей Павлович «сочиняет», как он говорит, прямо на ходу. И комментирует:

 

- «Воздух» (свободное пространство) между буквами иногда важнее самой графики.

 

- Почему? - спрашиваю его.

 

- А это так искусство устроено. Мастер играет, а когда звука нет - пауза, она тоже формирует музыку. В графике то же самое. Белые «паузы» между рисунком должны быть продуманы, в них тоже должен быть некий «ритм».

 

- Некоторые не поймут: в чём смысл - старательно выводить буковки перышком. Взял на компьютере набрал - и всё!

 

- Ручная работа дороже, - заметила Ася Валерьевна.

 

- Совершенно верно, - поддержал ее Андрей Павлович. - И потом, у нас, в России, уже многие ученые открыли одну удивительную вещь, что, когда человек начинает писать, у него в мозге происходят просто фантастические «события». Дело в том, что соединение моторики, звучания вызывает работу огромного количества разных центров, которые формировались веками. И профессора говорят, что, если человек перестанет писать, это уже будет другой человек. А в XIX веке вообще перышком писали.

 

- Гусиным, как Пушкин…

 

- У каллиграфов даже есть такой печальный каламбур, что каллиграфия умерла, когда появилась шариковая ручка. Еще не так давно в первом классе все пытались стать каллиграфами. Макали остроконечное перо в чернильницу. Было сложно, но это формировало некие навыки, когда на кончиках пальцев рождается музыка.

 

На мольберте под кистью Драченкова из нескольких отдельных квадратиков вдруг появляется снежинка. И еще много разных чудес может показать своим ученикам этот незаурядный художник. А открыл он значение каллиграфии в судьбе человека случайно. Заболел одинокий близкий родственник, и Андрею пришлось ехать в другой город ухаживать за ним, оставив молодую жену с ребенком. И вот, проводя сутки напролёт в одной комнате с тяжелобольным человеком, он почувствовал, что буквально сходит с ума. Тогда Андрей достал Библию, с трудом отыскал ручку и бумагу и начал переписывать старославянский текст день за днем. И сохранил ясность ума.

 

«Вятские буки»

 

Кстати, вятские каллиграфы живут очень интересной жизнью, даже придумали настольную игру «Вятские буки». Причем, по словам Драченкова, «географию» букв взяли из новгородских берестяных грамот.

 

- У меня такая интересная графика букв получилась. Они как руны. В основе игры - поле, участники бросают кубик и ходят по нему. Встречают вятские слова, которые, как в лото, надо набирать из букв. Причем они древние, которых сейчас в азбуке нет. Мы их назвали «буквы ресурсов». Славянские. Знаете букву «кси»?

 

Художник рисует что-то наподобие змейки.

 

- Вот она красавица какая, - восхищается он. - Можете себе представить, что у нас в азбуке была такая «змеючка»? Причем имена Александр, Алексей, Ксения писались с этой буквы. По­сле реформы Петра Первого она исчезла из русского алфавита. А в греческой азбуке ее заменили три горизонтальные полоски.

 

После мастер-класса я подошла к Асе ВалерьевнаЧернышевой и поинтересовалось, почему она пришла на занятие.

 

- Очень интересно, мне это близко. Вот и дочь с сыном привела. Они студенты колледжа управления и новых технологий, специальность «Графиче­ский дизайн».

 

- Мне очень нравится калли­графия, - подтвердила её дочь Светлана, - решила почерпнуть для себя что-то новое.

 

А вот что рассказал об Ан­дрее Драченкове его первый ученик - Григорий Марков.

 

«Алые паруса»

 

- Мы с ним познакомились уже давно, - сказал Андрей Павлович. - Сейчас он некоторые вещи уже

лучше меня делает.

 

- Мое обучение каллиграфии у Андрея Павловича началось с 2017 года. На открытии туристического сезона в Кировской области я увидел его проект под названием «Вятская азбука». Меня интересует история, я подошел к автору, узнал, что он ведет занятия по русской письменности в клубе «Мир», стал туда ходить. И вот уже несколько лет я тоже занимаюсь этим видом искусства, мне это очень нравится. В нашем городе почти каждый год проходят выставки русской письменности в музее Салтыкова-Щедрина, в Герценке. Последний проект - выставка под названием «С большой буквы» недавно проходила в музее истории народного образования.

 

В нашем городе есть небольшое сообщество любителей каллиграфии, мы тесно общаемся и пытаемся как-то популяризировать этот вид искусства.

 

- У вас сейчас много соратников? - спрашиваю у мастера.

 

- Да, Евгений Мусохранов, который занимается рукописной книгой. Совместно с ним мы сделали удивительный проект «Алые паруса» к столетию кировского союза писателей. Корабль из ткацкого стана. На нем было столько же парусов, сколько и писателей. И в день юбилея мы выкатили его под музыку в большой зал Герценки. А Грей и Ассоль танцевали на фоне корабля. Получилось такое романтическое событие.

 

- Вы оказываете влияние на культуру Вятки…

 

- Да мы просто ее формируем, - пошутил Андрей Драченков. - Но в каждой шутке… Недаром клуб «Мир», который существует уже 35 лет, мы называем сейчас центром русской культуры и письменности. Безусловно, он формирует что-то очень важное в нашем городе. А вообще народную культуру можно сравнить с гомеопатией: ее почти не видно, но она может вылечить. Мы шутим: «Красоту спасет «Мир».

 

Вера Ануфриева.

 

Фото автора.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Что нужно построить на месте бывшего КВАТУ?

Читайте также