«Марадыковский»: в Кировской области представители «РосРАО» встретились с активистами

ОБЩЕСТВО

05 августа 2019 139 0
На печать

 

25 и 26 июля Кировскую область с рабочим визитом посетил первый заместитель генерального директора по развитию компании «РосРАО» Максим Корольков. Вместе с ним приезжали представители Министерства промышленности и торговли РФ, а также президент Общероссийского объединения работодателей в сфере охраны окружающей среды, эксперт по экологическим правам Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Елена Есина.

 

Поводом для приезда такой представительной делегации стало решение Правительства РФ о перепрофилировании бывшего объекта по утилизации химического оружия «Марадыковский» в комплекс по переработке отходов 1 и 2 класса. Проработка этого проекта и его реализация поручена предприятию «РосРАО», входящему в состав госкорпорации «Росатом».

 

Программа визита была более чем насыщенной. В первый день делегация и представители общественности региона посетили площадку объекта «Марадыковский». Позднее состоялась встреча с жителями поселка Мирный, на которую были приглашены общественники и экологи Кировской области, депутаты ОЗС (подробности этой встречи - в завтрашнем номере газеты «Вятский край. Суббота»).

 

В тот же день вопросы экологической безопасности предприятия и необходимость проведения общественных слушаний обсуждались на «круглом столе», организованном Общественной палатой Кировской области.

 

И уже перед самым отлетом в Москву, утром 26 июля, участники делегации встретились с главными редакторами и журналистами кировских СМИ. Обошлись без вступительных речей. Первый замдиректора «РосРАО» Максим Корольков сразу предложил задавать вопросы. Главное, что, без сомнения, волновало всех - насколько безопасен будет перепрофилированный комплекс. Максим Владимирович ответил на это так:

 

- Что значит «более или менее опасно»? Любое вещество, в том числе то, что лежит на наших столах, - это опасно. Все дело в дозе. Одна столовая ложка поваренной соли является смертельной дозой для человека! Соответственно уровень опасности определяется как раз тем количеством вещества, которое может воздействовать на человека. Все дело в предотвращении такой опасности, в мерах, которые принимаются для снижения риска и предотвращения воздействия этих веществ на человека и окружающую среду. Эти меры вполне могут быть реализованы только на таких объектах.

 

Мы пока ещё даже не в точке «0»…

Свой нынешний визит в Кировскую область Максим Корольков обозначил как начало диалога с жителями региона, в результате которого «РосРАО» нужно будет выйти на оптимальное решение поставленной перед ним правительством задачи:

 

- Федеральный закон, согласно которому будут начаты все работы, появится в августе. Соответственно, строительство завода, создание этих мощностей начнется в 2021 году. Мы с вами находимся не то, что в нулевой точке, мы еще по большому счету к работе не приступали. И поэтому мы сейчас приехали, чтобы вас проинформировать, и говорим: давайте все это обсуждать еще до начала проектирования, до того, как уже будут приняты какие-то решения по всем формальным и обязательным процедурам. У нас сегодня не идет никакого строительства, завоза оборудования. Это - в лучшем случае - через два года начнется. А сейчас будет вестись разъяснительная работа, будут ответы на все вопросы, также будет возможность посещения подобных действующих предприятий, в том числе за рубежом, чтобы граждане убедились, что ничего в этом страшного нет, это абсолютно безопасные заводы.

 

Новые перспективы для Мирного?

Отвечая на вопрос, планирует ли «РосРАО» какие-то социальные программы для жителей поселка Мирный, например, по улучшению медицинского обслуживания (повышенные зарплаты для врачей, техническое оснащение и т.д.), Корольков отметил:

 

- Да, мы эти территории включили в социальные программы госкорпорации «Росатом». Если говорить о специальной программе по поддержке в конкретном месте медицинских работников, наверно, такого нет. Но есть грантовые программы по поддержке некоммерческих организаций, которые могут продвигать свои социальные проекты. На сегодняшний день мы имеем принципиальное решение, что Мирный относится к территориям расположения объектов «Росатома», и мы будем смотреть, какие программы мы сможем здесь применить.

 

Информация о всех таких программах размещена на сайте «Росатома», с ней можно ознакомиться. Если есть какие-то иные предложения, которые, по-вашему мнению, не учитываются, выходите с предложениями, мы открыты. Почему нет? В любом случае мы понимаем, что это является только началом пути, и нам придется принимать какие-то решения, какие-то изменения не только в части технологий, но и в части социально-экономического развития территории.

 

Еще один важный момент в развитии любого нового производства - мультипликационный эффект: на одного работника предприятия приходится примерно еще 3 - 4 человека, которые работают вокруг. Перепрофилирование предприятия приведет к тому, что будут работать субподрядные организации - кто-то будет строить, кто-то будет обслуживать, ну и дальнейшее развитие этой территории. Вчера глава администрации говорила, что примерно треть бюджета составляют налоговые отчисления от данного предприятия. С учетом того, что средняя зарплата на предприятиях «РосРАО» по данному региону составляет примерно 55 тыс. рублей, то это, без сомнения, даст толчок к развитию поселка.

 

Радиоактивных отходов не будет

Еще один вопрос, который волнует жителей всего региона: не окажется ли «Марадыковский» местом, куда начнут свозить радиоактивные отходы? По уверениям Максима Королькова, такое исключено полностью:

 

- Это абсолютно разные технологии. Нельзя применить технологию по обращению с отходами 1, 2 класса к радиоактивным отходам. Поэтому никогда обращение с одними и с другими не происходит на одной и той же площадке. Я даже больше скажу: по правилам, которые жестко контролирует Ростехнадзор, запрещено даже хранение на одной площадке опасных отходов и радиоактивных. Поэтому, даже если бы кто-то очень захотел, первая же проверка надзорного органа привела бы к закрытию такого объекта.

 

Об общественном контроле

О возможности и даже необходимости общественного контроля при принятии окончательного решения о создании подобных объектов говорила эксперт Совета по правам человека при Президенте РФ Елена Есина:

 

- Мы вчера с Тамарой Яковлевной (Т.Я. Ашихмина - член Общественной палаты Кировской области. - Т.А.) договорились о том, что с привлечением экспертов мы будем на всех стадиях, начиная с технического задания, проводить общественные независимые экспертизы. Абсолютно независимые. В Кировскую область приходит государственная структура («РосРАО». - Т.А.), которая готова идти на сотрудничество с общественностью, предоставлять информационные и проектные материалы, и, самое главное, это совершенно другой уровень контроля со стороны государственных надзорных органов.

 

Завершая встречу, Максим Корольков подчеркнул:

 

- Решение о том, чтобы начать проектирование комплекса по уничтожению отходов 1 и 2 классов опасности в Марадыково принято. Сейчас граждане должны увидеть, что им предлагают и оценить для себя уровень опасности этого объекта. У нас преду­смотрен целый ряд процедур: обязательных, установленных законодательством, и дополнительных, предложенных нами самими, всевозможные виды государственных экспертиз. Если хоть на одной из стадий будет доказано, что объект наносит ущерб окружающей среде и населению, то такой проект просто не может быть реализован. Это закон.

Т. АНДРЕЕВ.

 

«Они уедут, а нам здесь жить!» - говорят жители посёлка Мирный

 

Известие о перепрофилировании объекта «Марадыковский» в завод по переработке отходов 1 и 2 класса опасности вызвало обеспокоенность кировчан и особенно жителей п. Мирного. Вакуум информации породил всевозможные домыслы. И вот, чтобы прояснить ситуацию, на днях в поселке состоялась встреча общественности с представителями «РосРАО», объекта «Марадыковский» и Минпромторга России.

 

Автобус с журналистами  прибыл в Мирный на час раньше.  В ожидании у Дома культуры я поинтересовалась мнением мирнинцев о предстоящем перепрофилировании завода. И вот что услышала.

 

- Нас уничтожают, уничтожают: через человека рак да инсульт… - Заметила одна пожилая женщина. - Мы хотели дорогу перекрывать, ещё когда объект по уничтожению химоружия строили. Нам сказали: «Вас сюда никто не звал». В 60-е годы здесь начали торфопредприятие строить, и все приехали торф добывать… Недавно было собрание по перепрофилированию, глава посёлка рот нам вообще затыкает: «Все уже решено… Вас только в известность ставят».

 

- Вот у меня дача в деревне, раньше военные бомбы в болоте топили, а мы сейчас в этих местах грибы и ягоды собираем... - вступила в разговор другая.

 

Возле проходила молодая мама с двумя малышами, один в коляске ехал, а девочка рядом бежала.

 

- Я думаю: все равно нас не спросят, - вздохнула она. - Мы, конечно, против, но все уже давно за нас решили.

 

- Народ против, - подтвердил один пенсионер, - но куда деваться? Никто нас нигде не ждет. Здесь уже 53 года живу, и не надо мне квартиру ни в Кирове, ни в Москве, пусть даже бесплатную, что я буду делать на асфальте? А тут у меня огород, в поселке - пруд, река неподалеку, лес, грибы, ягоды…

 

- А за здоровье не боитесь?

 

- Если бы вдохнул, да и упал... Сразу понятно, что вредно... А так постепенно вред накапливается в организме. Нам знающие люди говорили, что завод этот после уничтожения химоружия надо весь по кирпичику разобрать, все это обжечь… А сейчас, видно, и дальше будут людей травить.

 

- Нам немного уже осталось, а детей жалко. Молодым надо бежать отсюда. У меня все родные в Петербурге, там вроде ничего не уничтожают…

 

- Такой прекрасный у нас поселок и вблизи такое страшное производство. - Высказала свое мнение и Татьяна Александровна, воспитатель детского сада.

 

- После уничтожения химоружия вам, наверное, уже ничего не страшно?

 

- Радиация, мне кажется, страшнее.

 

- «РосРАО» обещает, что ра­диа­ционные отходы сюда не повезут.

 

- Много, что говорят, и много, о чем молчат. Экология постепенно у нас ухудшается, и заболеваемость растет. Это потом «выстрелит» - и все... Жалко ребятишек, но, может быть, они подальше уедут отсюда.

 

Возле Дома культуры постепенно собирался народ. Отдельной группой стояли активисты.

 

- Для нас, наверно, уже наручники приготовили, - пошутил один из них. Все жаловались на отсутствие информации. Многие поселяне даже и не слыхали об этой встрече. Пен­сионеры интернетом не пользуются, а «сарафанное радио» не успело передать за сутки.

 

«Не позволим здесь завод построить...»

 

И все же Дом культуры был почти полон. Открыла встречу глава Мирнинского городского поселения Ирина Смердова. Она отметила, что отсутствие информации о технологии, перечне опасных отходов, планирующихся к переработке, организации системы безопасности вызывает опасения жителей. И предоставила слово зам. начальника Федерального управления полковнику Алексею Кармишину, который рассказал о том, как идет на заводе ликвидация последствий его деятельности. В част­ности, он отметил, что этот процесс начался еще в 2015 году.

 

- Мы рушим, ломаем, дегазируем… С каждых двух квадратных метров помещения берем пробы на полноту дегазации. Если возникает хотя бы толика сомнений, проводим повторные работы. Чистый металл после термообезвреживания идет в металлолом. Весь процесс под постоянным контролем нескольких лабораторий и организаций.

 

Активист из Кирово-Чепецка усомнился в правдивости такого контроля. Он рассказал, что во время уничтожения химоружия подошел как-то к такой лаборатории на колесах и спросил у лаборантки, что она сейчас делает. «Забор проб воздуха», - последовал ответ. Бесполезное занятие: ветер-то в это время дул в другую сторону.

 

В зале с нетерпением ждали выступления представителя «РосРАО». И вот у микрофона Максим Корольков, первый заместитель генерального директора. Он начал издалека. С необходимости предприятия по переработке опасных отходов, которых образуется в России ежегодно сотни тысяч тонн. «Вы нико­гда не задумывались о причинах загрязнения воды, почвы, воздуха?», - обратился он к селянам.

 

- Так мы же не против, но стройте удаленно от жилья, - всколыхнулся зал.

 

- Для завода по переработке отходов 1 и 2 класса опасности санитарно-защитная зона (в соответствии с СанПиН - от 500 до 1000 м), о какой удаленности мы говорим? Да, у кого-то есть опасения, но это из-за недостатка информации. Мы учтем, что процесс реализации проекта должен быть максимально открытым. Мы же только приступаем к проектированию, в сентябре приедем опять обсудить технологии, которые планируются. У вас будет возможность их оценить, взвесить все «за» и «против», выслушать мнения экспертов, экологов. А у нас - возможность скорректировать решения с учетом вашего мнения. Проектная документация будет разрабатываться только в 2020 году, а строительство начнется в 2021-м.

 

- А как вы собираетесь учитывать наше мнение, если в предложенном «РосРАО» соцопросе могут участвовать всего 600 человек? - Поинтересовалась депутат Котельничской думы Лидия Косолапова. - Или это вы считаете мнением жителей Кировской области?

 

Слово взяла депутат поселковой думы, член совета ветеранов Надежда Лусникова. «Вот вы говорите: у вас государст­венное предприятие. А государство должно беспокоиться о здоровье местных жителей. На деле же, когда уничтожалось химоружие, уничтожалась и наша больница. У нас в поселке - 4641 человек. Приехала я сюда в 1973 году, у нас даже роддом был... Мирный стерпит всё. Раз «РосРАО» госу­дарственное предприятие, восстановите нам стационар!»

 

По словам Максима Королькова, решением общественного совета Росатома все районы присутствия объектов УХО будут включены в социальные программы и параллельно будут проведены общественные слушания.

 

В заключение встречи слово взял фермер Александр Епифанов. Он напомнил, что химоружие было завезено сюда во время войны, и тогда никто не думал, подходящее ли это место с точки зрения экологии. А когда решили его увезти подальше, вышел закон, запрещающий перевозки в плане безопасности. Благодаря ученым и военным уничтожение смертоносной отравы обошлось без ЧС. Но сколько пережили местные жители? Ведь всё это происходило у них под боком, недаром же у каждого был противогаз на всякий случай. Им обещали, что уничтожат послед­ний боеприпас, и их поселок станет и в самом деле мирным, а лес, река - чистыми. Ходи без опаски за ягодами да грибами. И вот опять.

 

- Мы все понимаем, - подытожил Александр, - вся страна завалена отходами, уничтожать их надо, но не в этом месте. Оно самое неудачное. Поезжайте по железной дороге за 1000 километров и проводите опрос среди медведей, - в шутку посоветовал он представителям «РосРАО». - А здесь мы не позволим вам завод построить, и не мечтайте!

 

«Уезжайте отсюда навсегда»

Дебаты по профилированию завода продолжились в Кирове в Герценке. В этот же день там прошел круглый стол Общественной палаты под названием «Конверсия объекта «Марадыковский». Какой ей быть?». У входа в библиотеку стоял в пикете молодой кировчанин с плакатом: «1 и 2 класс - смерть для нас!»

 

- Мы все на одной мине сейчас, которая может рвануть. - Так объяснил он свой протест. - Завод в пойме реки Вятки, в болотистой местности. Если там утилизировать опасные отходы и делать могильники, вода будет отравлена. А я не хочу, чтобы мои дети инвалидами родились.

 

В конференц-зале не было свободных мест, приехавшие из Мирного и Котельнича чуть позже стояли в проходе. Атмосфера и здесь была накалена: задать вопрос - проблематично. Открыла заседание председатель комиссии по экологии и природопользованию Тамара Ашихмина. Она очень четко сформулировала вопросы к гостям из Москвы. Во-первых, нет ясной, конкретной программы перепрофилирования: какие вещества и по какой технологии будут уничтожаться? Во-вторых, не понятно, что Кировская область получит от её реализации? Между тем завод может стать неблагоприятным фактором для экологического и экономического благополучия региона. Он расположен в 58 км от Кирова, в центральной части области, лидирующей по производству молока и мяса. В-третьих, насколько безопасно производство, аналогов которому в мире пока нет? Кроме того, в программу обязательно должен быть вписан запрет на ввоз радиационных отходов.

 

Замечание представителя «РосРАО», что подобные предприятия по утилизации опасных отходов есть в Вене и Гамбурге, вызвало бурную реакцию одного из членов группы «Антирадиация» Максима Градобоева. Дескать, Вятка - не Европа. «Мы не можем решить проблему с коммунальными отходами, дороги нормальные построить, а вы собираетесь у нас отходы 1 и 2 класса перерабатывать. Либо вы перепрофилируете «Марадыковский» под ТКО, либо уезжайте отсюда навсегда».

 

 Валерия Семенищева, общественного деятеля, удивило, почему выбор пал на Кировскую область. Ведь у нас в год образуется около 200 тонн отходов 1 и 2 класса, а предполагается уничтожать ежегодно до 50 тысяч тонн. Разница в 250 раз! Зачем строить такой завод у нас, а не в тех регионах, где таких опасных отходов формируется гораздо больше?

 

 После встречи я подошла к Андрею Таранову, председателю Котельничского районного отделения Союза «За химбез­опасность». По его мнению, протестные настроения нарастают. «Люди понимают, что у нас в области планируют построить очень опасный объект. Соглашаться на такой проект абсурдно, это значит - вывести колоссальный участок земли из оборота, лишить область статуса сельхозпроизводителя. Надо думать, как перепрофилировать «Марадыковский» завод с пользой для Кировской области. Самое главное, не делать поспешных решений».

 

- Эти «залетные гости» уедут, а мы будем здесь умирать, - подытожил Максим Градобоев.

 

Вера Ануфриева.

Фото автора.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Должны ли уволить из полиции сотрудника, сбившего «пьяного мальчика»?

Читайте также