Метроном жизни капитана Александра Дорофеева

ОБЩЕСТВО

05 ноября 2019 87 0
На печать

 

В январе 1995 года, когда началась контртеррористическая операция в Чечне, никто и не предполагал, что одно из подразделений теперь уже бывшей Кировской дивизии внутренних войск МВД РФ будет в числе других заброшенных на кавказскую землю, как принято говорить, основной ударной единицей на той войне. Юные солдаты и начинающие офицеры-командиры встанут на пути хорошо обученных и подготовленных боевиков.

 

Мне пришлось не раз находиться в зоне боевых действий как раз с военно­служащими БОНа (батальона особого назначения - так он стал называться). Жил в палатках, во временно обустроенных казармах, ел и пил с бойцами из одного котелка.

 

Но самое страшное (о чем никогда не думал!) - вскоре пришлось уже на вят­ской земле встречать «грузы-200». В цинковых гробах возвращались на родную землю те ребята, которые стали в служебных командировках в Чечню моими верными, надежными боевыми друзьями. Стали - и остались. Но уже в памяти, в душе - как незаживающая рана, неизбывная боль…

 

Прошло 19 лет с того дня, когда над могилой Александра Леонидовича Дорофеева, капитана внутренних войск МВД России, служившего в войсковой разведке, дважды награжденного орденом Мужества, орденом «За заслуги перед Отечеством», прогремели последние выстрелы.

 

Он погиб 21 октября 2000 года при выполнении боевого задания. Капитан Дорофеев, получив осколочное ранение в грудь, по рации успел вызвать вертолет и погрузить раненых товарищей, но сам скончался.

 

Два брата - два бойца

Спустя годы снова набрал знакомый номер родителей Саши. Ответила мама - Нина Ивановна.

О том, как всё было…

 

Сергей, младший сын Нины Ивановны и Леонида Федоровича Дорофеевых, всегда мечтал об этом дне - даже ночами снилось!

 

Он говорил родителям, что, окончив Пермский военный институт внутренних войск МВД РФ, после веселого и шумного выпускного бала сразу же приедет домой, лихо зайдет в служебный кабинет старшего брата, Александра, и, встав по стойке смирно, громко отчеканит:

 

- Товарищ капитан! Лейтенант Дорофеев к месту прохождения службы прибыл!

 

Брат, скорее всего, тогда бы ответил безусому «летёхе», как подобает в таких торжественных случаях:

 

- Поздравляю вас, лейтенант! Разрешаю к службе приступить!

 

И, наверно, не по уставу обнял бы крепко-крепко. И улыбнулся. И добавил бы: «Молодец, братишка!..»

 

Но молодой офицер прямо с поезда поехал к старшему брату... на Новома­карьевское кладбище. Отдал честь и у могилы произнес те слова, которые так хотел сказать - назубок вызубрил. Александр молча смотрел на него с серого гранитного надгробия, а по юному лицу лейтенанта градом катились слезы.

 

...Нина Ивановна и Леонид Федорович часто пересматривают фотоальбомы своих сыновей и о каждом сыне могут рассказывать часами. О том, например, как они в детстве играли в «солдатиков», по-доброму ухаживали за собаками и увлеченно занимались спортом. Александр, высокий, накачанный, всегда хотел быть военным. Занимался самбо, дзюдо, гирями - к службе готовился основательно.

 

Мать и отец всегда восхищались старшим сыном: и форма была ему к лицу, и подчиненные впоследствии его уважали. Сергей же, младший, его просто боготворил. Иногда при встрече друг с другом такую шумную потасовку устраивали, что мама только за голову хваталась. Сергей хотел быть во всем похожим на Сашу. Когда учился в Перми, Александр при любом удобном случае его всегда навещал, интересовался успехами, давал советы.

 

Первый бой. И последний…

В декабре 1999-го отделению войсковой разведки, которой командовал Александр Дорофеев, поступил приказ - идти на очередное задание в г. Грозный. В той боевой операции он получил ранение левой руки, но остался на месте столкновения с боевиками, продолжал руководить подчиненными. За эту операцию его наградили первым орденом Мужества.

 

Узнав о ранении, Нина Ивановна и Леонид Федорович тут же хотели вы­ехать к сыну в госпиталь. Но вскоре от Саши поступил долгожданный звонок: «Уже еду, не переживайте!..» На пути домой постоянно звонил - из Минеральных Вод, Волгограда, Москвы...

 

На железнодорожный вокзал родители пришли задолго до прихода поезда, не спали, переживали. Дверь вагона открылась, и оттуда выглянул радостный и улыбающийся Александр. Все бросились его обнимать, а он одну руку вниз опустил. Друзья стиснули Сашу, а  он ойкнул. Только тогда все вспомнили о его ране.

 

Дома пробыл недолго. В госпитале Сашу прооперировали, достали осколок, который отец и мать хранят до сих пор.

 

- Сынок, может, больше не поедешь?..

 

Нина Ивановна умоляюще смотрела на сына, надеялась, что он передумает и не поедет в Чечню - необходимости не было!

 

Но он нежно гладил ее руки, обнимал за плечи и говорил:

 

- У меня там солдаты. Что они скажут... И не забывай, что я - военный.

 

Мать понимала: сына не переубедить, хорошо знала его твердый характер. В Чечне же ждали не только солдаты-срочники. Оттуда звонили офицеры, интересовались: скоро ли приедет Дорофеев? Они говорили, что капитан умел держать дисциплину. А такое качество - одно из главных на войне.

 

В июле 2000-го Александр Дорофеев уезжал в очередную, последнюю в своей жизни, командировку. Об этом не знал никто. Мать снова ходила с непросы­хающими от слез глазами. Саша с семьей только что вернулся с юга. Перед поездкой в командировку надел новую камуфляжную форму и все время шутил.

 

Родители стояли на перроне станции, и мама, обернувшись к отцу, сказала:

 

- Посмотри, какой сын у нас красивый...

 

Теперь она себе простить не может эти слова, считает - горе накликала.

 

Капитан Александр Леонидович Дорофеев погиб 21 октября 2000 года в 12-37 под селом Джалка близ города Грозного. При проведении инженерно-саперной разведки в районе нефтепровода они с товарищами подорвались на мине. В это время мать дома не находила себе места: ей подсказывало сердце, что случилась непоправимая беда.

 

...Нина Ивановна и теперь боится подходить к дверному глазку. Тогда же она, увидев военные фуражки, сразу все поняла. Распахнула дверь, а там толпились люди в форме, и среди них - в белом халате - медсестра. Мать говорила, что у нее почему-то не было ни одной слезинки, она ничего и никого не слышала, от нее не отходили, постоянно подавая ей какие-то капли. А в сознание она приходила от громкого рыдания - это плакал отец, Леонид Федорович.

 

Когда все ушли, сказав, как положено в таких случаях, слова утешения, родители Александра всю ночь сидели на диване и, как говорила Нина Ивановна, выли в голос.

 

Алёна как продолжение отца

Так было 19 лет назад. И все эти годы я боялся звонить, чтобы не бередить им душу. После смерти Саши, как тогда казалось родителям, мир перевернулся. Но остался Сергей, он звонил им по несколько раз в день. А потом Леонид Федорович неожиданно принял деловое предложение и возглавил Кировское региональное отделение Общероссийской общественной организации семей погибших защитников Отечества. Несколько лет помогал родителям, потерявшим ребят. Каждый год собирал их, забытых местными чиновниками, на теплоходе. Там их чествовали, произносили тосты и просто давали им возможность пообщаться в неформальной обстановке.

 

В этот день, 21 октября, как и 19 лет назад, супруги Дорофеевы ездили на кладбище к Саше. Прошли годы, но сослуживцы о нем не забыли. Кто смог -  приехал, поклонились гранитному памятнику, сказали теплые слова о своем командире, боевом товарище, нашли слова поддержки для родителей.

 

- Серёжа, младший сынок, окончил академию, теперь - полковник, служит в Пятигорске, - рассказала Нина Ивановна. - У него Миша и Матвей, наши любимые внучата. В июле Серёжа был в отпуске, жил с нами. Повеселее было… Съездили на могилку к Саше. Сходили и на улицу, названную в честь него. Правда, там стройка, грязь, всего один дом. На нем - табличка: «Улица капитана Дорофеева». Если было ее открытие, почему нас не пригласили?!

 

Тут Нина Ивановна заплакала, а я поспешил перевести разговор на более позитивные воспоминания. На Алёну, дочь Александра, которой теперь 26 лет. Уже и ее дочери Амелии исполнился годик, как раз на второй день после дня памяти Александра, теперь ее деда-героя.

 

- Алёна тоже к нам часто приезжает, в сентябре была. Навещала свою маму и о нас не забыла. Да и по телефону все время общаемся.

 

Родители Александра из дома выходят редко (Нине Ивановне недавно исполнилось 80, Леониду Федоровичу - 83 года). В подъезде высокие ступеньки. Если выходят в магазин, то всегда рядом, рука об руку. Леонид Фёдорович помогает жене сумки носить.

 

Говорила Нина Ивановна и о том, что новое командование части, уже находящейся в подчинении другого ведомства, их начало забывать. В батальоне, где служил Александр, все бойцы молодые, мало кто знает прежних военнослужащих некогда одного из самых «израненных войной» подразделений бывшей Кировской дивизии ВВ МВД РФ...

 

Александр ШИРОКОВ.

Фото Владимира ПОМАСКИНА («Боевое братство»).

 

P.S. Когда-то на вечере памяти в Вятской филармонии вспоминали погибших героев. В зале присутствовал друг Александра - Олег Крутихин, боевой офицер, за плечами которого шесть служебных командировок в Чечню. Олег передал в музей организации «Боевое братство» часы, которые как знак памяти остались у него от товарища: перед роковым боем они обменялись часами. Летом 2001 года за мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга в условиях, сопряженных с риском для жизни, за значительный вклад в дело защиты Отечества капитан Александр Леонидович Дорофеев был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (посмертно).

 

В Кировском авиатехникуме память о героическом выпускнике тоже хранят. Здесь в музее о нем написано: в 1988 году поступил учиться на специальность «Электрические машины, приборы и устройства». Учился хорошо, был комсоргом, физоргом, командиром отряда по начальной военной подготовке. Прошел путь до командира боевой роты. Его подразделение на протяжении нескольких лет признавалось передовым, а взвод войсковой разведки - лучшим в округе.

 

30 марта 2001 года на здании техникума открыли мемориальную доску памяти А.Л. Дорофеева.

В его честь названа улица в одном из микрорайонов областного центра.

 

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Нужен ли Кировской области Молодежный парламент?