Два Ивана. Записки бойца поискового отряда

ОБЩЕСТВО

23 декабря 2019 97 0
На печать

 

Осенняя вахта для сводного отряда Кировской областной общественной молодежной поисковой организации началась, как всегда, с хорошей погоды (на благое дело и погода не подведет). Тем более что отряд решил попытать счастья в совершенно новом для всех поисковом районе - Ленинградская область, Киришский район. Всего лишь 2 км южнее города Кириши. Непривычным было многое: и шум машин, практически рядом с палатками, и огни «большого» города, и абсолютное отсутствие воды (её возили из местного дома культуры ежедневно). 10 добровольцев, оставив все дела, отправились изучать Киришский плацдарм, где в 1941 - 1942 годах проходили ожесточенные бои. Конечно, не хватало родной новгородской «Долины» (поисковая экспедиция в г. Великий Новгород. - Ред.), тишины прекрасного соснового леса, «самолетной поляны» в далеком лесу около Старой Руссы.

 

Пару дней щуп привыкал к почве (торфяно-болотной, черной-черной, с большим переплетением корней), а глаз - к местности: сплошной кустарник, продираясь через который в первый же день потеряли портативный металлодетектор и супербоевую поисковую лопатку). Но лес, принимая, и отдает... Практически через полчаса у Игоря первый «зацеп», совсем рядом с дорогой. Под грудой мусора, на бруствере окопа, два солдатика, от которых практически ничего не осталось. Лишь валенки, подшитые колесной резиной и суровыми нитками, горсти патронов да серебряная монетка в 10 франков. Откуда такая монета у наших солдатиков, никто никогда не узнает.

 

Следующие два дня проходили без результата. Хотелось бросить всё и ехать в родную Старую Руссу - всего лишь 260 км. Но мы не отчаивались, тем более что Евгений Халамов, руководитель поисковых работ в Киришском районе, настоящий потомственный поисковик, знающий каждый уголок своего района, предложил съездить на разведку в урочище Липовик-Дубовик, где около трех лет шли ожесточенные бои. Мужики уезжают на разведку, а мы (девчонки да Стас с Андрюхой) остаемся на старом месте. И под гул машин продолжаем искать солдат. Выходим на новое место, чуть дальше от трассы. Для нас оно новое, а вот для местных и заезжих поисковиков основательно покопанное. Раскопы практически везде, свежие и давние, большие и маленькие. Упираюсь взглядом в березу и вдруг вижу табличку. А с нее на меня смотрят глаза... И дождинка стекает по лицу солдата, поднятого в 2007-м... Читаю, и почему-то сердце замирает: Козлов Александр Петрович, ленинградец. «Эх, Саша, Саша, мальчишка совсем, красивый такой, юный, породистый. Недалеко от дома ушел». Вытираю слезинку-дождик с лица Сашки и мысленно разговариваю с ним: «Сколько тут таких, как ты, Саша, еще лежит, ну покажи хоть еще одного, кто домой сильно хочет, друга или земляка». Отхожу в поиске солдат, но далеко Саша от себя не отпускает.

 

Через 20 минут меня зовет Стас - поисковик «от бога и сердца», за вахту половину всех солдат отряда находит. Любят они его, показываются всегда. Притом ищет он их простым способом, на верховой щуп, без металлоискателя. Тем более что вахту весеннюю пропустил, на то причина серьезная была: дочка родилась. Поэтому на осенней вахте с удвоенной силой работает. «Смотри, какой корч, а на нем сверху в корнях патроны. Что-то здесь есть! Помоги». Залазит под корч (упавшее дерево) и начинает искать. А я осматриваю местность. В трех метрах вижу старый раскоп, но совсем небольшой и сильно затянутый. К нам присоединяется Андрюха и из-под корча вытаскивает часть плечевой кости. Ура! Чутье поисковое Стаса не подвело. Начинают копать, ведь работы очень много. Придется весь корч разобрать по корешку. Опять же березовый. Любят почему-то березы солдат, или солдаты березу…

 

Сердце мое стучит очень громко. Я чего-то жду, не отхожу от них, хотя останков практически нет. Вот лезвие от бритвы, два подсумка, и... Стас, как ошпаренный, выскакивает из-под своего пня. Медальон! У нас, уже много лет работающих в экспедициях, трясутся руки и слезы наворачиваются на глаза. Победа! Еще один солдат вернулся домой. Точно знаем, что записка есть. Звоню Жене Халамову, и опять чудо, он едет рядом, возвращаясь с разведки. Уношу ему медальон к трассе - вот плюс благ цивилизации, и уже через 20 минут прямо на раскоп через интернет получаю результат. Васильев Иван Васильевич, сапёр, 1902 года рождения, уроженец Ленинградской области, Демянского района. Земляк Александра… Подхожу к табличке, глажу её и благодарю юношу Сашу из Ленинграда за солдата. А Женя Халамов открывает нам страшные подробности смерти Ивана Васильева. Наш Иван числился совсем не в той дивизии, в которой принял последний бой. Он отстал от части и за это был приговорен к высшей мере наказания заочно. И семья его так, скорее всего, и не узнала правду... Правду, что не преступник был их Иван, а герой. Который 77 лет пролежал под Киришами без вести пропавший. Вот они, судьбы людские, смолотые в жерновах войны.

 

На следующий день до обеда мужики еще зацепились, а студенты докапывали Васильева Ивана. Ну а я бродила со щупом в поиске своего солдата, то и дело подходя к табличке с Козловым Сашей. Понимая, что чудо уже случилось, все-таки прошу его еще разок помочь мне: еще земляка показать. Ведь есть они здесь, чувствую, что есть.

 

Но до обеда - голяк. Ни патрона, ни стеклышка на щуп ни у кого. Только металлоискатель «назвенел» 5 винтовок СВТ и АВС, покореженных настолько сильно, что похожи они на ржавые палки. После обеда все заняты своей работой. То тут, то там писк металлоискателя, мужики докапывают четвертого бойца, а я все кружу около Саши. В 5 метрах от таблички щуп натыкается на железо: наклоняюсь - патроны 7,62 от «мосинки», следующий стук - стекло от противогаза. Щупом тыкаю под упавшую березу, и опять какой-то странный звук: не стекло и не железо. Нагибаюсь, засовываю руку - почва болотная, жирная, рыхлая, черная-черная, достаю какой-то округлый предмет, смотрю на ладонь - и не верю своим глазам. Еще раз смотрю и вижу: он, мечта всех взрослых и юных поисковиков, - солдатский медальон!!! Медальон плотно-плотно закрыт. За 20 лет поисковой работы первый раз нахожу на щуп медальон! Мой громкий крик (это еще мягко сказано) слышат все люди и звери в радиусе трёх километров! И через 10 секунд весь наш малочисленный отряд сбегается с разных сторон. У меня трясутся руки, и я все еще не могу поверить в находку.

 

Через 15 минут мы уже в Киришах, и Евгений вскрывает медальон. Он идеален. Солдат заполнил стандартный бланк, а на другой стороне еще раз продублировал его. Разве бывает лимит чудес? Конечно же нет! Надо просто в них верить, ну и с солдатами говорить, они слышат и нас же потом хранят от бед и невзгод. Просто с чистым сердцем и добрыми помыслами нужно идти в лес, и тогда все будет!

 

Ну а я нашла, даже не верится, медальон Данилова Ивана Даниловича, 1898 года рождения, уроженца опять же Ленинградской области. Не подвел нас Саня Козлов. Но одно омрачало: было найдено два подсумка, зеркало, валенки, пряжка от ремня, куча патронов, стекла от противогаза, а останков самого солдата не было. Как объяснил нам потом Евгений, да и я понимала это как географ, изучавший почвоведение, торфяная болотистая почва не дала моему солдату шанса. А ведь было перелопачено огромное количество земли (раскоп 5 на 5 метров). Но так хотелось моему Ивану быть найденным, что он просто «вложил» свой медальон мне в руку. А судьба его? Ни одного письма за войну не получили родственники, и лишь в 1946 году после подворовой переписи населения признан был солдат без вести пропавшим.

 

Уже через два дня Евгений нашел его родственников. Оказалось, что дочь его Мария Комарова жива и в свои 88 лет хорошо помнит отца. Троих детей оставил Иван, уходя на фронт. И отсюда род Даниловых продолжился:16 внуков, 16 правнуков живут в разных уголках России - наследство моего Ивана. А был Иван простым деревенским мужиком, катал валенки.

 

Через три дня, когда мы еще бродили по лесу рядом с урочищем Липовик-Дубовик, где, кстати, за 3 дня подняли 9 верховых солдат, раздался звонок из новгородской «Долины». Звонила Лариса Лысова, координатор работ в Старорусском районе Новгородской области, хороший друг нашего отряда. Она сказала, что родственники будут хоронить прах Данилова Ивана в Демянском районе на Каменной Горе 15 октября, и хотя в «Долину» мы осенью не попали, но опять же Иван нас тесно связал с новгородчиной снова. Ведь Демянский район перешел в Новгородскую область вскоре после войны.

 

15 октября прах Данилова Ивана Даниловича с соблюдением воинских почестей похоронили на Каменной Горе. К сожалению, мы не смогли поехать на захоронение, увидеть его дочку, внуков. Но зато теперь у меня есть фотография моего Ивана, простого русского мужика, некрасивого, деревенского, столько пережившего за свои 43 года и так хотевшего попасть домой. Некоторые могут сказать, что вся эта история - просто стечение обстоятельств, везение. Но это не так, и если верить в чудо, оно обязательно случится, тем более - в поисковом лесу. Проверено на себе, и не раз!

 

Юлия ОЖЕГОВА,

директор школы-интерната № 1 г. Кирова, член поискового клуба «Долг».

 

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Каждый ли ученик младших классов нуждается в бесплатном школьном питании?