Елена Васильева: «Я хочу играть с тобой вечно!»

КУЛЬТУРА

10 мая 2017 212 0
На печать

33 года назад после окончания Свердловского театрального училища Елена Васильева была принята в труппу Кировского театра юного зрителя, ныне – Театра на Спасской. 33 года неустанной работы над образами, которых сегодня уже 96. 33 года служения театру. Что это? Как происходит этот жизненный выбор, какова она – жизнь артистки? Об этом мы узнали из краткого диалога, который сегодня представляем вашему вниманию.

 

- Когда вы сделали свой выбор в пользу сцены?

 

- Когда, будучи в гостях у дедушки-капитана 2 ранга в Ростове-на-Дону, четырехлетняя Леночка объявляла сама себя: «Цыганочка с выходом», а дальше шли песни на выбор деда. Дедушка был уверен, что я буду непременно играть в театре «Ромэн». Сличенко был нашим с ним кумиром. Тогда мне казалось, что это так же легко, как «цыганочка с выходом».

 

В 5 лет на меня набросилась большая собака, и началась другая жизнь - жизнь заикающегося ребенка. Это пытка. Хочешь сказать, а язык не слушается, и тебя охватывает паника. И я перестала говорить! Я пела! Но было огромное желание говорить. Говорить легко и красиво. Кто прошёл через это, меня поймёт. Тогда, наверное, я и поняла, что ничего невозможного нет, надо лишь ставить правильные цели. А дальше - занятия в поэтическом театре «Рифма» у Владимира Николаевича Прибыткова. Тренинги, репетиции. Мы читали Есенина, Рождественского, Вознесенского. Играли «Дон Кихота». Экспериментировали. Это было время новых идей. В Москве - Любимов, в Ленинграде - Корогодский. И мы, школьники, об этом тоже знали от своего руководителя. Ни о какой другой профессии у меня и речи не было. Все вело меня в театр. Даже радио и телевидение, где я вела детские программы, будучи школьницей, не соблазнили меня поменять свой путь. Звучит пафосно, но я же из далекого пионерского времени. Будь готов! Всегда готов!

 

- Каждый выход на сцену для вас - это...

 

- Это прежде всего проверка своих возможностей. Смогу или не смогу зажечь, повести за собой, увлечь, вызвать чувства и эмоции. Самое страшное - это когда зритель остаётся равнодушным. И наша задача - не допустить этого. Каждый выход на сцену требует от тебя максимальной концентрации и включённости.

 

- У музыкантов говорят: если не позанимался день - замечаешь сам, а если неделю - замечают твои слушатели. В актерском мире важна практика?

 

- Практика важна! В нашей профессии нельзя простаивать. Мы растренировываемся, теряем навыки, становимся профнепригодными. Хорошо, если актёр востребован и в каждом новом спектакле для него всегда есть роль. Такой актёр развивается, обретает творческую свободу, уверенность. Это счастье. А что делать другим актерам, которым просто не нашлось роли в новой пьесе? Работать!!! Читать, открывать новые горизонты для творчества, пробовать свои силы в новом для себя качестве. В этом и состоит суть нашей профессии. Каждый день нужно устраивать себе интеллектуально-эмоциональную встряску.

 

- Что такое творческая совесть?

 

- Для меня странно звучит - «творческая совесть». Это как «большое спасибо», а что, бывает маленькое? Совесть либо есть, либо её нет. Про себя говорить, что «вполноги» не работаю, не терплю халтуры... а где критерий? Кто знаете ее объем - этой полумеры? Героически как-то выглядит... Лучше про профессиональную этику. В творчестве, в театре есть такое понятие, которое нам вбивалось в театральном училище, - с уважением относиться к партнерам по сцене. Не поучать, не диктовать своих условий. Нужно договариваться и только сообща решать какие-то неудобные моменты в спектакле. Помнить, что каждый актёр, работник театра - это личность!

 

- Что вас сегодня радует в театре?

 

- Наш театр меня не просто радует. Восхищает! Я говорю о той творческой составляющей, которая лично мне не даёт сидеть сложа руки, подталкивает к участию в разных проектах. Тормошит! Прибавляет сил и не даёт стареть. Я говорю о людях нашего театра. Это талантливый актерский костяк и профессиональные цеха нашего театра!

 

- Вы работали с разными режиссерами. Что каждый из них дал вам, как актрисе?

 

- Мой первый режиссер - Александр Павлович Клоков, с которым я проработала 20 лет. Это Школа! Это роли-подарки! Сара Кру из одноименного спектакля, Нина Заречная в «Чайке», Памина из «Волшебной флейты», Джилл из «Эквуса», Анна Австрийская в «Трех мушкетерах» -этот список можно продолжить. Репетиции с Александром Павловичем - это подробный разбор роли, всегда энергия, включённость тебя в происходящее и полная отдача. На моей памяти отменили премьеру «Эквуса», хотя был аншлаг. Клокову не хватило репетиции, и он не мог выпустить спектакль, не добившись живого дыхания, правдивого существования и верной ноты. Такой бескомпромиссности я больше не встречала. Феликс Берман научил другому подходу к роли. У него была полная музыкальная партитура спектакля. Он четко представлял и слышал каждого героя. С Берманом мы работали над Диккенсом и Беляевым. О каждом режиссере, с кем работала, хочется рассказать и поблагодарить его за опыт. С Борисом Павловичем ощутила свободу... Воплощение рискованных проектов. А Вяче-слав Ишин подарил возможность «похулиганить» на сцене. Спектакли «Золушка», «Аленький цветочек» уже более 10 лет в репертуаре театра.

 

- Сыграно более 90 ролей. В вас есть актерская «жадность»? Есть ли роли, которые давались потом и слезами, и какие эмоции, в принципе, приносит работа над ролью?

 

- Актёр всегда хочет играть, видеть свою фамилию в распределении ролей и чувствовать свою нужность режиссеру. В этом тоже состоит наша профессия. В противном случае ты можешь напроситься, подать творческую заявку, если, конечно, ты уверен в своих силах и у тебя есть что сказать. В моей практике были такие случаи, и режиссеры мне давали такую возможность проявить себя. Работа над ролью - это не всегда праздник. Это и бессонные ночи, слезы, нервные срывы и разочарования, самокопание, доводящее до самоуничтожения. Когда ты думаешь, что ничего не можешь и не умеешь. В такие минуты бессилия я сама себе говорю: «Лена! Нет слов: «Не хочу, не могу, не случилось!» А есть: «Я хочу! Я смогу! Получилось!»

 

- Вы подвержены стрессам и унынию?

 

- Стрессы бывают, конечно, а как же без этого? Мы живые люди. Главное, не довести себя до психиатрической клиники и научиться переключаться. Уныния боюсь! Это не жизнь! Когда не испытываешь жажды творить, удивлять и вдохновлять. И вдохновляться.

 

- Многим творческим людям в определенные моменты жизни свойственно эмоциональное выгорание. Чем вы «подпитываетесь» в этом случае? Что становится вашим «горючим»?

 

- Моё горючее - это впечатления. Покупаю билет - и в Москву! Иду в любимые театры и смотрю спектакли известных режиссёров. Получаю заряд - и обратно, полная идей и эмоций. Еще подпитывает живая музыка.

 

- Артисты - люди суеверные. Есть ли приметы, которые определяют дальнейшую судьбу спектакля заранее?

 

- Есть. Нельзя, например, ронять роль. Это провал для артиста. Существуют талисманы. Есть вещи - реквизит или элемент костюма, без которых  спектакль идёт как-то не так. Другие очки или обувь другая - и ты уже работаешь иначе. Мелочей в нашей профессии нет. Когда мы репетировали и играли «Чайку», Марина Карпичева непременно использовала один и тот же аромат духов, который она нашла для Аркадиной. Это было божественно. Я помню этот шлейф... Поэтому, будучи Заречной, я общалась с ней, как с примой, с восхищением. Из таких мелочей рождается атмосфера спектакля, строятся верные взаимоотношения.

 

- Есть ли артисты, ваши партнеры по сцене, которым можно сказать: «Я хочу играть с тобой вечно?»

 

- Если бы это было возможно! С каким наслаждением я бы сейчас поработала с Ольгой Алексеевной Симоновой, Раисой Манихиной, с Вячеславом Ишиным, Римом Аюповым, но, увы, этих актеров уже нет с нами. Твой партнёр по сцене - бесценен, поэтому нужно быть внимательнее друг к другу, ценить каждый миг происходящего.

 

- Говорят, что у талантливых людей зачастую бывает вздорный характер. Вы можете это подтвердить на своем примере? Какая вы?

 

- Давать оценку себе? Это сложно. Скажу: вздорная - получится, что талантливая. А вдруг вздорная и неталантливая? (Улыбается.) Поэтому скажу так: намешано во мне много чего, и кровей в том числе. В роду были турки, евреи, русские. Думаю, что они, мои предки, крепко засели во мне. Отсюда и характер.

 

- Вам 55, на сцене вы 33 года. Красивые цифры, к которым можно добавить еще одну - 88. Это сумма прожитых лет и творческих исканий. Что у вас ассоциируется с этими двумя восьмерками - символом удвоенной бесконечности?

 

- Мне понравилось, как вы сложили. Это прямо как какой-то знак... Красивые цифры! Бесконечность! Я не бесконечна... и это радует! Я не Эмилия Марти из «Средства Макрополуса», которая прожила несколько веков и устала. И пока мы живы, будем радоваться каждому дню, чувствовать, творить, удивляться, любить, а потом продолжимся в своих детях! Это и есть счастье! Чудо любви!

 

Красивые цифры - 33, 55 и 88 - волшебным образом слились в одну: 14. В этот день на сцене Театра на Спасской будет представлен бенефис Елены Васильевой - спектакль «Чудо любви». Нет, это не скучное «поздравительное занудство», это спектакль. Яркий, легкий, местами - смешной, местами - трогательный, в котором занята большая часть труппы театра! Зрителей ждет яркое зрелище, и их аплодисменты станут для Елены Васильевой, нашей бенефициантки, лучшей наградой!

 

Беседовала Юлия Беляк.

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Так ли хороша и безопасна пища в школьных столовых?