«И милость к падшим указал». Интервью с секретарем Кировской областной комиссии по помилованию Виталием Маныловым

ОБЩЕСТВО

04 декабря 2017 74 0
На печать

 

«Казнить нельзя помиловать». Дилемму о запятой в этой фразе из сказки помнят все, но для кого-то она - постоянная работа в реальной жизни. С одной стороны, в обществе должно быть осознание неизбежности наказания осужденных, с другой - возможность для их пощады властью дожила в России с царских времён до наших дней.

 

Самым уникальным в истории помилований считают случай боярина Василия Шуйского, который хоть и был сослан, лишен имения, но стал впоследствии царем. Известен случай писателя Александра Радищева, помилованного сначала Екатериной II, затем (окончательно) Павлом I. «Злоумышленник» всего-то радел за равноправие граждан! Мало кто помнит, что Александр II в честь своей коронации в 1856 году освободил от вечной ссылки оставшихся в живых декабристов.

 

В советское время помилования стали ещё более распространены, чему способствовал принятый Совнаркомом уже 24 ноября 1917 года Декрет о суде № 1. С 1920 года освобождать приговорённого от уголовной ответственности  мог только ВЦИК. Была и пара случаев, когда это делали еще до осуждения, например в отношении патриарха Тихона и еще трёх лиц в 1924 году - по обвинению в организации сопротивления изъятию церковных ценностей.

 

Вопреки мифологии перестроечного журнала «Огонёк», нарком Лаврентий Берия с первых дней руководства НКВД стал инициатором пересмотра десятков дел и освобождения ранее репрессированных лиц, занялся проверкой жалоб и кадровой чисткой от самоуправцев. Первый же его приказ от 26 ноября 1938 года «об устранении ошибок и извращений в работе» запрещал изменение сроков осужденным в лагерях. Однако помилования виновных как таковые осуществлялись в сталинские времена редко.

 

В 1960-е годы право помилования законодательно закрепили за Президиумами Верховных Советов СССР и РСФСР, в 1970-е внесли этот пункт в Конституции. С 1985 по 1991 год ежегодное число тех, кого это напрямую коснулось, достигало от 3100 до 5700 человек.

 

В действующей сейчас Конституции РФ и ст. 85 УК РФ право на помилование осужденного законодательно закреплено за президентом страны: осужденный за любое преступление гражданин может быть освобожден от дальнейшего отбывания наказания, также оно может быть для него смягчено или сокращено. С отбывшего наказание судимость может быть снята актом о помиловании. У условно-досрочного и других возможных освобождений от наказания куда больше ограничений и условий.

 

Еще до этих актов в январе 1992 года при Президенте России была создана комиссия по вопросам помилования в составе 17 человек. За первый год работы она рассмотрела кроме прочих дел 152 приговора о смертной казни, 55 человек получили помилование, один был расстрелян. В 1993 году помиловано
149 (!) убийц из 164, в 1994-м - 134 из 160. В 1995 году помиловано всего пять из 141 и 86 приговоров о высшей мере наказания приведено в исполнение, а в 1996-м помилованных из таковых не оказалось совсем. В том году Россия вступила в Совет Европы и осуществила последнюю смертную казнь. В 1999 году комиссия рассмотрела последние 716 таких приговоров, и всем фигурантам дел расстрел был заменен на пожизненный или 25-летний срок. Вообще, почему-то именно в тот и следующий годы число помилованных зэков резко возросло - до 1,5% вместо прежнего 1% от числа осужденных в стране. А 28 декабря 2001 года президент Владимир Путин подписал указ № 1500, которым вместо одной на всю страну комиссии, рассматривавшей по тысяче ходатайств за одно заседание (о каком качестве могла идти речь!), были созданы аналоги во всех субъектах РФ.

 

Есть такая и в Кировской области. На днях её секретарь Виталий Манылов поделился с редакцией «ВК» своим возмущением:

- 30 октября на заседании совета по развитию гражданского общества известная правозащитница Людмила Алексеева несправедливо упрекнула президента Путина в том, что он якобы делегировал своё право помилования незнакомым ему людям в регионах. Более того, она заявила, что это «хлебные места» для членов, назначенных губернаторами, поскольку (цитирую) «родные и близкие человека, попавшего в заключение, ничего не пожалеют, чтобы его оттуда вызволить». То есть прямо намекает, что в комиссиях на общественных началах работают взяточники!

 

- Но разве такая возможность исключена? Если «дать на лапу» нескольким членам, вдруг и получится большинство голосов...

- Во-первых, региональные комиссии сами никого не милуют. Они только рассматривают ходатайства в установленные сроки и голосуют по каждому кандидату: достоин осужденный помилования или нет. Протокол решения поступает главе региона, который уже со своим заключением направляет документы в управление Президента России по вопросам помилования. В свою очередь, там изучают материалы и уже со своим предложением (поддержать или нет) направляют их на подпись главе государства. И только он, ознакомившись с ходатайством и со всеми решениями, имеет право издать указ в отношении осужденного - помиловать либо отказать. Какой смысл предлагать взятку члену комиссии, если нет никакой гарантии, что ходатайство будет поддержано на всех этапах, вплоть до президентского указа?

 

Проиллюстрирую цифрами: в 2002 году в региональные комиссии страны поступило 6628 ходатайств, рекомендовано к помилованию 1128, а президент одобрил только 128. В Кировской области с 2002 по 2016 год комиссия провела 154 заседания, рассмотрела 1264 ходатайства и рекомендовала к помилованию 82 человека. Президент поддержал только 18 кандидатов. С 2004 по 2008 год включительно, в 2012 - 2013, 2015 - 2016 годах не был помилован ни один заключённый, даже если наша региональная комиссия рекомендовала какие-то из десятков рассмотренных ходатайств.

 

Во-вторых, направлять их могут в региональную комиссию только сами осужденные. Родственники могут лишь добавить к ним свои характеристики. В-третьих, ни один из членов комиссии за 15 лет её существования, включая председателя, не получил ни копейки. Даже упаковок чая к праздникам, как было раньше, в подарок от администрации правительства области мы не видели уже три года.

 

- А как формируется состав комиссий?

- Он не назначается губернатором, как думает Алексеева. Членов комиссий выбирают из списка кандидатов по мотивированным ходатайствам от общественных организаций, трудовых коллективов предприятий. Меня лично 10 лет назад направила ветеранская организация, потому что я с 1974 по 2004 год работал членом военного трибунала, председателем военных судов в Мурманске-130 и Североморске. Имею звание полковника юстиции, первый квалификационный класс судьи, звание заслуженного юриста РФ...

 

- А другие члены комиссий тоже с опытом работы в судебной системе?

- Нет, хотя с ней или с юриспруденцией связано большинство. В Кировской комиссии 11 человек, ротация происходит каждые три года. Среди её членов, например, священник и
краевед Александр Балыбердин, вице-президент областной федерации хоккея с мячом Владимир Стариков, бывший директор «Вяткаагроснаба» Николай Бусыгин, зампред «Боевого братства» Рудольф Стародумов и другие. Председатель комиссии Леонид Никитенко, как и я, имеет звание полковника юстиции и многолетний опыт работы в военных трибуналах, его заместитель Александр Корзунин - судья высшей категории в отставке. Есть бывшие сотрудники налоговой полиции, бывший работник прокуратуры, сотрудник областного УФСИН, юристы, врач… Есть и сотрудники управления по взаимодействию с правоохранительными органами и военнослужащими администрации правительства области, которое возглавляет генерал-майор полиции Сергей Петрович Рашев.

 

- Наверное, профессиональный опыт членов комиссии сказывается на мнениях по тому или иному ходатайству?

- Бывает. Например, если осужденный - бывший воин-«афганец», то предлагает Стародумов поддержать, если священнослужитель - жди рекомендацию Балыбердина. В любом случае решения принимаются коллегиально, большинством голосов, поэтому объективности не избежать. Случалось, что мнения делились поровну, тогда голос председателя засчитывали за два.

 

- Каковы критерии отбора?

- Конечно, смотрим на состав преступления, впервые оно совершено или нет, при каких обстоятельствах. То есть насколько опасен человек для общества и способен ли на рецидив. Среди рекомендованных и помилованных есть и мужчины, и женщины.

 

Конечно, у неоднократно судимых шансов нет, и, учитывая снижение числа ходатайств, они это понимают. А если человек однажды оступился, сделал глупость и раскаялся - другое дело. Последний случай помилования кировчанина был два года назад, тогда президент выбрал одну из двух кандидатур, одобренных комиссией. Счастливчику было 83 года, два он уже отсидел в колонии строгого режима за убийство. Мы учли преклонный возраст осужденного, его плохое состояние здоровья, а также его прежние заслуги: он имеет удостоверение труженика тыла, медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.», золотую и серебряную медали ВДНХ СССР.

 

А был и другой случай, ещё до меня, когда мнение комиссии не совпало с мнением губернатора (тогда был Владимир Сергеенков). Комиссия отклонила ходатайство, но глава области вернул его на пересмотр. Члены не решились вступать с ним в конфликт и скрепя сердце проголосовали «за». Тем не менее президент ту кандидатуру всё равно отклонил - все так и вздохнули с облегчением.

 

- Судя по таблице в вашей книге, вышедшей к 15-летию комиссии, самое большое число помилованных пришлось на 2009 год: из 14 рекомендованных кандидатур президент одобрил половину…

- Могу объяснить. Тогда к нам нагрянула из Москвы комиссия из управления по вопросам помилования при администрации президента. Мы проехали по исправительным колониям области, рассмотрели вместе сразу 84 ходатайства (раньше принимали от 38 до 56 в год), включая рекомендованные в прежние годы, отобрали наиболее перспективные. Вот и получился такой всплеск. После этого еще три-четыре года ходатайств поступало в несколько раз больше обычного, мы рекомендовали и 16, и 7 в год, но число помилованных сократилось до 2 - 3. Были ведь и такие, у которых по нескольку ходок, и насильники, и наркоторговцы, но писали нам на авось, от нечего делать. Естественно, не «прокатило». Повторюсь, даже если мы в Кирове поддержим кандидатуру, не факт, что её не отклонят в Москве. В прошлом году региональная комиссия рекомендовала к помилованию пять человек, считай каждое десятое ходатайство, но безрезультатно. А в 2006 и 2008 годах даже мы не нашли ни одного ходатайства, достойного поддержки.

 

В целом, как считает Виталий Алексеевич, число обращений в региональные комиссии по стране снижается. Сокращается количество исправительных учреждений, некоторые преступления декриминализируются. А в среде осужденных растёт осознание: виноват - придётся сидеть, если ни казнить нельзя, ни помиловать. Может, условно-досрочно освободят за примерное поведение. Всё-таки система исполнения наказаний рассчитывает на исправление, а не на уничтожение гражданина страны.

Игорь НЕЛЮБИН.

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Как восстановить автобусные перевозки по области?