Мусор под ковром. Как кировские чиновники от медицины пытались уйти от ответственности

ПРОИСШЕСТВИЯ

10 октября 2022 444 0
На печать

Фото: properm.ru

Досадные, а иногда и трагические ошибки случаются со всеми. «Кто не работает, тот не ошибается», - говорят в народе. Но одно дело - когда токарь ошибся на миллиметр, вытачивая деталь. Ее всегда можно бросить в брак и потом пустить на переплавку. Другое - когда ошибаются врач или медицинский работник. Их неграмотность, недосмотр или даже небрежность могут привести к самым серьезным последствиям для здоровья пациента. Вплоть до его смерти.

 

Особое место среди работников системы здравоохранения занимают специалисты, которые работают с детьми. Ведь каждый ребенок - не просто гражданин нашей страны, а ее будущее. Сохранение его здоровья - вклад в судьбу всего нового поколения.

 

Поэтому, когда сталкиваешься с трагическими происшествиями, подобными тому, что случилось не так давно в кировском перинатальном центре, особенно остро ощущаешь противоестественный характер такого рода инцидентов. Этот случай можно даже назвать вопиющим на фоне попыток руководства данного медицинского учреждения и регионального министерства здравоохранения скрыть допущенные ошибки. И что еще более печально, в Кирове (да и в области тоже) такая практика приобрела характер даже не борьбы за честь мундира, а стремления «не выносить сор из избы».

 

Трагедия в роддоме

 

История эта началась почти два года назад. Семья Реневых, Анастасия и Павел, ждала первенца. Обычная кировская молодая семья. Не алкоголики, не наркоманы. Просто тридцатилетние молодые люди, каких часто можно встретить на улице.

 

Грядущему пополнению семейства радовались все - и оба родителя, и бабушка с дедушкой.

 

Мама, как водится, в период беременности наблюдалась у врача, выполняла все его рекомендации. Ничто не предвещало беды: здоровье беременной женщины было в порядке, никаких генетических отклонений или других скрытых опасностей для малыша не обнаруживалось.

 

Рожать Настя отправилась в перинатальный центр и в декабре 2020 года родила. Роды прошли штатно. Девочка появилась на свет здоровой, без патологий.

 

Молодой маме даже показали ее ребенка, а потом унесли. Впрочем, ее это не удивило. Так делают почти всегда, особенно если было проведено, как в данном случае, кесарево сечение.

 

Девочку назвали Василисой. Родители были уверены, что после удачных родов и с ребенком будет всё хорошо, ведь перинатальный центр - самый большой и самый оснащенный современным оборудованием роддом области, где работают грамотные врачи и надежный медперсонал.

 

Однако уже на следующий день после родов у девочки при врачебном осмотре обнаружились покраснение и припухлость на темени. Но тогда, видимо, медики не придали этому значения. Да и кому охота суетиться в пятницу, накануне выходных.

 

Между тем припухлость переросла в гематому, которая увеличивалась. Стало очевидно, что она причиняет девочке боль. У ребёнка появились судороги. Девочку перевели в реанимацию. А когда выходные закончились, то есть через два дня после обнаружения гематомы, медики сделали ребенку томографию головы. Вот то­гда-то и обнаружилась у нее закрытая черепно-мозговая травма (ЗЧМТ).

 

Окончательный диагноз засвидетельствовал, что это не просто ушиб головного мозга средней тяжести, а «субарахноидальное кровоиз­лияние и ишемическое повреждение головного мозга». Даже для взрослого человека ЗЧМТ опасна своими последствиями, а что уж говорить о ребенке, о грудничке?

 

Родители тем временем даже не подозревали о том, что их дочь находится в смертельной опасности. Они забили тревогу лишь тогда, когда им сказали, что малышка в реанимации. Хотя что они могли сделать, как могли ей помочь? Да никак.

 

А вот один вопрос у Реневых возник сразу же после печального известия: как так получилось, что ребенок родился здоровым, а потом стал чуть ли не инвалидом? Кто виноват?

 

Медики из перинатального центра брать на себя такую ответственность не захотели. «Что я тебе, дурачок, чтобы я сам себе с пола срок поднял?» - ответил Кирпич Глебу Жеглову на требование поднять краденый кошелек в бессмертном советском фильме. Так и тут.

 

Пришлось Реневым самостоятельно «искать правду».

 

Нашли «стрелочника»

 

Два года понадобилось Реневым, чтобы установить истину. Куда они только не обращались и кому не писали - и к главврачу перинатального центра, и в министерство здравоохранения, и в полицию, и в следком, и в прокуратуру, и к главному федеральному инспектору, и в приёмную Президента РФ в Кировской области. И даже в прессу.

 

Где-то, как, например, в «перинаталке», в минздраве и в полиции, от них отмахнулись, а где-то - прислушались и помогли. В результате вмешательства Следственного комитета был установлен виновник происшествия, сделавшего здоровое дитя инвалидом, и дело дошло до суда.

 

В ходе следствия (спустя год после печальных событий, описанных в первой части) выяснилось, что утром сле­дующего дня после рождения девочки за ней ухаживала медсестра Нина Ванеева. По­сле купания она переносила ребенка из ванночки на пеленальный стол и ударила его головой о край стола. Это и привело к черепно-мозговой травме и ее страшным последствиям.

 

И слово «страшные» в данном случае не гипербола, не преувеличение. В приговоре суда указывается, что результат удара повлек за собой «тяжкий вред здоровью».

 

Впрочем, к такому же выводу еще до расследования и суда пришли в Главном бюро медико-санитарной экспертизы по Кировской области. Там в 2021 году признали девочку инвалидом.

 

Медсестру Нину Ванееву этим летом суд согласно ч. 2 ст. 118 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности») приговорил к ограничению свободы сроком на полтора года, а также запретил ей работать по специальности два года. Приговор уже вступил в законную силу.

 

Казалось бы, дело можно сдавать в архив. Виновный найден и наказан. Родители от Василисы не отказались и продолжают ее воспитывать, заботиться о ее здоровье. Правда, они отмечают, что после ЗЧМТ у девочки отмечается некоторое отставание в развитии. Однако Реневы надеются, что преодолеть его помогут курсы реабилитации.

 

Вот только оба родителя в один голос утверждают, что не услышали от медсестры искреннего раскаяния в содеянном. На суде она, конечно, извинилась, но было ли это сделано от чистого сердца, они сомневаются: уж очень она стремилась в ходе заседания приуменьшить свою вину путем разных отговорок.

 

Ну и, конечно, не было никаких извинений ни от главврача перинатального центра Николая Семеновского, ни от министра здраво­охранения Андрея Черняева. А ведь семья обращалась к ним с просьбой установить истину в этом деле.

 

Скальпель необходим

 

«Вятский край» уже не в первый раз пишет о «врачебных ошибках», которые повлекли за собой тяжкий вред здоровью пациентов. Послед­няя такая публикация была весной этого года и называлась «Ошибка или закономерность?».

 

В ней мы рассказали о том, как из-за неправильного диагноза врачей нововятской больницы (ее главврачом в то время была Ирина Морозова, ныне - заместитель председателя Законодательного собрания области) женщина стала инвалидом. Тогда дело также закончилось судом, который признал вину медиков. И тогда так же, как и в случае с семьей Реневых, ни главврач, ни минздрав извинений не принесли. Хотя могли бы, чисто по-человечески.

 

Вместо этого и руководство медицинского учреждения, и чиновники от медицины всячески пытались сохранить лицо, уберечь свою репутацию, воспрепятствовать установлению причин происшествия.

 

Так, в ответе на обращение Реневых за подписью Николая Семеновского говорится, что в неонатальном отделении перинатального центра по факту получения ребенком травмы было проведено служебное расследование. Оно установило, что «факта насильственного причинения данной травмы… не выявлено». Более того, «на волосистой части головы (ребенка. - Ред.) отсутствовали какие-либо повреждения (ссадины, нарушения кожных покровов, кровоподтеки)»…

 

Всё произошедшее с Василисой Реневой главврач предложил считать «проявлением коагулопатии новорождённого» и сделал вывод, что «в действиях сотрудников КОГБУЗ «Кировский областной клинический перинатальный центр» не было ненадлежащего оказания медицинской помощи новорождённой Реневой».

 

Минздрав поддержал главврача «перинаталки». Там также сослались на выводы служебного расследования, которое не выявило умышленного причинению ребенку вреда. Вот только причиной, как считает спе­циалист минздрава Дарья Никулина, подготовившая ответ семье Реневых за подписью своего шефа - министра здравоохранения Андрея Черняева, является «врожденный порок развития мозга - агенезия мозолистого тела».

 

Борьба за честь мундира - дело иногда нужное. Действительно, вал жалоб на врачей имеет место. И очень часто эти жалобы вызваны не неправильным лечением, а представлением пациента о том, какое лечение он считает правильным, приемлемым и необходимым. «А вот в интернете пишут, что…»

 

Защитить врача от таких наветов - обязанность любого руководителя. Однако это не исключает то, что и врачебные ошибки также нужно признавать. И не только признавать, но и исправлять их своевременно. Идти навстречу пострадавшим. Предлагать им помощь, которая компенсирует вред, причиненный постановкой неправильного диагноза или иными манипуляциями. Это не только не уронит высокое звание медика, человека «самой гуманной профессии», но и, наоборот, вызовет к нему уважение, вселит в людей доверие к его знаниям и умениям, к его нравственным принципам.

 

К сожалению, вятские чиновники от медицины этого понять никак не могут. И здесь нужна уже не терапия, а хирургическое вмешательство. Однако для начала нужно осудить не только медсестру перинатального центра, но и тех, кто всячески скрывал преступление, тем самым став его соучастником.

 

Иван ТРОФИМОВ.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Достойны ли учителя того, чтобы в их честь называли новые улицы городов и поселков области?

Читайте также