Главреж Кировского театра кукол Ролан Боннин: «Русским притворяться не буду»

КУЛЬТУРА

23 октября 2017 108 0
На печать

Внешне мягкий, весь в чёрном, общается в той самой трогательной европейской манере («Господа, я сейчас не буду вам сказать»), с акцентом, когда кажется, что человек всё время удивляется. Похоже, не сноб. И безусловно, большой интеллектуал. Родился в Швейцарии. Гражданин Франции. Профессиональное режиссёрское образование получил у славян. «Выбор у нас из четырёх претендентов был нелёгкий, - признаётся директор Кировского театра кукол Валентина Добрышина. - Победил Ролан Боннин, а вместе с ним молодость, ответственность, креативность».

 

За плечами нового главного режиссёра Кировского театра кукол - Белорусская государственная академия театрального искусства (мастерская А. Полухина) и Санкт-Петербург­ская государственная академия театрального искусства (мастерская А. Праудина). За два крайних года поставлены спектакль «За закрытыми дверями», участвовавший в международном Авиньонском фестивале, «Стойкий принц-2» - его показали на кукольном фестивале «Шарлевиль-Мезьер», «Моцарт и Сальери», поставленный в Марселе, «Слуга двух господ» - это работа в драматическом театре им. В. Савина в Сыктывкаре, «Два веронца» - в нашем Театре на Спасской.

 

«Я влюбился в Россию пятнадцать лет назад, в начале двухтысячных, - признаётся Ролан, - после знакомства с жизнью и творчеством Константина Сергеевича Станиславского, режиссёра, педагога, создателя уникальной актёрской системы. Артист должен научиться трудное сделать привычным, привычное - лёгким и лёгкое - прекрасным. По-моему, лучше сказать невозможно».

 

На недавней пресс-конференции г-н Боннин рассказывал местным журналистам о том, что ему близко и интересно, что его реально воодушевляет. Пишущая братия дружелюбно интересовалась, какая постановка будет первой, второй, пятой и десятой и появятся ли французские комедии «для народа». В ответах своих режиссёр был лаконичен, в проектах - реалистичен.

 

«Пару дней назад у нас прошёл сбор труппы, - рассказывает режиссёр. - Я выслушал пожелания, предложения и мечты актёров, начался диалог. Артисты готовы работать и творить со мной - это главное. Конечно, потребуется немало времени, чтобы нам познакомиться окончательно, найти общий театральный язык. Я не успел узнать всех артистов, но я понимаю, что у театра богатейшая история и надо очень много работать, чтобы труппа росла и развивалась.

 

О предстоящих постановках говорить пока рано. Мы обсуждаем это с руководством, потому что отбор материала должен быть очень серьёзным. Возможно, какие-то мои идеи не подходят, поэтому я - за диалог, через который возникает истина, даже если иногда я с чьей-то точкой зрения не согласен. Я очень критичен сам к себе.

 

А начну я, пожалуй, с постановки новогодней сказки - это очень нужно для кукольного театра. В следующем году будет запущен серьёзный, оригинальный проект, хотя слово «оригинальный» мне не очень нравится».

 

Опыт работы с кукловодами у Ролана есть. Он ставил фестивальные спектакли во Франции и России, но весьма сожалеет, что кукольные театры сидят на голодном пайке («В куклах мало деньги, а в драматическом театре меня иногда бесит бытовое существование», - сетует режиссёр). Тем не менее «другой подход» в театре кукол Ролану весьма импонирует, и он признаётся, что очень рад здесь работать.

 

Что касается дебютной постановки на Вятской земле, в Театре на Спасской отмечают ответственное отношение француз­ского режиссёра к работе, несмотря на его молодость. Есть желание углубиться в тонкости служения театру, и «кукольники» с облегчением и радостью решили, что это очень хорошо.

 

Конечно, у Ролана непростая задача: театр кукол начал 83-й сезон с неплохой разновозрастной труппой, прекрасными традициями - и теперь нужно вы­строить будущую работу таким образом, чтобы учесть и не только принять то лучшее, что театр имеет, но и развить его. А развитие это - в создании нового театрального стиля.

 

«Я рад конструктивному диалогу с директором театра, - признаётся г-н Боннин. - Для французского режиссёра такое здание театра и такая замечательная труппа - это сказка. Это огромный потенциал для творческого человека, который готов тратить свою энергию, всё, что сможет, использовать, чтобы ставить хорошие спектакли.

 

Куда мы идём? Любой театр, чтобы стать уникальным, должен иметь своё видение, свою особенность. Мы не можем повторять других, нам нужен новый подход, новая стилистика. На это потребуется много времени - год, два, три или пять, этого не увидишь с первой постановки. Идём к Индии, а открываем Америку. Искать будем вместе. В разных направлениях. И обязательно получим ответ - какое будущее нас ожидает. Мы очень серьёзно относимся к этому поиску, потому что для успеха не бывает универсального ключа. Нужно идти собственным путём. Есть риск, что будет провал. (При этом откровенном признании присутствовавшие на пресс-конференции директор театра и режиссёр Алёна Лысова смущённо переглянулись: к театральным провалам на неконфликтной, ставшей малоэкспериментальной, особенно после отъезда в Питер работавшего необъяснимо прекрасно главного режиссёра Театра на Спасской Бориса Павловича, не привыкли. - И.К.). Но я обещаю, что это будут очень хорошие спектакли, которые зрители увидят не только в Кирове, но и за его пределами».

 

Что касается труппы, Алёна Лысова отмечает: артисты настроены оптимистично, ожидают больших перемен и того, что подходы, которые предложил Ролан, будут для них интересны, - это учёба, это тренинги, это мастер-классы, это большие планы по гастрольной деятельности. Хочется поменять стиль и специфику театра кукол, но в лучшую сторону. Может быть, стать более динамичными. Театр меняется вообще - вплоть до того, что со сцены уходят декорации. Хорошо ли это? Иногда это хорошо, иногда актёры тоскуют по ним, потому что интересна прежде всего трансформация оформления сцены, здесь и сейчас. Хорошее техническое оборудование театра кукол позволяет делать всё. Проблема за малым - «приподнять актёров». Да и маленький зритель совсем не тот, что был десять лет назад. Чтобы его увлечь, надо использовать новые подходы, они интересны и найдут у нас применение.

 

«Когда я был ребёнком, - вспоминает Ролан, - мне нравились комиксы с героями, похожими на меня. Они были очень яркие, перекликались с моей жизнью, с моей реальностью. Добрые храбрые принцы для современным детей малопри­влекательны. Нужен кто-то поглубже. Посложнее. Например, прекрасный принц, который имеет свои недостатки. Взрослым нужно учиться у детей. Нужны герои, которые будут их вдохновлять. Индиана Джонс, например. Всему моему классу нравился фильм «Матрица». Виртуальный мир дети понимают лучше нас. Такие персонажи можно «привести» в кукольный театр, они поставят новые вопросы, воодушевят маленького зрителя. Наша задача - быть креативными и смелыми, потому что всегда есть соблазн идти проторённой дорогой, взять проверенный материал. Но я - за загадки. Хотя это волнительно».

 

«Грязной тайной кукольников» назвал Ролан желание многих режиссёров ставить в детском театре спектакли для взрослых. «Это не исключается. Но в любом взрослом человеке живёт душа ребёнка, и она ностальгирует по своему детству. Я думаю, хорошо, если мы можем поставить спектакль для взрослых. Но, мне кажется, куда более важно привести в театр на одну и ту же постановку и взрослого, и ребёнка, чтобы они стали общаться, обсуждать проблему, которая касается их обоих.

 

Спектакли «чисто для детей» должны и могут быть умными. Моя мама совершенно нетеатральный человек, я её притащил на кукольный фестиваль, на детский спектакль, и она была в восторге от магии кукол и актёров. Хороший кукольный спектакль живёт не по законам «драматического» искусства. У нас другой язык. Нам нельзя копировать драматический театр».

 

Тем не менее опыт работы и традиции Театра на Спасской Ролан признаёт для себя бесценными: «Меня восхитили и актёры, и зрители, и сцена, где можно творить. И когда возникло предложение сюда приехать, я сказал: «Да, я хочу возвратиться в Киров». И я приехал из своего любимого Петербурга, потому что Киров меня призвал. Я не думаю, что бывает публика французская, американская, китайская, российская. Театр говорит на интернациональном языке. У французов и россиян, разумеется, разный менталитет, но над Пьером Ришаром вы смеётесь громче, чем французы. Есть приёмы, которые срабатывают везде. Спектакли Театра на Спасской, к примеру, достаточно смелые, неконсервативные, они получают хорошие отзывы, и я убеждён, что Киров достаточно открыт в этом плане. Но это вовсе не значит, что я буду ставить только экспериментальные спектакли. Оставлю это для другого времени. Я не буду ориентироваться на постановки, интересные только для пары-тройки людей. Я прислушиваюсь к ожиданиям целого города, а не только себя самого. И уверен, мы сможем найти со зрителями общий язык.

 

Мама в детстве «кормила» меня Андерсеном и сказками братьев Гримм. Они прекрасны, но при этом так известны, что для переложения их на сцене требуется новый взгляд.

 

Нужно признать: я - не русский человек, хотя с удовольствием читал и Чехова, и Пушкина. У меня другой опыт, другой вкус, другая культурная история, но это тоже интересно для вас, не говорящих по-французски. Нельзя притвориться, что я русский, это провальный путь для меня. Я не буду ставить фольклорные сказки, потому что буду лгать, если начну играть на чужом поле. Мне нужно принести что-то от себя, от своей культуры. Никогда в Кирове до меня не ставили спектакль, подобный «Двум веронцам», но люди приняли его, смотрели с удовольствием, значит, Киров готов к восприятию «другого искусства».

 

Про претензии на «местечковый диалект» журналисты даже спрашивать не стали. И действительно, зачем притворяться вятским, если в театре есть режиссёры, способные блестяще ставить фольклорные спектакли. А театр стабильности не терпит. Театр нуждается в переменах. «Нам нужна свежая кровь», - кровожадно засмеялись газетчики. «Скорее нам нужен новый взгляд», - дипломатично поправил г-н Боннин. Нет, всё-таки по-русски он понимает и изъясняется весьма неплохо.

Ирина КУШОВА.

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Как восстановить автобусные перевозки по области?