Анатолий Чурин: «Нестандартная ситуация требует нестандартных решений в системе образования»

ОБЩЕСТВО

29 апреля 2020 197 0
На печать

 

Бывший глава департамента образования Кировской области рассказал о необходимости изменения системы обучения.

 

Переход детей на дистанционное обучение вскрыл многие проблемы системы образования, которые до этого не то чтобы не замечали, но старались о них не говорить. Речь не только о неумении многих учителей пользоваться веб-инструментами, интернет-платформами и прочим. Так же как не о том, насколько российские семьи обеспечены компьютерным оборудованием и до­ступным интернетом. Речь о системных недостатках, которые стали следствием реформирования российского образования.

 

Сегодня в каждом регионе вынуждены искать ответ на вызовы, которые возникли в обучении из-за карантинных меро­приятий. Где-то это удается, где-то - не очень. В Кировской области пока только формируется алгоритм дистанционного преподавания. И есть еще немало того, что предстоит решить. Необходимые ресурсы у регионального министерства образования для этого есть. Во всяком случае, так считает депутат областного Законодательного собрания Анатолий Чурин, к которому «Вятский край» обратился за комментариями по поводу послед­них событий, происходящих в сфере общего образования.

 

Решения запаздывают

 

- Какие шаги, на ваш взгляд, по изменению системы образования необходимы в сегодняшней непростой ситуации?

 

- В связи с тем, что сейчас положение в стране такое сложное, идет очень много разговоров о том, как школы будут завершать учебный год, как будут проводиться экзамены, что будет с выпускными вечерами, и так далее. У людей очень много вопросов возникает. И многие не знают, как на них отвечать. Я очень надеялся, что новый министр просвещения (Сергей Кравцов. - Ред.) в ситуации с коронавирусом примет решение об отмене единого государственного экзамена (что было бы, на мой взгляд, очень правильно), что он изменит подходы к оценке знаний учащихся.

 

Есть опыт, который опробован во многих странах. Он и у нас в свое время был - определение качества знаний выпускников по среднему баллу аттестата. В течение положенного срока ученик учится, изучает все предметы по учебной программе, борется за более высокие результаты, что дает ему возможность именно учиться, получать весь комплекс знаний. А сегодня мы ограничили учебный процесс, заставили учителей натаскивать учащихся только на определенные предметы, которые входят в ЕГЭ. Всё же остальное остается за рамками этого, забывается, как будто учебная программа состоит только из узкого круга дисциплин, которые необходимы для поступления в вуз.

 

Но ведь смысл обучения как раз и заключается в том, что ученик должен получить всю сумму знаний, которая заложена в учебной программе. А то у нас все предметы делятся на важные, не очень важные и совсем неважные. Поэтому если бы мы сегодня отменили ЕГЭ и перешли на новую систему оценки знаний выпускников, то многое можно было бы решить.

 

Прежде всего мы ушли бы от той коррупции, которая даже в этих условиях есть. Избежали бы огромных затрат на единый государственный экзамен. Ведь сегодня на его проведение тратятся просто громадные деньги. А их можно было бы направить на оплату труда учителей, на оснащение школ современным оборудованием. Но при этом сократили бы поступление в вузы по результатам обучения в школе.

 

Сегодня вузы имеют право устанавливать планку для приема абитуриентов. И если бы мы перешли на оценку по среднему баллу, то они вполне успешно могли бы устанавливать свой средний балл для приема. Например, наш университет мог бы установить проходным 4,5 балла - и все выпускники, которые имеют такой аттестат, могли бы поступить в него.

 

У данного способа есть еще и то преимущество, что можно было бы учитывать проходной балл по профильному предмету для определенной специальности, факультета, на который поступает абитуриент. Если он собирается стать строителем, инженером, то ему нужны физика, математика. И вуз мог бы устанавливать средний балл прохождения по этим предметам.

 

Тем самым мы получаем возможность без всяких экзаменов, без всяких нервотрепок давать выпускникам, которые успешно окончили школу по всем предметам, право поступить в вуз по выбранной ими специальности. Родители будут понимать, что их дети поступили в соответствии с полученными в школе знаниями, а вуз может быть уверен в том, что эти знания - по тем предметам, которые необходимы.

 

Благодаря такому изменению мы даем учителю право учить детей, не отвлекаясь на другие вещи. Ведь время учителя очень дорого. Ему нужно не только дать знания ученику, но и прорабатывать методики, технологии обучения с учетом новых учебных средств и так далее.

 

 

Я считаю, что в современных условиях нужно было пойти на такой шаг. Но, как понимаю, наше государство опять не рискнуло это сделать. Хотя, в принципе, никто ничего не потерял бы.

 

Я много над этим думал и вижу от такого перехода только плюсы. Во всяком случае, минусов я не нашел.

 

- Сейчас в связи с пандемией и переходом на дистанционное обучение высказываются идеи о досрочном окончании учебного года или, наоборот, о его продлении. Вы считаете, нужно это делать?

 

- Все решения, которые принимаются сегодня органами исполнительной власти в сфере образования, запаздывают. Школы находятся, как говорится, между небом и землей. Дети не учатся, а вернее, учатся ди­станционно. Но что сейчас такое дистанционное обучение? Возможность его проводить имеется далеко не у всех. Есть, конечно, школы, которые могут организовать учебные занятия в такой форме. Но их немного. У большинства же учебных заведений области нет такой возможности.

 

Прежде всего, не подготовлены кадры. Всё свалилось как снег на голову. А нужно готовить учителя, нужно оснастить его методически. Иначе он не сможет работать. Я помню, когда мы создавали Центр дистанционного образования, мы подбирали педагогов, учили их, чтобы они могли работать в совершенно новых условиях. При этом форма дистанционного обучения в центре такова, что учитель сидит напротив ученика, они в мониторе видят друг друга, они общаются онлайн, могут задавать друг другу вопросы, вести беседу. А сегодня вся «дистанционка» заключается только в том, что учитель дает задания, а ученик их выполняет. Визуального общения нет.

 

Я считаю, что в подобных условиях нужно было поставить все точки над «и». Либо завершить учебный год, как только начался карантин, либо найти какие-то другие формы ускоренного освоения учебных программ. И закончить учебный год, например, до 1 мая.

 

А если что-то осталось бы не­освоенным, можно было бы потом, осенью, наверстать. Начать новый учебный год не 1 сентября, например, а 1 августа. Вообще, существует много разных вариантов.

 

Но сегодня, к сожалению, продолжают говорить: мы будем продолжать делать так, как делали ранее. А это-то как раз невозможно. Ситуация изменилась. Она нестандартная. А раз она такая, то и меры должны быть нестандартными. Но мы их не видим.

 

- Вы упомянули о том, что есть проблема с проведением выпускных вечеров. В чем она?

 

- Действительно, по этому поводу есть много вопросов - от вручения дипломов и аттестатов до проведения самих «выпускных».

 

Я слушал выступление министра науки и высшего образования РФ (Валерия Фалькова. - Ред.). Он говорит, что вручение дипломов будет проводиться с учетом режима самоизоляции. А как это будет сделано? Нужно конкретное решение. Людям нужно готовиться, предпринимать какие-то действия. А ничего конкретно так и не решено.

 

Пусть принятое решение будет непопулярным, но нужно, чтобы оно было. Чтобы люди знали и имели возможность что-то делать в соответствии с ним.

 

Обновление идёт слишком медленно

 

- Переход на дистанционное обучение выявил проблемы с методической подготовкой школ. Вы в свое время предлагали изменить эту систему. Что, по-вашему, нужно сделать?

 

- Сегодня методическая служба как таковая у нас не работает. Это - беда. Я еще пять лет назад об этом говорил. Пытался что-то изменить, но, к сожалению, не получилось.

 

Ведь всё очень просто. Учитель должен чувствовать под­держку специалиста, который знает все о предмете преподавания, который может подсказать, что нужно делать на том или ином этапе работы. А для этого было необходимо приблизить методистов к педагогам в школах.

 

Я предлагал в рамках окружной системы управления, которая в тот момент была в регионе, создать в каждом образовательном округе на базе Института развития образования методические центры. Не так, как сегодня в районах, где в методических кабинетах по одному-два методиста. А чтобы в округах работали специалисты высокого уровня квалификации по каждой образовательной области, по каждому образовательному предмету. Вот тогда было бы движение, был бы обмен опытом, было бы овладение новыми методиками и так далее.

 

К сожалению, решение не было принято тогда. Нет его и сейчас. А в управлении образования работают люди, которые не понимают даже конечных задач обучения. Они не могут понять необходимость подобных шагов, не идут на это. Сегодня это просто преступно. В школы пришла молодежь. И ей надо передавать тот опыт, который есть у педагогов, отдавших образованию всю свою жизнь. А такие в школах еще сохранились. Их наработки надо изучать и доносить до молодежи. Но этого ничего нет. Одними лекциями и назиданиями тут ничего не сделать. Нужно показывать, учить на примерах. Это огромная организаторская работа.

 

- Переход на «дистанционку» выявил среди педагогов недостаточное владение компьютером и теми образовательными интернет-платформами, которые есть. Особенно среди учителей, которые проработали много лет и опытом которых, как вы говорите, нужно пользоваться. Как быть в этой ситуации?

 

- Да, есть такое. Старые учителя не виноваты в этом. Они свое уже отработали. Они добивались результата на другой основе, другими способами. Сейчас же появились новые возможности. И этим возможностям учителей нужно учить. Кстати, они очень быстро овладевают всеми новыми компьютерными технологиями. Только научи. А для этого нужны специалисты высокого уровня, нужна система подготовки. Этим надо заниматься.

 

В национальном проекте «Образование», конечно, ставится задача переучить 50 процентов учителей. За пять лет. Всего 50 процентов. Но в момент его запуска не было задачи массового перехода на дистанционное обучение. А сегодня неожиданно возникла необходимость такого перехода. И мы сегодня не можем это сделать. Потому что нет достаточного количества подготовленных учителей, которые могли бы это делать. Чтобы они могли работать в новых условиях, нужны совершенно новые учебные программы. Потому что тот материал, который дает педагог, общаясь с детьми вживую, и тот, который он им дает через компьютер, - это совершенно разные вещи. Уроки должны выстраиваться по-другому. Учителя должны уметь пользоваться платформами, которые сегодня разработаны. К сожалению, этого пока нет. И такие умения не сразу появятся. К этому нужно еще идти и идти.

 

Но тут есть и еще одна проблема. Наш университет, который как бы готовит учителей, он их плохо готовит сегодня. Он не так их готовит. И мало того. что не так, так еще и в недостаточном количестве. Раньше в Кировский пединститут, а позднее - университет поступало больше 1200 человек. Сегодня же ВятГУ готовит чуть более 250 учителей. Представляете? В пять раз почти меньше. Учителей нехватка. Нужно обновлять педагогический корпус. И делать это быстро. Иначе мы потеряем школу.

 

Беседовал Сергей СМОЛИН.

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Нужны ли ярмарки выходного дня, где фермеры смогут продавать свою продукцию?

Читайте также