Должен ли бизнес дурно пахнуть? Жители Мурыгино пожаловались на предприятие, которое сжигает медицинские отходы

РАЙОНЫ

24 февраля 2021 237 0
На печать

 

Экологическая повестка дня уже давно вошла в перечень самых актуальных. Достаточно вспомнить, как совсем недавно кировской городской администрации совместно с региональным министерством охраны окру­жающей среды пришлось решать проблему задымления микрорайона Озерки в об­ластном центе. Немного ранее, но не менее шумно проходили акции протеста против строительства мусороперерабатывающего предприятия в Лубягино и создания полигона ТБО в Осинцах.

 

И вот на карте области обнаружилась еще одна точка экологического неблагополучия. На этот раз - в Юрьянском районе. Как оказалось, недалеко от поселка Мурыгино вот уже почти десять лет сжигают медицинские отходы. И все усилия местных общественников, которые пытаются убедиться в без­опасности этого бизнеса, а также избавить жителей поселка от тошнотворного запаха, ни к чему не привели. Их обращение в газету - акт отчаяния, способ привлечь внимание к своей беде.

 

Никогда не было? И вот опять

 

Мурыгино не самый маленький населенный пункт Киров­ской области. Но до 2010 года о нем вспоминали редко. Из­вестность ему принесло банкротство одной из самых крупных в России бумажных фабрик - «Эликон». Оно породило многочисленные протестные акции, которые не смогло игнорировать даже областное правительство, тем более что это предприятие было градообразующим.

 

Но с тех пор немало воды утекло, и бурный 2010 год подзабылся. Хотя название «Эликон» нет-нет да и всплывает на страницах региональной прессы, в основном из-за споров новых собственников бумажной фабрики. Однако и помимо этого в поселке есть проблемы. И одна из них связана с загрязнением воздуха находящимся поблизости предприятием по переработке медицинских отходов.

 

И не то чтобы этот факт был новым. Нет. Еще в 2012 году корреспондент газеты «Бизнес-новости» выезжал в Мурыгино и пытался разобраться, кто отравляет там атмосферу.

 

Но прошло почти десять лет, а дым от сгоревших остатков деятельности больниц продолжает тревожить жителей поселка. А поскольку местная власть проблему решить не может, за дело взялись общественники. В редакцию «Вятского края» обратился глава Общественного совета пгт Мурыгино Владимир Дильман. Он попросил нас разобраться с тем, с чем они сами справиться не могут.

 

Вопросы есть, ответов нет

 

Мы специально выехали на место, чтобы убедиться в том, что жалобы жителей Мурыгино - не плод их буйной фантазии и не «наезд со стороны конкурентов» (на что очень любят ссылаться не­добросовестные предприниматели).

 

В администрации Мурыгинского городского поселения мы встретились с Владимиром Дильманом, который и пригласил нас «принюхаться» к местной атмосфере.

 

- Предприятие по уничтожению медицинских отходов находится рядом с Мурыгино, на старой свалке, хотя и не в пределах городской черты. Километр-полтора до города, - пояснил общественник. - На медянской земле, то есть Медянского сельского поселения. Там у них печка, примерно на один куб, огорожена забором. Они (работники предприятия. -  Ред.) привозят туда эти бяки, из тех больниц, с какими у них соглашения имеются. И утилизируют их. А когда ветер дует с запада, то запах ощущается в западной и центральной частях поселка. Вот этим нехорошим запахом мы дышим. Мы даже не знаем, что там сжигают, что им привозят из больниц.

 

Слова местного активиста дополнила заместитель главы Мурыгинского сельского поселения Екатерина Сырчина.

 

- Они находятся на горе, а поселок в ложбине, - сказала она. - И когда ветер в нашу сторону, то вся эта гадость оседает в нашем поселке.

 

- Люди жалуются. Говорят, что это нехорошо, - опять продолжил рассказ Дильман. - Мы с медянским руководством разговаривали на эти темы, но оно плечиками пожимает. У них-то ничего не чувствуется. Километра четыре до места сжигания. Их сильно не касается. А там труба низкая, она не может выбросить дым так, как положено. Когда такие вещи делают, то и трубы должны быть высоты определенной. Кто это делает? Мы пытались сами навести порядок, но с нами не захотели разговаривать. У нас, говорят, договор есть с Медянским сельским советом, мы поставили там печь, мы платим за аренду. И всё. Какие еще вопросы? Поэтому мы готовы написать любую петицию, которая помогла бы решить эту проблему.

 

По словам общественника, для соседней с полигоном ТБО деревни Домрачёнки (входит в черту поселка Мурыгино, находится примерно в 400 метрах от свалки), где живет порядка ста человек, от такого соседства вообще одни минусы.

 

- Люди, конечно, жалуются на запах, - сказала Екатерина Сырчина. - И таких жалоб немало. Вот только все они устные. Письменных нет.

 

Добиться ответа на свою озабоченность у мурыгинских активистов самостоятельно не получилось. Вот и обратились они к прессе. Всё-таки «четвёртая власть».

 

Рядом вонь гуще

 

В администрации Мурыгин­ского городского поселения удалось выяснить, что кадастровый номер участка, где расположена установка по сжиганию медицинских отходов, - 43:38: 260352:726, он относится к категории земель «промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и иного специального назначения».

 

После уточнения маршрута выдвинулись в заданную точку. И уже на подъезде к полигону увидели клубы черного дыма, поднимающиеся с территории свалки. Подъехав ближе, обнаружили и их источник. Дым выбрасывала труба, находящаяся на огороженной металлическим профилем территории. И у ворот, и уж тем более рядом с забором явственно ощущался запах сгоревшей плоти. Но никакой вывески, никаких указаний на то, кто и что там сжигает, на заборе не обнаружилось.

 

Через щель ворот лишь удалось частично рассмотреть установку, желтые контейнеры и рабочего, который там находился (без каких-либо средств индивидуальной защиты). Постучал в ворота. Мужчина, который был чем-то занят, подошел, но двери не открыл. На вопрос о вывеске ответил, что это временное явление, скоро привезут и установят. Но само предприятие назвал. Это ООО «БиоВейстКиров». Директор - Владимир Владимирович Мальцев. Никаких документов, связанных с работой установки, у рабочего не оказалось, посоветовал обратиться к руководству. О самой установке он сказал, что это инсинератор, а вот какой марки - не знает.

 

Кое-что, конечно, после нашей беседы с рабочим прояснилось, но главный вопрос - законно ли работает это предприятие и соблюдает ли оно все необходимые требования - так и остался без ответа.

 

В медянской администрации, куда мы приехали после посещения территории полигона ТБО, нам также не смогли ничем помочь. Несмотря на информацию общественников, передавших мне слова руководства пред­приятия о якобы имеющемся у него договоре с Медянским сельским поселением, его у местных чиновников не оказалось.

 

«…В архиве администрации сведений о собственнике и/или арендаторе земельного участка с кадастровым номером 43:38:260352, на котором расположен полигон ТБО, не имеется… Данные земли относятся к землям государственной нераз­граниченной собственности. За более подробной информацией о деятельности, происходящей на земельном участке, рекомендуем обратиться в муниципальный район», - написали в редакцию чиновники медянской администрации.

 

Районные чиновники также нас не порадовали: по их словам, у данного земельного участ­ка есть частный собственник, который сдает эту землю в аренду. Так что ни поселковая, ни муниципальная власти брать на себя ответственность за размещение этого объекта не стали.

 

Расходы минимальны, а прибыль?

 

По данным портала «За честный бизнес», ООО «БиоВейстКиров» (сокращенно - БВК) было зарегистрировано в 2014 году. Оно относится к числу микропредприятий, где числится всего трое наемных работников. За счет этого применяется упрощенная система налогообложения. Но даже минимальные налоговые ставки не делают предприятие прибыльным. По итогам 2019 года фирма показала прибыль в размере всего около 250 тысяч рублей.

 

Директором там, действительно, значится Владимир Мальцев. А вот среди учредителей обнаружилась интересная личность - Алексей Лапшин (ему принадлежит более 50 процентов долей). Последний, судя по сведениям того же портала, ведет свой бизнес в Перми. Надеюсь, многие еще не забыли, как много пермских предприятий зашло на территорию Кировской области во времена губернаторства Никиты Белых. Видимо, и Алексей Лапшин из их числа.

 

Косвенно это подтверждается тем, что активность БВК по продвижению на вятский рынок переработки медицинских отходов отмечена в 2016 году, когда компания через региональную антимонопольную службу опротестовывала результаты торгов, которые проводили областные медицинские учреждения. И, судя по всему, этот процесс прошел успешно.

 

По информации портала «За честный бизнес», у БВК заключены (или были заключены) контракты практически со всеми лечебно-профилактическими учреждениями. И не только в областном центре, но и в районах. Общая сумма всех договоров, как свидетельствует портал «За честный бизнес», составляет почти 79 млн. рублей.

 

В делах, которые рассматривало кировское УФАС, упоминается, что в оспариваемых контрактах речь идет о медицин­ских отходах классов «Б» (эпидемиологически опасные) и «В» (чрезвычайно эпидемиологически опасные). Первые как раз и складируются для перевозки в контейнеры желтого цвета. И, как уже упоминалось выше, именно их мне удалось рассмотреть около установки для сжигания медотходов.

 

«Что же относится к классу «Б»? И вот здесь - внимание! К классу «Б» медицинских отходов относятся «инфицированные и потенциально инфицированные отходы. Материалы и инструменты, предметы, загрязненные кровью и/или другими биологическими жидкостями. Патологоанатомические отходы. Органические операционные отходы (органы, ткани и так далее). Пищевые отходы из инфекционных отделений. Отходы из микробиологических, клинико-диагностических лабораторий, фармацевтических, иммунобиологических производств, работающих с микроорганизмами третьей-четвёртой групп патогенности. Биологические отходы вивариев».

 

Именно такая «бяка» (как выразился общественник Владимир Дильман) сгорает в печке, дым от которой идет в сторону Мурыгино.

 

А ведь туда, судя по всему, могут привезти на уничтожение отходы класса «В», к которым относятся и микроорганизмы первой-второй группы, и остатки, вывозимые из фтизиатрических стационаров (диспансеров), «загрязненные мокротой пациентов, отходы микробиологических лабораторий, осуществляющих работы с возбудителями туберкулеза».

 

И вот вопрос: сгорает ли полностью весь этот набор патогенов в установке, которую использует БВК? Кто даст гарантию, что случайное дуновение ветерка не принесет в Мурыгино опасную заразу?

 

Лицензия не нужна

 

В «Куприте», который уже давно занимается уничтожением биологических отходов и куда мы обратились за консультацией, пояснили, что лицензии на такой вид деятельности не требуется. Исключение делается только для отходов, «включенных в Федеральный классификационный каталог отходов».

 

Интересный факт: согласно действующим нормам, лицензированию подлежит перевозка медицинских отходов, а вот для их уничтожения ее не требуется. Кстати, на официальном сайте БВК как раз указан данный вид лицензии как имеющийся у предприятия.

 

Можно привести массу примеров, когда работа, даже самая безобидная (например, цирковая или по охране памятников культуры), невозможна без лицензии. И ни у кого это удивления не вызывает. Но в данном случае, когда уничтожение опасных отходов несет с собой кучу рисков, вдруг оказывается, что заниматься этим может любой человек «с улицы». Абсурд, не так ли?

 

Дали ответ в «Куприте» и на другие наши вопросы. Так, в частности, уничтожение биологических отходов осуществляется на объектах, занесенных в Федеральную государственную информационную систему «Меркурий». Высота трубы, идущей от инсинератора, определяется исходя из необходимости обеспечения условий труда работников непосредственно в рабочей зоне у оборудования и обеспечения рассеивания загрязняющих веществ в пределах санитарно-защитной зоны производственного объекта. А удаленность таких специализированных предприятий от жилых зданий и сооружений определяется опять же санитарно-защитной зоной объекта, которая устанавливается территориальным органом Роспотребнадзора по результатам рассмотрения проекта, сформированного на основании расчётов рас­сеивания выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферном воздухе, физического воздействия на атмосферный воздух и оценки риска для здоровья человека.

 

Таким образом, специалисты «Куприта» подтвердили информацию, которую можно найти в интернете: разрешение на работу таких предприятий дается Роспотребнадзором. Последний опре­деляет и санитарно-защитную зону объекта. А значит, в данном случае спрос должен быть с него. Даже если своего согласия он не дал. Ну и еще, конечно, с природоохранной прокуратуры, которая то ли не знает о нём, то ли не хочет обращать внимание на работу такого объекта на территории Юрьянского района.

 

Сергей СМОЛИН.

 

Фото автора

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Можно ли верить обещанию администрации г. Кирова о том, что все дети с 3 лет получат места в детсадах?

Читайте также