Искусство видеть мир. Памяти кировского фотохудожника Сергея Склярова

КУЛЬТУРА

01 февраля 2021 129 0
На печать

Фото: kirovpravda.ru

 

В областной краеведческий музей я пришел задолго до открытия выставки «Искусство видеть мир», посвященной памяти кировского фотохудожника Сергея Склярова (ушел из жизни в феврале минувшего года). Мне просто захотелось еще раз посмотреть на снимки, многие из которых видел, в том числе и в изданных сборниках.

 

Решил в тишине, наедине с собой, взглянуть на тот несуетный мир вокруг нас, на простых людей с удивительными лицами - без наглости и лжи. На покой, какой видишь в работах человека, жившего с фотокамерой не ради денег, а для того, чтобы подарить всем радость, оптимизм и умиротворенность. В этом и смысл новой экспозиции.

 

Сергей Дмитриевич - член Союза фотохудожников России, Американ­ской ассоциации фотохудожников, Международной ассоциации фотохудожников (FIAP). Его персональные вы­ставки проходили в Москве, Варшаве, Копенгагене, Бостоне, Вашингтоне и других крупнейших городах. Многие из его работ, запечатлевших историю последних десятилетий, уже стали классикой отечественной фотографии.

 

Мне не раз приходилось пересекаться с Сергеем в разных служебных командировках, на каких-то творческих мероприятиях. А потому всегда наблюдал со стороны, как он работает - спокойно, неприметно, как и подобает настоящему профессионалу.

 

Не случайно выступавшие на открытии выставки друзья и коллеги С. Склярова говорили, что он был человеком, который искренне любил свою малую родину - вятскую землю и из всех многочисленных зарубежных поездок всегда возвращался в родной город.

 

Как-то в интервью, данном Сергеем Скляровым журналисту Михаилу Коковихину, я прочитал о переоценке ценностей мастера. Сергей Дмитриевич тогда говорил: «Первый этап - была целенаправленная гонка в сторону славы: мне хотелось прославиться. Начал фотографировать я с семи лет. Мне казалось: стану великим фотографом, и все проблемы решены. Но это кончилось еще в детстве. Потом мне было интересно влезать под кожу к самым разным людям, в разные ситуации...

 

А сейчас, слава Богу, наступил третий этап. Многие съемки, которые, в общем-то, я считаю ошибочными, то есть грешными, сейчас отошли в сторону - наметился какой-то путь… Кто-то из российских праведников сказал: «Уверуйте в Бога, возлюбите Бога и делайте всё, что хотите».

 

А надо сказать, я ведь изрядно «поливал», пьянка-то была будь здоров, и с этой выпивкой я дошел до ручки. Но уже третий год не пью. Видимо, я дошел до того, что потерял всякую способность сопротивляться. И в итоге, когда я встал 1 января 99-го года утром после новогодней пьянки, было ужасно худо, похмельный синдром и прочее, но пить я больше не хотел - и всё. Я знал, что кодироваться нельзя - это смерть, что от людей помощи не дождаться. Здесь одна помощь: меня поднял Господь...»

 

На выставке «Искусство видеть мир» представлены работы фотохудожника с 1980-х годов по 2019-й. Одни из самых редких - ранние снимки (авторская фотопечать с автографом) из фондов краеведческого музея.

 

…Я рассматривал и психологические портреты Сергея Дмитриевича: люди всегда ценны. А у него они еще и с ранимой душой - это видно на работах. Многие знают, что важным этапом в творчестве Сергея Склярова является Великорецкий крестный ход, который он снимал практически с самого начала его возрождения, с 1991 года. В экспозиции представлены общие фотографии хода и отдельные зарисовки, портреты паломников. К слову, отметим, что в своей работе фотограф не пользовался технологиями компьютерной обработки. И это делает особенно ценным и неповторимым каждый снимок.

 

«Мне нравится живая фотография, такая же натуральная, как рубашка из чистого льна или хлопка, как свитер из грубой шерсти. Фотографируя людей, важно их не потревожить, надо оставаться для них незаметным. И всё, что я снимаю, проходит через меня», - рассказывал Сергей.

 

Еще раз обращусь к интервью, данному Сергеем Дмитриевичем М. Коковихину. «Были люди, которые говорили: «Сережа, ты гений!» Что, мне поверить, что я гений? Кто говорил? Например, Александр Межиров, учитель Евгения Евтушенко. Это было в Нью-Йорке
в 94-м. Сначала Межиров вообще не хотел со мной встречаться: мало ли людей по свету чёрт носит. Его пытались убедить встретиться, в конце концов он с трудом согласился. Мы к нему приехали на такси, он не хотел ничего смотреть, потом все-таки взялся смотреть мои фотографии и, когда посмотрел, сказал: «Сережа, а вы знаете, вы гений».

 

Из интервью на портале «Милосердие»:

 

«Вас удивили фотографии, где люди без ног, с протезами? Они были сделаны около 20 лет назад, на Кировском протезном заводе. Я сам на протезе хожу с 17 лет. После автомобильной аварии. Перевернулась бортовая машина, грузовик. Я остался без ноги прямо в чистом поле. На обрубке добрался до дороги, друзья-студенты остановили попутку. Как не умер тогда - только Богу известно. Дальше было много приключений в моей жизни - так что, в принципе, непонятно, почему я до сих пор жив.

 

Эти снимки были сделаны, когда я лежал в больнице. А лежать пришлось долго. Культя долго заживала. Год меня терзали, но в итоге колено сохранили. С тех пор я научился закрываться фотоаппаратом - если больно и если слезы из глаз катятся. Не выдерживал в двух случаях: когда сироты поют о маме и когда ветераны-старики слушают военные марши.

 

Сейчас я знаю, на что похожа старость. Это когда тебе 60, а чувствуешь ты себя на 30. Не обращайте внимания на стариков, которые вроде бы еле ползут, песочком дорожку посыпают. Помните, что этому человеку - 30 лет. Просто он еле-еле едет на очень старой «машине» своего тела, которая пыхтит и чихает. Этому рано или поздно придет конец, человек выйдет из этой «машины», и 30-летняя душа его вспорхнет и улетит, слава Богу, в лучший мир.

 

Примерно год опять работаю на заводе. С этого начинал свою «карьеру» - этим и закончу. Меня интересует тема «Человек и машина». Когда-то мне приходилось работать в советских многотиражках, в областных и город­ских газетах - тогда ударники за станком в кадре были обязательным атрибутом любого издания, без этого газета выйти не могла! Сейчас это позаброшенная, но удивительно интересная тема.

 

Перед этим шесть лет работал в аппарате главного федерального инспектора по Кировской области, а до того еще четыре года - у губернатора. Был имиджевым фотографом. Ушел оттуда сам: перестал выдерживать.

 

Там быстро учишься не обращать внимания на людей вокруг и снимаешь как хочется: цель оправдывает средства… Но бывает, шеф покроет кого-нибудь матом, профессионально-генеральским. Поначалу страшный такой, рычащий мат. И вдруг начинаешь сам постепенно превращаться в этого генеральчика-любителя. Приходишь, например, в поликлинику или в магазин, там тебя встретят как-то не так - и из тебя в ответ громыхает вдруг генеральская «канонада». Плохое быстро прилипает к человеку, это страшно.

 

Ушел на завод - хорошо стало, мягко. Но заколодило. Почему? Когда работал с главным федеральным, много ездил. Видел удивительные места, удивительных людей. Фотографировал на сельских стихийных ярмарках, где пенсионерки-учительницы морковку со старых детских колясок продают. Где перед разрушенными храмами склоняются вековые сосны, а люди понуро идут мимо. Трогательно, сердце щемит...»

 

Подготовил А. ВЯТКИН.

 

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Как победить несанкционированные свалки?