И всё-таки Быков? – 9. Яфаркин «передал привет» главе администрации Кирова Шульгину

ОБЩЕСТВО

30 сентября 2019 265 0
На печать

 

На этой неделе в Первомайском суде города Кирова продолжилось рассмотрение дела Леонида Яфаркина, обвиняемого по нескольким эпизодам, в том числе в совершении мошеннических действий при покупке и последующей перепродаже участка земли возле парка Победы.

 

Напомним, в 2005 - 2006 годах Кировский завод охотничьего и рыболовного снаряжения (КЗОРС), соучредителем и фактическим руководителем (по версии следствия) которого является Яфаркин, взял в аренду участки общей площадью в 4,3 га для строительства спорткомплекса. Затем категорию территориальной зоны изменили, после чего там стала возможна жилая застройка. В 2015 году КЗОРС приобрёл землю у города за 338 тысяч рублей, а в 2017 году участки были проданы строительной компании «Кировспецмонтаж» (называется сумма порядка 120 млн. руб.). В июле 2018 года Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту мошенничества при продаже этих участков земли. По оценкам следователей, ущерб, причинённый городу, составил 9 млн. рублей.

 

В свою очередь, кировская горадминистрация заявила, что ущерб муниципальному образованию составил 165 млн. рублей, посчитав разницу между рыночной стоимостью земли, определённой в феврале 2019 года, и стоимостью фактической покупки. Соответствующий иск мэрия областного центра предъявила Яфаркину. Еще об одном иске к подсудимому, на этот раз на сумму в 119 млн. руб., ранее заявила генеральный директор КЗОРСа Светлана Киселёва, утверждавшая, что деньги от сделки с землей у парка Победы «прошли мимо кассы» предприятия.

 

Одиннадцать «друзей» обвинения

 

В понедельник, 23 сентября, адвокаты обвиняемого заявили ходатайство об исключении из материалов дела показаний 11 допрошенных ранее свидетелей, объяснив это тем, что следователи нарушили нормы Уголовно-процессуального кодекса (УПК).

 

В частности, сторона защиты попросила суд признать недопустимыми допросы Лилии Блохиной, Дарьи Вознесенской, Татьяны Говоровой, Дмитрия Драного, Николая Киселёва, Алексея Лопаткина, Натальи Мамедовой, Ирины Рубцовой, Ивана Строя, Марины Черемухиной и Максима Шевнина

 

По информации стороны защиты, во время допроса свидетелей следователь Кириллов показывал им документы из уголовного дела, глядя в которые они описывали те или иные события и обстоятельства. Также демонстрировались протоколы допросов других свидетелей - по мнению адвоката, как «руководство к пользованию».

 

- Перед началом и в ходе допроса свидетелей сотрудниками УФСБ России по Кировской области, а также следователем Кирилловым проводились длительные беседы, направленные на оказание давления на свидетелей и введение в заблуждение относительно реальных событий. Кроме того, свидетелей доставляли на допрос силами оперативных сотрудников УФСБ. В один день проходило несколько допросов, до начала и после которых достаточно продолжительное время свидетелей держали в здании УФСБ, не предоставляли время на отдых и приём пищи, - утверждает адвокат.

 

Защита Яфаркина подчеркнула, что свидетели не помнили событий с 2006 по 2015 год, поэтому следователь задавал наводящие вопросы, после чего сам рассказывал хронологию событий, а свидетели лишь подписывали протоколы. По УПК задавать наводящие вопросы запрещено.

 

- Доказательства, полученные с нарушением УПК, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения и использоваться для доказывания любого обстоятельства, - пояснил адвокат.

 

Прокуратура, в свою очередь, отметила, что на допросе ни один из свидетелей не заявил о давлении или введении его в заблуждение, также они в полном объёме подтвердили показания, данные в ходе предварительного следствия. Свидетели объясняли неполные показания прошедшим временем.

 

В итоге, признавать или нет показания названных 11 свидетелей допустимыми, суд постановил решить при оглашении приговора.

 

Кое в чём оправдали…

 

Между тем ранее, на заседании 18 сентября, суд прекратил уголовное преследование Леонида Яфаркина по обвинению в неуплате налогов. Соответствующее уголовное дело было возбуждено по заявлению гендиректора КЗОРСа Светланы Киселёвой. В обвинении было указано, что, являясь фактическим руководителем КЗОРСа, его учредитель  Леонид Яфаркин уклонялся от уплаты налогов на прибыль, НДС и налогов на имущество, в частности, не представил налоговые декларации при продаже земли в парке Победы. Ранее на допросе Киселёва рассказала, что по результатам налоговой проверки в выручку завода за 2017 год были включены дополнительные 118 млн. рублей с этой сделки и с этой суммы доначислили налоги - 41 млн. рублей. Однако гендиректор утверждала, что деньги «прошли мимо предприятия». По её заявлению в отношении Яфаркина и возбудили дело о неуплате налогов. Киселёва считает, что действия Яфаркина нанесли ущерб компании. Сам обвиняемый претензии своей «родственницы» (Киселёва - сестра жены Яфаркина) не признал.

 

Позднее сторона обвинения выступила с ходатайством о прекращении уголовного дела.

 

- В ходе предварительного и судебного следствия не было получено достаточно доказательств, подтверждающих, что действия Яфаркина были направлены на уклонение от налогов, а также внесение в налоговую декларацию неверных сведений. Таким образом, недостаточность и противоречивость предъявленных по делу доказательств, невозможность устранения в суде противоречий, в соответствии с презумпцией невиновности, должны быть истолкованы в пользу подсудимого, - заявил прокурор и сообщил, что государственные обвинители отказываются от обвинения.

 

Суд поддержал это ходатайство и признал за подсудимым право на реабилитацию и возмещение вреда.

 

Напомним, ранее в связи с истечением срока давности было прекращено уголовное преследование Леонида Яфаркина еще по одной статье: «Образование юридического лица через подставных лиц». Однако судья отказался закрывать дело по другому эпизоду, связанному с мошенничеством в отношении предпринимателя Меружана Игнатяна.

 

«Слив» от Яфаркина: Киселёвы, Шульгин. Кто следующий?

 

Сам Леонид Яфаркин в своем выступлении 23 сентября заявил о давлении на него во время следствия: «Я понимаю, что это заказ, жёсткий заказ. Он поступил в мой адрес давно. Я даже знаю, от кого, мы об этом скажем потом».

 

Также, по словам Яфаркина, ему предлагали «наговорить на порядочных людей». «Когда следователи приносили мне эти бумаги подписать, они говорили так: «Леонид Михайлович, у нас с прокуратурой, с судьёй договорённость есть». Не поверю. У них разные были ко мне вопросы. Я ушёл бы домой, но нужно было подписать, наговорить на людей порядочных. Не считал себя, не считаю и никогда не был преступником. Спецслужб бояться мне нечего, я им сразу сказал: «Ребята, вы не пугайте ни тюрьмой, ничем». Они сказали: «Ты нам не нужен, мы тебя завтра можем отпустить, подпиши». Я им ответил: «Двадцать лет просижу, но никогда не поступлюсь своей совестью и честью».

 

Требования прокуратуры Яфаркин назвал «сочинением следователя». По его словам, показания он готов подтвердить «на любом полиграфе». Преступником он себя не считает и утверждает, что сделка совершалась законно. Также во время прений подсудимый рассказал, что заводом, 70 процентами акций которого он сейчас владеет, хотела полностью завладеть семья Киселёвых и ему об этом стало известно ещё два года назад. По мнению Яфаркина, именно поэтому Светлана Киселёва написала на него заявление об ущербе предприятию.

 

Когда зал покидала представитель потерпевшей стороны - администрации города, подсудимый попросил «передать привет» Шульгину (главе администрации города Кирова. - Р.П.).

 

- Почему Мамедову (экс-глава департамента муниципальной собственности. - Р.П.) пять раз вызывали и она пять раз дала показания? Потому что это нужно было Шульгину, для того чтобы свою любовницу Емельянову на это место поставить. Он ещё вспотеет у меня. Для чего эта команда пришла? Они хотят освоить серьёзные суммы на 650 лет в 2024 году. Они хотят уехать героями, - заявил Яфаркин.

 

Шли «настойчиво и терпеливо»

 

23 сентября начались прения сторон (этап судебного разбирательства, в котором участники со стороны защиты и обвинения выступают с речами, подводя итоги судебного следствия, представляя суду свою обоснованную окончательную позицию по рассмотренному уголовному делу).

 

Прокуратура запросила для подсудимого, предпринимателя Леонида Яфаркина, 8 с половиной лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, штраф в        1 млн. рублей, а также удовлетворение исков администрации города и КЗОРСа на 165 млн. и 119 млн. рублей соответственно. Для обеспечения выплаты этих исков обвинение попросило «обратить взыскания на арестованное имущество» Яфаркина. Это автомобиль УАЗ-301519, жилой дом площадью 590 кв. метров и 70 процентов доли КЗОРСа. До удовлетворения гражданских исков предлагается сохранить арест на земельные участки в парке Победы, которые сейчас принадлежат «Кировспецмонтажу», и на имущество ООО «8к», через которое была проведена часть сделок по продаже земли.

 

Прокуроры напомнили обстоятельства дела и фабулу того, как развивались события, показания свидетелей. По версии обвинения, Яфаркин вовлёк в преступный план неустановленных должностных лиц органов местного самоуправления, уголовное дело в отношении которых выведено в отдельное производство.

 

- Как правило, преступления в сфере экономики, к которым относится и настоящее дело, не так интересны для общественности. По ним не гибнут люди, обстоятельства не лежат на поверхности. В нашем деле нет ничего нового. Отличие - объект хищения. Это земельный участок площадью более 4 гектаров, прилегающий к парку Победы, одному из любимых мест отдыха кировчан. Кроме того, особенность - участие в его совершении должностных лиц органов местного самоуправления, действовавших в сговоре с подсудимым, что помогло ему реализовать свой план, - начал прения прокурор.

 

Окончательно Яфаркину предъявили обвинение по четырём эпизодам: дважды - «Мошенничество в особо крупном размере», «Отмывание денег» и «Злоупотребление полномочиями».

 

- Преступление было тщательно спланировано и серьёзно растянулось по времени. Подсудимый и неустановленные должностные лица настойчиво и терпеливо шли к своей преступной цели почти 10 лет. Такие длительные усилия обусловлены стоимостью похищенного имущества - более 165 миллионов рублей, - заявил представитель прокуратуры.

 

Обвинение подсчитало, что сумма, за которую купили землю Мироновы («Кировспецмонтаж»), более чем в двести раз превышает размер сделки между КЗОРСом и «8К».

 

Также Яфаркина обвиняют в выведении 85 млн. рублей через покупку базы «Подгорное» с помощью той же фирмы - ООО «8К».

 

Ещё один эпизод связан с обвинением в мошенничестве в отношении предпринимателя Меружана Игнатяна, с которого в 2013 году Яфаркин получил 2 млн. рублей за помощь в приобретении права собственности на участок земли рядом с принадлежащим Игнатяну отелем на ул. Профсоюзной. В течение пяти лет Игнатян так и не смог получить обещанный земельный участок. В качестве смягчающих обстоятельств прокуратура учла возмещение Яфаркиным ущерба Игнатяну и состояние здоровья подсудимого.

 

Представитель потерпевшей стороны - администрации города - поддержал требования обвинения.

 

Жорин назвал Быкова

 

Выступившие в прениях представители защиты Леонида Яфаркина потребовали прекратить производство по всем уголовным делам «в связи с отсутствием состава преступления».

 

В настоящее время интересы обвиняемого в суде представляют сразу шесть адвокатов, для двух из них заседание 23 сентября стало первым. Это московские юристы: «звёздный адвокат» Сергей Жорин и бывший следователь отдела по расследованию особо важных дел главного управления СКР по Москве Левон Агаджанян.

 

В эпизоде по земельным  участкам в парке Победы защитники Яфаркина сделали акцент на «неустановленных должностных лицах», которых, по версии обвинения, вовлёк Яфаркин, разработав план. Хотя, как обратил внимание адвокат, «неустановленные лица», проголосовавшие на заседании гордумы в 2011 году за изменения в генплане города, известны, однако в суде допросили только пять депутатов из 36-ти. Кроме того, адвокаты увидели противоречие в оценке ущерба из-за изменения функциональной зоны участка, хотя этот перевод называется следствием и обвинением незаконным.

 

Сергей Жорин заявил, что не видит опасности в действиях подзащитного, а именно - в том, что на проданных участках в парке Победы собирались построить многоэтажки. Также он считает, что эта земля - вовсе не парк Победы, а «территория, прилегающая к парку», и называет её «пустырём и свалкой». При этом Жорин уверен, что Первомайский районный суд, который находится на перекрёстке улиц Попова и Калинина, тоже расположен «в районе парка Победы».

 

- Когда я в прошлый раз прилетал в Киров, встретил в аэропорту депутатов Кировской городской думы. Они мне даже называли фамилию человека, которого нужно срочно посадить, но для этого Леонид Михайлович страдает, - заявил Жорин.

 

- Всплывает фамилия Быкова. В обвинении говорится, что Быков вёл себя с Киселёвой как со старой знакомой. Во-первых, при чём здесь Быков? Или всё-таки при чём? Нужно задуматься, потому что я эту фамилию не раз слышал в кулуарах, что якобы именно этого человека хотят привлечь. У меня есть ощущение, что приговор Яфаркину хотят использовать как предикцию, такой распространённый приём: когда человека не могут привлечь, то в рамках других процессов устанавливаются обстоятельства, которые не подлежат обжалованию, так как приговор суда вступил в силу.

 

Адвокат добавил: обвинение должно квалифицировать и действия гендиректора КЗОРСа Светланы Киселёвой, которая утверждает, что лишь исполняла поручения Яфаркина. По мнению Жорина, либо она была таким же подставным руководителем, как учредитель «8К», либо даёт ложные показания.

 

- Давайте называть вещи своими именами. Яфаркин занимался предпринимательской деятельностью. Нельзя обвинять предпринимателя, что он преследует извлечение прибыли... Если он не виноват, почему он должен признавать вину? Человек всю жизнь дорожил честью и достоинством, и вот его в конце жизни обвиняют, что он украл Победу у ветеранов. Депутатов вы выставляете внушаемыми. И ещё акцент на «Единую Россию». По вашему мнению, «Единая Россия» - это фракция, с которой можно договориться? - задался вопросом защитник.

 

В итоге Жорин сказал, что «следствие собрало доказательства невиновности».

 

Другого московского адвоката Левона Агаджаняна возмутило, почему следствие не дало оценки действиям Светланы Киселёвой и сотрудников администрации города. По его мнению, существование преступной группы и сговора внутри неё не доказано, а ущерба КЗОРСу якобы не было, так как завод продал землю за гораздо большую сумму, чем купил. Адвокат указал на противоречие между двумя преступными эпизодами: если земля приобретена КЗОРСом незаконно, он не может ею распоряжаться и требовать возмещения ущерба (от Яфаркина. - Р.П.).

 

Роман ПЕРМИНОВ.

 

P.S. Адвокаты Леонида Яфаркина, говоря о многочисленных процессуальных нарушениях, допущенных следствием, которые, по их мнению, нельзя устранить в рамках судебного следствия, заявили ходатайство о возврате дела в прокуратуру.

 

Гособвинение против этого возражало. В итоге суд отказал в удовлетворении ходатайства защиты: «Суд не находит оснований для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку обвинительное заключение составлено в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ, утверждено уполномоченным в соответствии со ст. 227 УПК РФ. Доводы, приведённые в ходатайстве адвокатом, в настоящее время не могут служить основанием для возвращения дела прокурору, поскольку оценка этим доводам может быть дана судом лишь при постановлении приговора после исследования оценки всей совокупности доказательств по делу».

 

При подготовке материала использована информация интернет-портала Свойкировский.рф (kirov-portal.ru).

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Вы готовы заменить бумажную трудовую книжку на электронную?

Читайте также