Молочные рекорды кировских аграриев полностью зависят от импортной техники

ЭКОНОМИКА

25 февраля 2019 214 0
На печать

 

За последний десяток лет мы привыкли гордиться успехами вятской молочной отрасли. Уже никого не удивишь тем, что наша область занимает ведущие места в России по объему полученного молока и продуктивности дойного стада. У жителей региона сформировался даже «молочный патриотизм», когда при покупке молока и молочной продукции мы отдаем предпочтение товарам местных производителей. Добавляют гордости и упоминания (в Интернете или в бытовом общении) о вояжах в Киров за «молочкой» людей из соседних регионов и даже из столичных городов.

 

Кому неизвестны такие молочные бренды, как «Вятушка», «Богородское», «Здорова Корова!», «Вожгалы»? Да, все их знают. Знают и любят. Вот только мало кто задумывается: а сколько в том молоке, которое разливают по бутылкам или из которого делают творог и пр., нашего, вятского, а сколько - импортного? На вид-то все оно одинаковое - белое и непрозрачное. Разве разберешь?

 

Считать можно по-разному

Когда на пресс-конференции заместитель председателя правительства области, министр сельского хозяйства и продовольствия Алексей Котлячков заявил, что по итогам 2018 года наш регион занял пятое место в России по валовому производству молока, я не поверил. Ведь еще в 2016 году, по данным информационного агентства Milknews, Кировская область не входила даже в десятку лидеров. Как за два года можно было так прыгнуть вверх? Оказалось, можно.

 

На прошлой неделе во время поездки в Куменский район я ехал в автобусе с начальником отдела развития животноводства нашего минсельхоза Алексан­дром Киселевым. Там и рассказал о своих сомнениях относительно столь высокого места области по валовому производству молока. Сначала завязалась дискуссия, а потом Александр Николаевич убедил меня: никакой ошибки нет. Мы, действительно, пятые. И все дело не в том, что вятское сельское хозяйство вдруг сделало неожиданный рывок. Нет, оно развивается, растет, как раньше, - без всяких флуктуаций и революций. Все дело в том, как тот же Росстат считает цифры.

 

Так, например, по итогам 2017 года статистика утверждает, что, как минимум, пять субъектов РФ получили свыше одного миллиона тонн молока. К ним относятся республики Татарстан и Башкортостан, Алтайский и Краснодарский края, а также Ростовская область. Но стоит присмотреться к этим показателям повнимательней, разобрать, за счет какой категории хозяйств это удалось, начинаешь понимать, что миллионы эти липовые и существуют в основном только на бумажке.

 

В частности, львиная доля всего молока, которое было произведено в 2016 году в Башкирии, получена из личных подсобных хозяйств (наверняка, то же самое относится и к 2017 году, так как за год структура молочного производства вряд ли претерпела существенные изменения). А как можно его учесть? По словам Александра Киселева, точного учета нет, объем вычисляется по статистическим формулам. Соответственно и результат получается относительный.

 

Зато точному учету поддается молоко, полученное из сельхозорганизаций. Именно в таком разрезе Кировская область стала пятой по России.

 

Интересно, что в этом перечне почему-то не нашлось места регионам-миллионерам. Алтайский край оказался 10-м, Башкирия - 11-й, Ростовская область не попала даже в топ-30. Реальным же миллионером остался только Татарстан.

 

Успокоил меня Александр Николаевич - молока на Вятке коровы дают много. Гордиться можно. Вот только как все это достигается? Какими силами? Как нашим молочникам удается увеличивать надои?

 

Без импорта не обойтись

Чтобы получить ответы на эти вопросы, мы и поехали в Куменский район. Он уже давно известен как ведущий по части молочного животноводства. Ведь именно там расположены СПК «Красное Знамя» во главе с его бессменным вот уже почти два десятка лет председателем Владимиром Шулаевым и племзавод «Октябрь­ский», которым сегодня руководит сын заслуженного и уважаемого председателя этого колхоза Николая Рослякова Александр. Оба этих хозяйства - лидеры молочной отрасли региона.

 

Интересно, что они не только расположены в одном районе. Между ними в последнее время развернулось нешуточное соревнование. Не будь на дворе капитализм, оно несомненно получило бы название «социалистическое».

 

Еще год назад «Красное Знамя» было безусловным лидером по продуктивности дойного стада, или, говоря проще, по тому, сколько буренка надаивает молока в год. И сам Владимир Шулаев, и его подчиненные получали за это звания, грамоты и благодарности. Не упомню ни одного Дня работника сельского хозяйства, а бывал на них часто, где не чествовались бы доярки и механизаторы из «Красного Знамени». Но сейчас вперед вырвался племзавод «Октябрьский». И во многом благодаря введению у себя новых технологий по содержанию и кормлению коров. Немалую роль в этом сыграло и прошлогоднее открытие нового комбикормового цеха.

 

Но «Красное Знамя» не собирается сдаваться. Владимир Шулаев показал нам, что и его колхоз не стоит на месте, а развивается, внедряет новинки, расширяет свою географию.

 

Самым примечательным для меня при посещении Парфеновщины (эта деревня - центр большого, охватывающего несколько районов и состоящего из семи отделений хозяйства) стало зрелище нескольких десятков машин, припаркованных рядом с одной из ферм. По словам председателя, все они принадлежат дояркам, которые работают на комплексе «Дудинцы». Да, они не новые, но и не автохлам. Среди них немало иномарок, хотя есть и «Лады», и «Нивы». Это ли не признак достатка колхозников и успешности руководителя?

 

В Ардашихе, куда мы поехали после посещения центральной усадьбы СПК, Владимир Леонидович показал новые помещения для стельных коров и молодняка. Добротные, оборудованные по по­следнему слову науки и техники. Там же, на фоне шведской доильной линии «ДеЛаваль», и состоялся наш разговор о доле импорта в том оборудовании, которое использует хозяйство.

 

- Какова у вас доля импортного доильного оборудования? - спросил я Владимира Леонидовича.

 

- Сами аппараты везде импортные, а трубопроводы и прочее мы делаем своими руками, - ответил он.

 

- А если взять оснащение ферм в целом?

 

- Процентов на 80 - импорт, - помог с ответом главе колхоза Алексей Котлячков. - Это если переводить все в стоимост­ной план. Но там, где сложные системы, в том числе и программное обеспечение, везде импорт. Сейчас Кировский завод «Маяк» начинает выпускать пробные партии пульсаторов для доильных аппаратов. Завод «Искож» начал экспериментировать с изготовлением резиновых стаканов для линий «ДеЛаваль». В России и нашей области работа по импортозамещению ведется, но это только начало.

 

- Можно ли оценить импортную составляющую во всей молочной отрасли, включая и кормозаготовку?

 

- Примерно 50 на 50, - высказал свое мнение руководитель «Красного Знамени». - Но в последнее время отечественная часть растет.

 

Где плюс, где минус?

Нужно сказать, что разговор об импорте не был моим праздным любопытством. Нам часто говорят, что курс рубля по отношению к доллару мало влияет на стоимость продуктов, которые мы покупаем в магазинах. Поля и луга - наши, отечественные, как и трава со злаками, которые на них растут. Земля, на которой стоят фермы, - тоже в пределах Россий­ской Федерации. Доярки и механизаторы, зоотехники и агрономы получают зарплату в рублях. Откуда ж тут взяться долларовой зависимости? Тем более что рынок также наш, российский. И на нем стоимость товаров зависит лишь от покупательной способности рубля.

 

Конечно, все это так. Но ведь нельзя сбрасывать со счетов и себестоимость продукции. А вот в нее-то наши производители вынуждены включать все то, что приобретали за валюту. И каковы бы ни были рыночные конъюнктуры, торговать себе в убыток не хочет никто. Потому-то любое ослабление рубля рано или поздно сказывается на росте цен в магазинах.

 

Всё это в полной мере относится и к молоку, которое перерабатывают, а потом продают в кировских магазинах. И не важно, как оно называется - «Вятушка» или «Здорова Корова!». Импортная составляющая в нем велика. Никто точно не подсчитывал, но явно больше половины.

 

Мало того, что сырое молоко получено во многом при помощи импортной техники и оборудования, о чем мы говорили во время поездки в «Красное Знамя». Но ведь и большинство перерабатывающих линий также «из-за бугра».

 

Я хорошо помню, как в 2016 году при открытии нового цеха по выпуску сухого молока генеральный директор Кировского молочного комбината Василий Сураев говорил, что оборудование для него было куплено в Словакии. Или при посещении завода «Лактис» в Пижанке журналистам показывали импортные станки по пакетированию молока.

 

А уж что говорить про производство сыра? Там не только оборудование, но и многие технологии взяты из-за рубежа. И чтобы убедиться в этом, ездить далеко не нужно. Достаточно посетить, например, котельничский завод «Янтарь».

 

В общем, вятская «молочка» без импорта никуда.

 

- Если бы у нас ничего не было импорт­ного, мы вообще сидели бы в галоше, - признался руководитель вятской сельскохозяйственной отрасли Алексей Котлячков.

 

Хорошо это или плохо?

С точки зрения развития нашего аграрного производства - несомненно хорошо. Именно доступ к импортным технологиям увеличения продуктивности дойного стада обеспечил, например, рывок, который совершило «Красное знамя» в плане увеличения производства молока (а вслед за ним и другие сельхозпредприятия). Я помню, как в интервью Владимир Шулаев признался, что технологии эти он привез из Израиля и адаптировал к нашим реалиям.

 

А вот нас, потребителей молочной продукции, боюсь, такая зависимость не может радовать. Любое ослабление рубля сказывается на наших кошельках.

 

Но и винить в этом аграриев нельзя. За курс рубля они не отвечают. Им самим приходится не сладко. Ведь укрепление доллара приводит к повышению себестоимости продукции, и им, чтобы сохранить рентабельность, приходится искать новые рынки сбыта молока, если местная конъюнктура не может этого обеспечить.

 

Потому и получается, что, например, племзавод «Октябрьский», по словам его руководителя Александра Рослякова, все свое молоко продает компании «Вимм-Билль-Данн», а не в Вожгалы или на Кировский молочный комбинат. Как говорится, течет молочная река, но не к нам, а от нас.

 

Сергей СМОЛИН.

Фото автора.

 

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Должны ли быть одинаковыми зарплаты учителей во всех регионах России?

Читайте также