Бизнес или промысел? Судьба вятских ремёсел на примере кукарских кружев

КУЛЬТУРА

01 июня 2022 258 0
На печать

Фото: культура.рф

 

Еще в апреле этого года появилась информация о том, что вятские вышивальщицы сделали карту Кировской области. Она станет частью большого полотна, созданного мастерами всей страны. Ее изготовили на кировской фабрике «Вят­ские узоры».

 

Работа кировских мастериц стала частью всероссийской акции «Вышитая карта России». Она была запущена в 2022 году правительством Чувашской Республики. Акция призвана поддержать художественные промыслы и приурочена к Году культурного наследия народов России. Суть проекта заключается в создании большой карты страны в виде вышитого полотна, собранного из фрагментов, повторяющих географические очертания территории регионов России, выполненных орнаментами традиционной национальной вышивки и символами, отражающими каждый субъект РФ.

 

На презентации поделки вятских мастериц бывший губернатор области Игорь Ва­сильев особо остановился на поддержке народных промыслов со стороны региональной власти. В частности, он выделил среди традиционных вятских промыслов кукарское кружево, которое, наряду с дымковской игрушкой, выступает брендом вятского края.

 

- Сегодня в нашем регионе сохранены и развиваются более десяти видов народных про­мыслов, - отметил экс-губернатор. - В том числе Кировская область известна как центр кружевоплетения не только в России, но и за рубежом. Важно, что в городе Советске у нас и сейчас продолжает работать профессиональное училище, где обучаются современные кружевницы.

 

Но так ли легко удается кружевницам оставаться на плаву в мире, где господствует экономическая целесообразность?

 

Вопрос жизни и смерти

 

Последней организацией, которая объединяла кукарских кружевниц, была артель «Кукарское кружево». Почему в прошедшем времени? Да потому, что сейчас деятельность этого малого предприятия остановлена. Оно пока не ликвидировано, но к этому готово.

 

По словам руководителя артели Любови Анцыгиной, предприятие подкосили послед­ние два года: сначала - ковидные ограничения, а сейчас - западные санкции, разорвавшие международные связи. Меры поддержки малого бизнеса, которые были введены после начала эпидемии, кружевной промысел поддержать не смогли. Хотя некоторыми из них артель всё же воспользовалась.

 

Неподъемным бременем для предприятия оказались налоги. Их способен платить пусть маленький, но бизнес. Ведь последний работает иначе, чем традиционный народный промысел. И это действительно так.

 

Для чего предприниматель создает предприятие? Для того, чтобы получать прибыль, кормиться самому и кормить наёмных работников. А для чего нужны народные промыслы (если они, конечно, кому-то на самом деле в местной, региональной, или даже в федеральной власти нужны)? Для сохранения культурной самобытности, традиций, исторически сложившихся в той или иной мест­ности занятий населения.

 

Цели разные, а организационно-правовые формы и налоги одинаковые. Властям предержащим стоит, наверное, задуматься об этом. Впрочем, вернемся к кукарским кружевам.

 

По словам Любови Анцыгиной, Советский техникум промышленности и народных промыслов, в котором она и сама преподает, обучает кружевниц. Но в профессию почти никто из выпускников не идет. Считаные единицы остаются.

 

- Молодёжь к нам почти не приходит, потому что здесь нужны терпение и усидчивость, - сказала кружевница. - В основном у нас сейчас обучаются дети с особенностями развития и дети-сироты. Среди них, конечно, бывают «звёздочки», но их мало. Большая часть без сторонней поддержки в профессии не задерживаются. И ещё важна мотивация. Чтобы работать, нужно любить кружева. Этому нужно учить ещё в школе. Есть среди наших учеников и взрослые люди, которые увлеклись кружевоплетением и решили получить более глубокие знание. Но опять же таких единицы.

 

Вывод их слов руководителя кружевной артели следует однозначный: без весомой поддержки со стороны государства кружевоплетению рано или поздно придет конец. А для того чтобы такое не произошло, чиновникам надо определиться: нужен ли такой промысел? И если ответ утвердительный - то изменить подходы к его организации и субсидированию.

 

Кружевницы и земство

 

В связи с этим неплохо было бы вспомнить дореволюционный период. Как следует из документов, которые есть в фондах Советского районного краеведческого музея, даже в те времена местная власть в лице Яранского уездного земства (тогда слобода Кукарка входила в Яранский уезд) поддерживала кукарских мастериц.

 

Согласно докладной записке заведующей Кукарской школы кружевниц Анастасии Афанасьевой, опубликованной в журнале Яранского уезд­ного земского собрания от осени 1898 года, местная власть выделяла на поддержку кружевниц единовременные пособия. Так, выделенные земством сто рублей (по тем временам деньги немалые) помогли сэкономить «бедным мастерицам» до трёх тысяч рублей годовых. Эти средства были направлены на приобретение ниток для плетения.

 

Губернское земство также оказывало помощь. В частности, оно повысило закупочные цены на кружево для музеев на 25 процентов. В итоге это помогло кружевницам сберечь еще шесть тысяч рублей в год. При этом Ана­стасия Афанасьева отмечает, что «сбыт кружева производится главным образом через музей кустарных изделий губернского земства».

 

Кроме того, губернское самоуправление присылало в школу кружевниц рисунки и сколки для кружев. И это также минимизировало затраты на изготовление конечного продукта.

 

Через свой музей земство продвигало, как бы сейчас выразились, кукарский бренд за рубежом и внутри страны. Например, в 1894 году кружева экспонировались на выставке в г. Атланта (Североамериканских соединенных штатов), где получили золотую медаль. Двумя годами позднее школу наградили дипломом второго разряда на всероссийской нижегородской выставке, а плетёное платье оттуда было преподнесено великой княжне Ольге Николаевне. И, как пишет Афанасьева, «благодаря этой выставке до сих пор школа получает заказы из Санкт-Петербурга и других мест России».

 

Благодаря мастерству рукодельниц и помощи им со стороны земства промысел был весьма востребован. «Спрос на хорошие кружева большой, и Кукарская школа кружевниц не успевает исполнять заказы», - пишет заведующая школой. А ведь на тот момент кружевниц в Кукарке и окрестностях было более двух тысяч.

 

Но, помимо поддержки со стороны земства (как уездного, так и губернского), субсидии, как следует из доклада заведующей, школа получала и от министерства императорского двора.

 

Поддерживала кружевоплетение и советская власть. На пороге НЭПа, в 1920 году, была создана «первая трудовая артель кружевниц». И это в те годы, когда страна только-только выходила из Граждан­ской войны, боролась с голодом и разрухой. Людям зачастую не во что было одеваться. До кружев ли им было? Но и в то тяжелое время промыслу не дали умереть.

 

Позднее, в 1958 году, была создана целая кружевная фабрика с первой опытной лабораторией. В октябре 1963-го произошло ее объединение с Кировской фабрикой стро­чевышитых изделий имени 8 Марта. И в таком виде она просуществовала до развала Советского Союза.

 

С тех пор кружевницы с переменным успехом ведут борьбу за существование. И сегодня трудно предсказать, чем она закончится.

 

По словам нынешней руководительницы кукарских кружевниц Любови Анцыгиной, из прежних работниц фабрики имени 8 Марта в профессии осталось только два человека. Да и те на пенсии.

 

Красивая легенда

 

В заключение хотелось бы привести интересную легенду о том, как в «забытой Богом вятской глуши» появилось кружевоплетение. Ее рассказывает в своей книге «Кировские кустари» Михаил Шатров.

 

«В начале XVII века, - пишет автор, - какой-то знатный плотник, изучавший плотничье дело в Голландии, женатый на голландке, по возвращении в Россию указом Петра I был назначен мастеровым по кораблестроению в Воронеже. Здесь за какую-то провинность попал в немилость, и, чтобы избежать казни, бежал из Воронежа в вятские леса, обосновавшись в Кукарке. Здесь он работал по плотницкой части и многих местных жителей обучил плотничьему делу, а жена его занималась плетением кружев и обучила этому промыслу женщин Кукарки…»

 

Но если имя первой кукарской (а точнее, голландской) кружевницы забылось, то некоторые ее преемницы из­вестны до сих пор.

 

Помимо Анастасии Афа­насьевой, которая до революции часто упоминалась в качестве руководителя школы кружевниц, в советское время самой известной мастерицей являлась Анна Гужавина. Двадцать лет она была единственным художником кружевного промысла. В период с 1930 по 1950 год по ее сколкам плели кружева во всех артелях области. Для ее рисунков, как отмечают специалисты, были характерны сочетания изящества и строгости использования вятских способов переплетения. С 1946 года Анна Александровна заведовала художественной лабораторией, а с 1958-го руководила фабрикой.

 

Среди мастериц с именем значится и Зоя Вараксина, художник, чье творчество опре­делило характер развития вятского кружева и сделало его более современным.

 

В 1960 - 1970-х годах работала на фабрике Вера Смирнова, которая первой начала делать большие тематические панно и занавесы, ввела в кружево накладные детали, сочетая его с вышивкой и тканью, возродила скань, придав кружеву большую выразительность.

 

А художник по кружеву Анфиса Блинова стала членом Союза художников России. В 1983 году она была удостоена звания «Лауреат Государственной премии РСФСР имени И.Е. Репина».

 

Сегодня по их стопам идет Любовь Анцыгина, которая и преподает кружевоплетение в Советском техникуме промышленности и народных промыслов, и делает рисунки для кружев, и руководит оставшимися кружевницами.

 

Сергей СМОЛИН.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Что нужно построить на месте бывшего КВАТУ?