Бойцов Российской армии поддержат словом и… крестом

ОБЩЕСТВО

01 октября 2018 68 0
На печать

 

Возвращаемся к хорошо забытому старому: в Вооруженных силах вновь создано Главное военно-политическое управление. Об этом сообщил министр обороны Сергей Шойгу. Кроме того, моральный дух российского солдата будут поднимать и священники. Для начала всё-таки обратимся к истории.

 

Как было?

Известно, что институт замполитов сформировали еще в итальянской армии. Поскольку части формировались из наёмников, в обязанности комиссаров входил контроль за «хорошим поведением» солдат. В царской России схожие функции были у полковых священников.

 

После падения самодержавия в России Временное правительство ввело институт комиссаров с учетом мирового опыта: они следили за благонадежностью командиров частей, к ним приставляли члена партии большевиков с широкими полномочиями. Должность комиссаров упразднили в октябре 1942 года из-за отсутствия квалифицированных кадров и жалоб офицеров: наличие комиссара создавало двоевластие, что мешало выполнению боевых задач. Перед распадом СССР существовало 11 высших военно-политических училищ, по одному - в КГБ и МВД. В 1992 году должность замполита переименовали в зама по воспитательной работе. Их должности стали занимать выпускники обычных военнных училищ, офицеры-срочники, выпускники военных кафедр гражданских вузов. В результате работа с солдатами, чей образовательный уровень в новой России 90-х резко упал, практически сошла на нет. Итог - рост неуставных взаимоотношений и низкая дисциплина.

 

В 2002 году в некоторых военных университетах возобновили подготовку офицеров-воспитателей (понимали, что поступили неумно). Первые выпускники со специальностями «военно-специальная работа», «педагог-психолог», «морально психологическое обеспечение войск» появились в подразделениях в 2007 году, а всего через два года новые перемены!

 

Тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков посчитал воспитательную работу в армии излишней. В 2009 году при очередной реформе сократили до 70 процентов офицеров-воспитателей. Такое решение вызвало крайне негативные оценки у военных экспертов. Теперь генералу армии Шойгу придётся восстанавливать разрушенную систему фактически с нуля.

 

Замполиты всегда рядом

Полковник в отставке Марат Куватов свой путь начал с заместителя командира роты по работе с личным составом, затем - зам. командира батальона, полка и зам. командира Кировской дивизии ВВ МВД России (ныне Росгвардия). Он - участник боевых  действий на Северном Кавказе, награжден государственными наградами. Ныне - председатель исполкома киров­ской организации «Боевое братство».

 

- В Вооруженных силах всегда происходило много разных реформ и не всегда положительных. Порой они здорово ударяли по имиджу армии. Замполиты же всегда следили за состоянием морального духа подчиненных. На войне, например, главным было сохранить жизнь солдата. И основная работа командира и направлена на то, чтобы в подразделении существовала жесткая дисциплина. В наших подразделениях бойцы это знали: будучи беспечным во время контртеррористической операции в Чечне, всегда можно было нарваться на разные мины-ловушки, а потому за территорию части не выходили поодиночке.

 

Бывая в служебных командировках в Чечне, видел, как заместители командира по воспитательной работе с каждым бойцом работали индивидуально. На войне ведь всякое бывает: тяжелый быт, далеко не тепличные, а по-боевому суровые условия, отнюдь не «мамины пирожки» и т. д. Смотрели, чтобы ребята были подстрижены, побриты - словом, имели даже в экстремальных условиях опрятный внешний вид. Дисциплина - прежде всего! А еще контролировали (и это отличный человеческий шаг!), чтобы вовремя писали письма родным. Пусть даже и по паре слов на тетрадном листочке - тогда «мобильники» еще не в ходу были. Для мам и они в радость: их сын жив. Не раз видел, как заставляли бойцов порой прямо на свежем воздухе писать письма, раздавали бумагу, ручки. И никто таким практически отцовским жестом не возмущался.

 

- У нас потому и взаимоотношения создавались дружеские: понимали, что такое на войне чувство локтя, - говорит Марат Куватов.

 

Немужская работа?

Были, правда, и другие моменты. Одно время в некоторые подразделения, которые дислоцировались на территории нашей области, призывали выходцев из кавказских республик (в частности, из Дагестана - существовал принцип экстерриториальности). Не хочу обидеть горячих парней с Кавказа (что было, то было - из песни слова не выкинешь), но они порой доставляли немало проблем командирам.

 

Чего греха таить: представители солнечного Кавказа и порядки в части устанавливали жесткие. Бывало, один мог «строить» всех вятских парней, порой заставляя выполнять грязную работу. Командиры даже «потихонечку» в нарушение всех правил и уставов говорили: «Вы что, не можете собраться и сдачи дать?!» А что делать, если порой «казарменные хулиганы» в буквальном смысле распоясывались?

 

Помню, как некоторые отказывались мыть пол, заправлять кровати. Аргумент был такой: кавказские мужчины не должны выполнять… женскую работу!

 

Бывший зам. командира по работе с личным составом Владимир Помаскин в одном из подразделений бывшей дивизии внутренних войск МВД РФ вел с несговорчивыми ребятами длительные откровенные беседы. Он убеждал: мол, «товарищи военнослужащие, вы находитесь в армии, а не на прогулке, и что любой мужчина тем и уважаем, что должен уметь не только носить оружие, но и варить борщ, не чураться любой работы, даже, по их мнению, немужской! Слова, поверьте, убеждали и помогали: кавказские парни все-таки брали в руки метлу и веник. Но сколько при этом командиру-замполиту приходилось проявлять терпения! Вот почему их работа в армии - дело нешуточное. Как образно заметил знакомый офицер, «врачебно-психотерапевтическое».

 

И морская закалка - в слове командира!

Новые должности «отцов-замполитов» вводятся на кораблях и судах, численность экипажей которых превышает 100 человек, на всех подводных лодках. На «морском объекте» появляется третий по статусу (после командира корабля и старшего помощника) офицер, имеющий право на самостоятельные решения в отношении членов экипажа. Его полномочия, кстати, распространяются не только на матросов срочной службы и военнослужащих по контракту, но и на офицеров.

 

По мнению бывшего заместителя главнокомандующего ВМФ России адмирала Игоря Касатонова, возвращение офицеров-воспитателей - очень своевременная и правильная мера. Министр обороны Сергей Шойгу заявил, что не относится к ним как к «рудименту советского времени».

 

Батюшка, имам, раввин?..

Теперь о священнослужителях, которые сейчас тоже станут помощниками в армии. Еще в 2011-м президент дал задание - создать до конца года такой институт и на флоте. Сначала их собирались учить в Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище им. Маргелова, затем - в одном из военных вузов Москвы. И наконец выбор пал на Военный университет Минобороны РФ. Штатные полковые священники появились в Российской армии в декабре 2012 года, однако первый выпуск состоялся только сейчас.

 

В кировских воинских соединениях священнослужители - частые гости. В епархии есть отдел по работе с военнослужащими. Как заметил мой собеседник Марат Куватов, армия и православие всегда шли бок о бок. Они воспитывали в солдате уважение к таким понятиям, как Родина, честь, правда и совесть.

 

Не раз приходилось ездить со многими вятскими батюшками (ранее - руководителем воинского отдела Вятской епархии священником Георгием Купцовым, бывшим муфтием Габдунуром Камалутдином). Они присутствовали на торжествах, днях части, проводили службы. Во время военных действий в Северо-Кавказском регионе священники провожали кировских ребят на войну, дарили крестики, иконки, окропляли святой водой. Знаете, их присутствие на плацу успокаивало парней, едущих в опасную командировку. Они порой и библиотечки для солдат собирали - просто для души.

 

На одном из сайтов узнал: еще в 2007 году в российских войсках требовалось около 400 православных священников, 30 - 40 мусульманских мулл, двое - трое буддистских лам и 1 - 2 иудейских раввина. Реально пока в армии есть православные священники и муллы. Представители остальных конфессий не «призываются».  Но тогда как быть с представителями других конфессий, дискриминировать их как меньшинства? Или создавать при каждой части по целому подразделению «духовной поддержки»? Или делать из помощников по работе с верующими военнослужащими универсалов, способных исповедь провести, намаз совершить?

 

С институтом капелланов в маленьких и моноконфессиональных странах понятно: там нет такой проблемы. В католической стране будут католики, в протестантской - протестанты, в мусульманской - имамы. Но таких всё меньше на карте, большая часть планеты постепенно становится веротерпимой, и в Египте рядом с мусульманами веками живут почти православные копты.

 

Патриарх Кирилл сообщил, что подготовка военного духовенства будет проводиться в специальных центрах. Длительность учебы - три месяца. Пока такие центры не заработали, РПЦ выделит для этой цели 400 кандидатов. Коли церковь «идёт» в армию, то будет справедливо, если армия «придёт» в церковь. Это когда из обычных священников будут готовить капелланов (возможно, в одной из общевойсковых академий), которые станут знатоками культуры народов, традиционно принадлежащей другим религиям. Еврейский капеллан тоже должен знать их, как и представители других религий…

 

Раввины в армии, возможно, со временем также появятся. Евреи также хотят выполнять воинский долг. А пока военные священники, которые будут ответственны за кураторство над всеми верующими, должны из первых рук познавать иудаизм, ислам, буддизм как религии…

 

Р.S. Пока же к нововведениям в Российской армии не все относятся однозначно - слишком много их было. Но время покажет, история наших войск продолжается. Учитывая нынешнее боевое оснащение Вооруженных сил и ВМФ, огромное нервное напряжение, которое приходится испытывать людям в военной форме, воспитатели - в форме, с крестом - не помешают...

Подготовил Александр ШИРОКОВ.

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Должен ли начальник отвечать за травмы, полученные подчиненным на производстве?