«Баллада о маленьком храбром регистраторе». Сотрудника кировской поликлиники уволили за пост в соцсети

ОБЩЕСТВО

01 июня 2020 251 0
На печать

Фото: yarreg.ru

Рассказывать в интернете о том, как вы живете и работаете, стало небезопасно. И речь идет не о том, как не стать жертвой дистанционных мошенников или воров, решивших ограбить вашу квартиру, в то время как вы выкладываете в социальных сетях фотографии с отдыха. С некоторых пор работодатели тоже стали мониторить Всемирную паутину в поисках компромата на своих сотрудников. Например, уже несколько молодых учительниц из разных регионов страны лишились работы за фотографии в купальнике.

 

Оказывается, нечто подобное возможно и у нас в области. Администратор регистратуры Кировского клинико-диагностического центра Вера Вотинцева была уволена после того, как рассказала в фейсбуке о своей маленькой зарплате.    

 

Впрочем, вам лучше самим прочесть всё то, что написала женщина (ее рассказ печатается «от первого лица», с минимальными исправлениями).

 

Предыстория

 

Пришли расчётки за апрель.

 

Не то что б мы там ждали 80 тыщ доплаты, понимаем, что нам не положено, мы не врачи, но тыщонку-то, а то и две начальство могло бы накинуть. Всё ж таки регистратура, как ни крути - передний край, через нас идёт практически весь поток, мы общаемся, дышим, на нас чихают, кашляют, брызжут слюной. Хоть мы и не медработники, официально исключены из реестра.

 

...Нет, ни тыщонки, ни двух, ни полторы полушки.

 

За апрель я получаю 4 тыщи 728 рублей. Тридцатого еще была апрельская выплата, начислили что-то 7400, что ли. СМС-ка потерялась, не могу точно сказать. Но точно меньше восьми. Это всё, что я получаю за апрель, ребята. Ни дня лишнего не отдыхала, весь карантин пашу как сволочь - нагрузки-то возросли + посиди-ка восемь часов в полной боевой выкладке: маска, халат, колпак, резиновые перчатки...

 

...Зато каждая собака нам высказывает, им по телевизору сказали, что медики теперь в шоколаде. Не по разу в день слышу: сидите тут, деньжищи загребаете, а люди последний без соли доедают.

 

...Девки все сгоряча даже заговорили о том, чтоб уволиться. Им можно, у них мужья, пенсии. Так обидно, не передать. Просто за отношение обидно, как будто мы - последние холопы крепостные, ни уважения нам, ни сочувствия. Заразимся, помрём - а все равно (в оригинале - нецензурное слово. - Ред.), новых наберут, регистраторов по семь лет учить не надо. Я б тоже уволилась, но куда ж мне идти? Хотя кого винить, это моя жизнь, я сама её так сложила, что теперь упираюсь спиной в угол и дышу через раз.

 

Неожиданный поворот

 

(Прошла пара дней)

 

Сижу на работе, у себя в регистратуре, никого не трогаю, то есть, конечно, сражаюсь с заразой: пациентов с температурой, которые на меня чихают, кашляют и брызжут слюной, не пускаю дальше первого этажа. А «короной» ли они там на меня надышали в процессе или так просто анисовой жвачкой надышали - это уже врачи разберутся. Дело привычное, в общем. Работаю.

 

Звонок на личный телефон. Не кто-нибудь, а Старшая Медсестра всех наших девяти регистратур, из головного. Начальство.

 

Усталым ласковым голосом интересуется:

 

- Вера Владимировна, вы почему в фейсбуке губернатору нажаловались, что вам доплату не доплатили?

 

- А что, разве доплатили? - хотела я сказать, но вовремя прикусила язык. Напротив, выпучила глаза и вытянулась во фрунт.

 

- Как губернатору?! - воскликнула я с чувством. - Какому губернатору? Никакому губернатору я не писала! Где губернатор, а где фейсбук! Ой, тойсь, где губернатор, а где я! Я же понимаю!

 

Но Старшая оставалась непреклонна:

 

- А почему мне из министерства области звонят, говорят, что у вас регистратор жаловался на отсутствие доплат? Главврач звонит, Вера Владимировна! Вам не положены доплаты!

 

- Дак как же, я понимаю! - сказала я еще с большим чувством, еще больше выпучив глаза. - Конечно не положены! Кому, как не нам, не положены! Действительно! За что? Я ведь ровно об этом и написала в фейсбук!

 

- Ах, всё-таки писали! - поймала меня на слове Старшая. - Немедленно всё удалить!

 

- Немедленно не могу, - огорчилась я, - я же на работе, а фейсбук дома.

 

- Зайдите с телефона и удалите!

 

- Не могу, правда. У меня телефон кнопочный. Мне доплат не положено, и смартфон не по карману...

 

- Ну хорошо, - смилостивилась Старшая. - Придёте домой - и чтоб всё было удалено. И сфотографируйте, что вы всё удалили! И мне на почту сбросьте! Мне главврач телефон оборвал, я же должна отчитаться!

 

Ну что. Я действительно пришла домой и действительно всё удалила. Не, не мой сегодняшний утренний пост.

 

Это я удалять не буду даже под расстрелом, бо не знаю, как у них, в государственной бюджетной организации, а у нас, гуманитариев, - рукописи не горят и авторы за базар отвечают. Тут уж извините-подвиньтесь, - и главврач, и старшая, и даже губернатор. Не уберу, и трава не расти.

 

Я удалила одинокий случайный комментарий в городском новостном сообществе и отправила Старшей скрины, вот эти самые.

 

Апофеоз

 

(Прошел еще день)

 

Попкорн у всех приготовлен?

 

Меня таки уволили.

 

Сегодня я пришла на работу, и в третьем часу дня мне позвонила Старшая. Сообщила буднично, просто: «Вера Владимировна, собирайтесь. Вы снимаетесь с работы, за вами сейчас придёт служебная «Волга», вас ждут в кабинете главврача».

 

Я приехала к главврачу в кабинет, и там состоялось служебное расследование. Участвовало руководство КДЦ - Главврач, Начмед, Старшая медсестра всех наших девяти поликлиник, еще кто-то, кажется - юрист организации. Человек пять. Сперва меня расспросили об условиях труда. Действительно ли мне приходится общаться с пациентами из «красной зоны» с признаками простудных заболеваний. Я сказала: конечно, ведь они все проходят через регистратуру для проверки паспортных данных. У фельдшера, который их встречает у входа и спрашивает о самочувствии, нет даже градусника, который мог бы на расстоянии определить, повышена у человека температура или нет. Человек этот три недели ждал приёма по записи, допустим, у эндокринолога, вчера у него подскочила температура, и он закашлял, а к эндокринологу-то нужно идти. Что ему мешает сказать фельдшеру на входе, что никакой температуры у него нет? Со мной согласились и сказали, что этот вопрос обязательно решат.

 

Потом меня спросили, чем недовольна лично я, что за шум в фейсбуке. Ведь выплаты по коронавирусу мне не положены. Я ответила, что на выплаты не претендую, но от чисто символической премии за работу во время пандемии не отказалась бы. Но премии не последовало, а, напротив, последовало оскорбительное начисление зарплаты размером чуть больше МРОТ. Это и побудило меня негативно высказаться на своей личной странице в фейсбуке об этой ситуации. Меня спросили, почему я не пришла с этим вопросом к руководству с просьбой начислить премию. Я ответила, что не понадеялась на успех этого шага, мне просто не пришло в голову.

 

Тогда мне предложили вот что. Они заботятся о моём здоровье. Если действительно в настоящий момент сидеть в регистратуре опасно, на мой взгляд, то они предлагают мне «увольнение по соглашению сторон». Это не настоящее увольнение, сказали мне. Вы тихонько посидите месяца два, потом мы возьмём вас на работу обратно. Без средств я не останусь, потому что мне выплатят тридцать тысяч рублей. «Это хорошие деньги», - сказал главврач. Я ответила, что мне нужно посоветоваться с юристами, давайте обсудим этот вопрос в пятницу. Мне сказали, что решение нужно принимать прямо сейчас. «Почему?» - спросила я. Мне объяснили мимикой и жестами, указав наверх. Я ответила: «Нет, прямо сейчас увольнения по соглашению не получится». Меня отправили в коридор отдохнуть.

 

Потом вызвали обратно и попытались поговорить по душам. Сказали, что я своим поступком очень многих подвожу. Что сейчас сложный момент. Что полетят головы. Их головы. А у них семьи, мамы больные. Я сказала: нет.

 

- Может быть, обсудим сумму? - спросили меня.

 

- Нет, - сказала я, - не всё в мире измеряется деньгами, сумма здесь роли не играет.

 

Они говорили что-то еще, много, долго, я на всё отвечала: нет. «Отпустите меня на работу, - просила я. - Там О.В. сидит одна в регистратуре, мне нужно работать». Мне отвечали, что, находясь в кабинете Главврача, я и так нахожусь на работе, рабочий день у меня до восьми часов. Тогда я сказала: «Хорошо, будем сидеть до восьми вечера. Но я больше ни слова не скажу и ничего подписывать не буду». Меня снова отправили погулять в коридоре.

 

Третья часть марлезонского балета была коротка.

 

С меня взяли объяснительную моего поступка. Я написала, что на своей личной странице в фейсбуке выложила свою личную информацию и фото платёжки за апрель. Что действовала одна. Что претензий к руководству ККДЦ не имею, но удалять ничего не буду.

 

Меня в последний раз спросили, согласна ли я на увольнение по соглашению. Я сказала, что не согласна. Тогда мне выдали на подпись приказ о моём увольнении и трудовую с записью об увольнении по инициативе работодателя. Фото прилагаю.

 

Через два часа примерно мне пришло начисление зарплаты. 24 тысячи 777 рублей. Два оклада. Скорей всего, они были в любом случае положены мне по закону с самого начала, надо узнать у юристов.

 

Всё.

 

Подготовил к печати

 

Иван ТРОФИМОВ.

 

P.S. Комментируя ситуацию с увольнением Вотинцевой, в региональном минздраве заявили, что трудовой договор был расторгнут из-за неоднократного нарушения работником трудовой дисциплины и с ее жалобами на низкую зарплату никак не связан.

 

Областная прокуратура начала проверку соблюдения трудового законодательства в клинико-диагностическом центре.

 

Сама Вера Вотинцева подала иск в суд. Она требует изменить формулировку основания увольнения и взыскать заработок за вынужденные прогулы, а также компенсацию морального вреда.

 

 

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Ваш двор попал в федеральную программу благоустройства?