Есть ли поводы для оптимизма у главы Яранского района Кировской области?

РАЙОНЫ

30 ноября 2020 305 0
На печать

 

Яранский район значительно удален от областного центра и находится на границе Кировской и Нижегородской областей.

 

В советское время Яранск представлял собой город с хорошо развитой (по сравнению с соседними населенными пунк­тами типа Тужи, Кикнура и Санчурска) промышленностью. Яранскую водку пили по всей области. Там был мощный, как выразились бы сейчас, логистический центр по перевалке зерна. Яранский элеватор считался одним из самых крупных в стране. Да и сельское хозяйство района было далеко не последним в области. Но с приходом рыночной экономики все поменялось.

 

Самый сильный удар по экономике Яранского района был нанесен уже в 10-е годы этого века. Тогда большинство крупных предприятий города перешло под контроль нового «эффективного частного собственника» Николая Ганжелы. По­следнему удалось до основания разрушить то, что создавалось трудом всего народа десятиле­тиями предшествующей истории. С карты области исчезли хлебоприемное предприятие, спиртоводочный завод и молокоперерабатывающий комбинат. В 2011 году район оказался на грани экономического коллапса, а его жители заговорили даже о выходе из состава Кировской области.

 

С тех пор прошло почти десять лет, дважды поменялось районное руководство, но Ганжелу там до сих пор поминают недобрым словом. Его пример стал не только для яраничей, но и для всех вятских доказательством хищнической природы буржуазной экономики. Может быть, потому в Яранске так сильны левые настроения.

 

Как же район выбирается из экономической ямы, за счет чего удается преодолевать ганжелов­ское наследие? На эти и другие вопросы «Вятский край» попросил ответить главу Яранского района Дениса Иконникова (на фото).

 

Преодолевая трудности

 

- Я знаю, что проблемы, созданные Ганжелой, не устранены в полной мере до сих пор. Какие из них вам пришлось решать?

 

- Если говорить по поводу Ганжелы, то основная проблема, которую он оставил за собой, - это разрушенные предприятия, которые в том числе имели на себе социальные обязательства. Он создал массу неудобств, связанных с обеспечением населения коммунальными услугами. Ведь все предприятия, которые были у него, обслуживали городские микрорайоны. В том числе поставляли тепло в дома. Поэтому муниципальной власти пришлось перестраивать всю схему теплоснабжения и в городе, и в районе, сделать так, чтобы население не страдало от подобной хозяйственной деятельности. И это было самой главной задачей последних лет.

 

Сейчас схема теплоснабжения у нас актуализирована. Мы вроде с этой ситуацией справились.

 

Второй бедой, которую принес Ганжела, стало то, что люди в районе начали настороженно относиться к так называемым внеш­ним инвесторам, которые говорят: «Мы готовы зайти, дайте нам то-то и то-то». Для них уже есть ответ: «Был у нас уже один такой. И он разрушил всё, за счет чего жил Яранский район». В связи с этим мы, конечно, понимаем, что нам нужно, чтобы на нашей территории появлялись сторонние инвесторы, ответственные, готовые понимать нужды района, запросы населения, способные относиться уважительно к ним, но пока таковых нет, приходится растить своих. И такие у нас есть.

 

- Кто это, если не секрет?

 

- Могу привести в пример наших фермеров, которые сегодня стоят уверенно на ногах. Например, Казаков Игорь Николаевич, Васенёв Андрей, Вершинин Олег. Им есть куда развиваться. Они уже выкупили земли, которые ранее принадлежали обанкротившейся птицефабрике, и сегодня занимаются растениеводством.

 

Мы, то есть районная администрация, ожидаем, что в этом году наши фермеры покажут хороший результат. Рентабельность у них (по нашим меркам) хорошая. Поэтому ждем от них неплохую прибыль.

 

- Будет ли она достаточной - вопрос открытый.

 

- Мы вынуждены отталкиваться от того, что есть, от того, что было вчера, в прошлом году. Судя по их настроению, они не собираются на этом останавливаться, будут и дальше развиваться. Как говорят в народе, лиха беда начало.

 

- Насколько я знаю, потенциал вашего сельского хозяйства не исчерпывается фермерами. У вас есть много земли, чтобы на ней росли не только малые формы хозяйствования.

 

- Да, у нас есть сегодня достаточно земель сельхозназначения, которые в определенное время выпали из оборота.

 

С 2018 года мы, совместно с Россельхознадзором, вели работу по участкам, которые в свое время выкупило ООО «Агроном», входящее в группу компаний «Черкизово». Последнее их вообще не обрабатывало. В конце прошлого года все они были возвращены муниципалитету. Сейчас наша главная задача - ввести их в оборот, наладить их обработку.

 

В результате проведенной работы мы уже решили две задачи. Первая - выделили земли, на которых есть только небольшая древесная поросль. Ее пока ещё можно без проблем удалить и вернуть участки в сельхозоборот. Вторая - сформировали крупные земельные массивы с привязкой их к поселениям. Это нужно для того, чтобы потенциальному инвестору был понятен масштаб работы, имелась возможность строить планы, соотносить их со своими силами. И уже есть интересант (называть его пока не буду - не из-за суеверия, а из-за того, чтобы не прослыть голословным), который готов у нас в районе организовать крупное хозяйство.

 

- Когда мы были в вашем районе, я с удивлением узнал, что в Яранске продолжает работать птицефабрика, которая уже прошла процедуру банкротства. Как там обстоят дела?

 

- Когда фабрика банкротилась, ей пришлось отказаться от части активов. В частности, это касалось земель, на которых она выращивала корм для птицы. Сейчас эти земли взяли наши фермеры. Но они зашли на них с условием, что будут выращивать зерно для птицефабрики. И сейчас последняя выступает для них гарантирующим покупателем. Но мы не связываем вопрос инвестиций в наше сельское хозяйство исключительно с работой птицефабрики. Никто не даст сейчас гарантий, что с ее работой не произойдет ничего плохого и она дальше будет без проблем развиваться.

 

Снова будем пить яранскую водку?

 

- Лет пять назад начали говорить, что в Яранске возобновят работу спиртоводочного завода. Есть ли сегодня какие-то подвижки в этом деле?

 

- Ну, прежде всего - не спиртоводочного, а ликероводочного. Тот спиртовый завод, который был у Ганжелы, уже разрушен, и его не восстановить. Так что о производстве своего спирта можно забыть. Сейчас это неактуальная история.

 

На сегодняшний день на водочном заводе ведутся восстановительные работы. Ремонтируются здания, где выявлены протечки в кровле. Устанавливается технологическое оборудование. Монтируются вентиляция, система предупреждения о пожарной опасности. Но главное - преодолено состояние неопределенности, в котором последние два года находился завод.

 

Как заверили меня собственники, работы ведутся, нет проблем ни с финансированием, ни с подрядными организациями. Планируется выйти в начале следующего года на этап лицензирования.

 

- Я знаю, что еще три года назад у завода была проблема с собственниками. Они никак не могли поделить предприятие. Что сейчас?

 

- Вопрос решен. Он нашел свое завершение в 2018 году. Всё.

 

- Ходят слухи, что запуску завода мешает «Уржумка», которая видит в нем своего конкурента. Это на самом деле так?

 

- Нет. Хотя руководству обоих предприятий, без сомнения, придется договариваться. И они к этому придут. Но в части конкуренции, я думаю, основным противником для нашего завода является продукция внешних производителей. Стоит зайти в магазин, чтобы увидеть, какую нишу на полках занимают уржумские напитки и сколько всё остальное. Мы предполагаем, наши местные производители не будут конкурировать между собой, а вытеснят или подвинут сторонних. Но биться между собой они точно не станут. Тем более что для области важны оба завода, так как от их работы зависит пополнение областного бюджета.

 

Критиковать всегда легче, чем делать

 

- У вас есть давний оппонент в лице секретаря районного отделения КПРФ Вадима Кабанова. Он давно критикует чуть ли не каждый шаг районной администрации. Своей непримиримой позицией он, можно сказать, прославился чуть ли не на всю область.

 

- Да, в этом ему учиться не надо, он сам кого хочешь научит. Знаете, я на муниципальной службе с 2012 года, пять лет в администрации города, а сейчас - глава района. И всё это время он, не останавливаясь, занимается только тем, что выискивает негатив. Критика, на мой взгляд, должна быть конструктивна. Хотелось бы, чтобы не только КПРФ, но и любая другая партия занимала такую позицию: критикуешь - предлагай, а не только обвиняй во всех смертных грехах и проблемах, которые свалились на район или область за по­следние годы. Не нужно искать «мальчика для битья», нужно работать на благо территории, где живешь.

 

Нет, конечно, удобнее закидать всех… негативом, обвинить во всех грехах, а самому сидеть и наблюдать, как другие обтекают.

 

- В Советском районе, где критиком городской и районной власти выступает первый секретарь обкома КПРФ Сергей Мамаев, такой поток негатива отрицательно влияет на муниципальных подрядчиков и возможных инвесторов. А на критику со стороны Кабанова инвесторы внимание обращают?

 

- Наши инвесторы смотрят не на то, кого и как критикуют, а ищут возможность встроиться в наши районные экономические реалии. Тем более что критика всегда была, есть и будет. Я считаю, что наша инвестиционная привлекательность и то, что говорит Кабанов, между собой никак не связаны.

 

Что же касается того, кому больше достается от жалоб со стороны представителей КПРФ - нам или Советску, то могу заверить, что ходить и в следственные органы, и в прокуратуру, и в другие инстанции нам приходится, наверное, не меньше.

 

- Можете ли вы сказать, что район уже вышел на траекторию устойчивого развития?

 

- Скажу так. Ответ на этот вопрос завязан на бюджете. В 2017 году, когда я начинал работать, район был в сложной финансовой ситуации. У нас было много исполнительных листов. Я из службы судебных приставов, можно сказать, не вылезал. То одно исполнительное производство, то другое. Возбуждались, как снежный ком. А некоторые судебные решения не исполнялись с 2015 года. Поэтому мы вынуждены были заниматься погашением этих долгов. Мы копили деньги даже на заработную плату своим работникам. Пришлось принимать сложные кадровые решения: пересмотреть численность администрации, перераспределить полномочия. Экономили, как говорится, на себе.

 

Такая работа позволила нам за два года рассчитаться со всей просроченной задолженностью (а ее было порядка 17 мил­лионов рублей) и исполнить решения судов (еще на 10 мил­лионов). Но и это еще не всё. Рассчитавшись со старыми долгами, нам удалось не нарастить новые. И здесь хотелось бы сказать спасибо областному правительству, и в частности - министру финансов Ларисе Мако­веевой за то, что оказала большую практическую помощь в организации бюджетного процесса.

 

И сейчас, когда нет «просрочки», когда долги не мешают, смотреть в будущее хочется с оптимизмом.

 

Беседовал Сергей СМОЛИН.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Вы перешли на электронную трудовую книжку?