Афганские тропы Евгения Домрачева. К 30-летию вывода советских войск из ДРА

ОБЩЕСТВО

18 февраля 2019 141 0
На печать

 

…Не виделись лет десять, а встретились - как будто и не расставались! Я и прежде на деловую беседу с полковником полиции Евгением Ивановичем Домрачевым приходил как на приятный, задушевный разговор. Так повелось в его кабинете (где бы он ни работал в системе правоохранительных органов): гостю всегда должно быть комфортно. Вот и нынче с начальником полиции Киров­ской области, ветераном-интернационалистом Евгением Домрачевым мы тоже просто беседовали, хотя повод для встречи был, и повод значимый: 30 лет назад из Афганистана вывели советские войска.

 

Тогда говорили: «Всё! Больше никакой бойни на земле!» Воинов-интернационалистов не встречали цветами. Мамы и близкие ждали их живыми и невредимыми. Вы­плаканные бессонными ночами глаза, отсутствие хотя бы двухстрочных весточек (не положено было писать «о пыльных и кровавых дорогах Кандагара»), но они выстояли, вернулись, стали жить по-настоящему мирной и вроде бы счастливой жизнью…

 

Евгений Иванович подливал свежезаваренный, удивительно ароматный зеленый чай с жасмином, угощал овсяным пе­чень­ем. И мы говорили, вспоминали, грустили...

 

Глаз да глаз

…Небольшой поселок Мурыгино, что в Юрьянском районе, всегда славился хулиганистым нравом. Вроде бы и не деревня, но присутствие в нем градообразующего предприятия, фабрики «Красный курсант», местных мальчишек и незанятую рабочую молодежь подхлестывало-таки к разного рода «завихрастым» поступкам - чем, мол, мы хуже городских?

 

 Вот и друзья-сверстники у Жени - ребятишки беспокойные, глаз да глаз нужен был за такой компанией! Его же родители - люди простые: мама - электромонтер по ремонту промышленного оборудования, отец - бригадир тракторной бригады. Однако сыну, шебутному, неугомонному, своевольничать не давали. Как говорит Евгений, свободы не видел. Колол дрова, занимался уборкой, смотрел за садом-огородом. Родители, дав задание по дому, строго спрашивали, все ли их указания выполнил. Это теперь он понимает: строгость ему пригодилась - она дисциплинировала в жизни и в бою.

 

В школе Евгений даже преуспел… в музыке. Баян, по классу которого пришлось учиться, вроде бы и на 2 - 3 года родным стал: ездил на деревенские концерты, на конкурсы, заслуживал аплодисменты… А потом вдруг охладел: не моё! Кое-как дотянули до госэкзамена.

 

- Когда учились, в школу часто приглашали курсантов различных военных училищ, - вспоминает Евгений. - Они рассказывали о своих достижениях во взрослой жизни, а мы, мальчишки, с восторгом смотрели на парней в новенькой форме, отчаянно им завидовали…

 

От судьбы не уйти

После выпускного бала решение пришло сразу же: поступать в Пермское военное авиационно-техническое училище - ну захватила мечта о военной службе! А дальше - как в малопримечательном романчике: вдруг ску-у-учно стало! Сбежал курсант из училища через две недели. 

 

Рапорт написал, а на документе-предписании офицеры учебного заведения ему чернилами, как приговор, припечатали: «Не желает учиться!» Родители, конечно, расстроились, но были уверены в сыне: не пропадет.

 

 Устроился на работу на «Красный курсант» электромонтером. Все разряды новой специальности освоил, заслужил благодарности. Однажды даже на курсы парашютистов записался вместе с Владимиром Климовым (ныне - ГФИ). Сделали по три прыжка на аэродроме в Субботихе. Вот и корочки передо мной. Судьба подсказала - служить парню в ВДВ! До военкомата Женю везли родители на новеньком «Запорожце» (таким бесценным подарком отца наградили за ударный, добросовестный труд).

 

На медкомиссии на областном сборном пункте в Котельниче снова встретились с Владимиром Климовым. Они были уверены: путь лежит в заветные войска. «Покупатели» из воинских частей отобрали-таки бойца в долгожданную «десантуру». В Афганистане уже вовсю горела земля. Вятский солдат и не догадывался: она и его скоро опалит…

 

- Что не так на этом фото? - спрашивает меня Евгений Иванович, подливая ароматный чай и показывая очередной снимок из армейской жизни.

 

Смотрю: парни как на подбор, крепкие, деревенские…

 

- Да вот же я - с расстегнутым воротом куртки! У нас же строго было: форма - на все «пуговки-застежки». Я в последний момент перед «вылетом птички» из объектива взял да и расстегнул воротничок - пусть тельняшка видна будет, все ж ВДВ! За выходку получил три наряда вне очереди, отбыл их.

 

В «учебке» (а было это в Литве) парней в буквальном смысле натаскивали - в тактике ведения боя, стрельбе, кроссе. Командиры, вероятно, знали: ждет парней дорога дальняя, тревожная и опасная. А потому, дав команду на очередную тренировку, говорили: «На себя работаете, не ленитесь. Пот и мозоли позже даром божьим покажутся».

 

- Когда настало время распределения по частям, узнал: направляют в Воркуту. Прикинул: а при чем тут ВДВ? Нашел плюсы: поближе к дому, можно и на родину съездить - опыт «бегунка» имеется (смеется). Однако потом узнали: «Воркута» - это просто закодированное название командировки в Афганистан…

 

Далее - война

На другом фото - сосредоточенные лица вчерашних пацанов, враз повзрослевших и возмужавших. Самолет подлетал к Кабулу, и парни с любопытством смотрели в иллюминаторы: множество боевой техники, вертолетов… Беспросветные пыльные облака, которые и с высоты казались душными и липкими. Прозвучала команда: «Построиться!»

 

- Подходит старший лейтенант, как позже оказалось - брат генерала Александра Лебедя Алексей, спрашивает: «Кто хочет служить в разведроте?» Несколько человек вышли, а я в сторонке - менжевался, раздумывал, вид-то, видимо, неуверенный был. Он всех обошел и посмотрел на нас. Задал несколько вопросов - так стал я разведчиком...

 

Настал жаркий май 1980-го. Их взвод - 13 человек, 2 БМД (боевая машина десанта) и котелок с фляжкой и ложкой… С этим, в общем-то, и началась «афганская тропа». Молодые бойцы убедились, насколько правы оказались прежние отцы-командиры, когда муштровали юнцов в «учебке». Здесь умению выживать учили еще и каменистые горы, где за каждым камнем - затаившийся враг. За время службы в 103-й воздушно-десантной дивизии 357-го гвардейского полка их разведрота из 45 человек потеряла 6 ребят, один командир взвода был тяжело ранен, другой погиб, с третьим Евгений войну закончил...

 

- Воевать учились на ходу, - говорит полковник. - «Вертушка» зависала в полутора-двух метрах от земли. Опускаться нельзя: воздух разряжен, можно не взлететь. Срабатывала интуиция пилота - насколько «зависнуть» от поверхности. Все выпрыгивали с борта, рассредотачивались - и в бой. Задача одна: уничтожить группу боевиков или - в зависимости от приказа - оказать боевую поддержку ребятам. Перед вылетом думали, что лучше взять с собой: банку тушенки в «сухпае» или патроны. Жизнь-то ведь дороже, порой один патрон спасал и тебя, и товарища.

 

Разве забудешь?!

...Об этом случае Евгений Иванович вспоминает особо. А было так. В одной операции наших обстреливали - аж в ушах дымилось. Увидели: на горе кто-то машет рукой, на помощь зовет. Командир, взглянув в бинокль, пояснил: афганец, но наш, надо выручать, видимо, ранен… А дело-то к «дембелю», рисковать никто не хотел. Стали тянуть жребий - короткая спичка выпала Евгению. Махнул рукой: мол, только прикройте хорошенько!

 

На крутую гору (а как по ней спускаться?!) взобрался с трудом. Раненый не понимал по-русски. Спаситель сделал обезболивающий укол, взгромоздил на себя бойца - здоровенного мужика, кое-как приладил его автомат, рюкзак. Сколько спускался - не помнит, но дотащил-таки афганца до своих!..

 

Таких эпизодов на войне всегда немало. Однажды после выполнения задания надолго засели в горах: снайперы душманов не давали поднять голову, настолько шквальный и прицельный вели огонь.

 

- Наш же снайпер почти полтора часа искал противника, вычислял. Говорит: «Вот он - нашел, но очень далеко, не достать». Шепчу: «Надо, браток, что-то делать». Он еще раз прицелился, еще, несколько раз глаз свой протер. Выстрелил! И - вражеский стрелок на другой стороне гор камнем упал вниз.

 

…Мы долго говорили о дорогах Афганистана. К сожалению, в газете не обо всем поведаешь - таков формат. Я не написал, как они истирали за день, окапываясь, саперные лопатки, как теряли друзей... Уже после службы на спине почти полтора года не сходила сухая мозоль - натер рюкзаком и автоматом.

 

Когда пересекли границу Советского Союза, командир самолета даже перепугался - перевернемся! - так они прыгали, кричали, радовались возвращению на родную землю, где их встретили без оркестра и цветов. Просто отдали прежнюю форму, усадили в «Уралы» и… довезли до поезда.

 

Так для Евгения и его сослуживцев закончился Афганистан. Другая начиналась жизнь…

 

«Военную тайну хранить умеет»

 После службы мой собеседник окончил Кировский госпединститут. Перед поступлением запросили армейскую характеристику. Но прежний командир воинской части сменился. Женя написал ребятам-«афганцам»: «Помогите!» Прислали листок без печати и подписи, но как не поверить, когда в ней - казенной бумажке - значилось: «Делу КПСС и советского правительства предан. Военную и государственную тайну хранить умеет...»

 

Перед окончанием вуза к Евгению подошел представитель УВД и предложил работать в правоохранительных органах. Дал согласие - от судьбы, видимо, и на этот раз не уйдешь! Работал в уголовном розыске, по линии борьбы с незаконным оборотом наркотиков (тогда это направление в милиции только начиналось). До сих пор с особой теплотой вспоминает своих наставников - Валерия Николаевича Вахрушева, Николая Витальевича Кощеева…

 

Не могу не сказать еще об одной войне, ставшей боевой страничкой в биографии моего героя. Практически в течение десяти лет полковник Домрачев выезжал в служебные командировки на Северный Кавказ, участвовал в контртеррористической операции в том регионе. Как и на обычной работе на Вятской земле, выявлял сбытчиков наркотиков, занимался поиском оружия и боеприпасов, находил бандитов незаконных вооруженных формирований.

 

- Опыт Афганистана особенно пригодился, - подчеркивает Домрачев. - Перед любой операцией на песке показывал ребятам простой «расклад»: где они должны находиться, какие объекты располагаются рядом, куда надо выйти после выполнения задания. За время командировок ни один боец не погиб…

 

На нынешней должности полковник Домрачев остается верен себе: требует с подчиненных как в бою - не дает расслабляться ни на минуту, учит настойчивости, терпению. И - непременно чувствовать локоть рядом идущего друга! Этому его научили горячие афганские тропы...

 

Александр ШИРОКОВ.

 

Справка «ВК»

Евгений Иванович Домрачев - зам. начальника УМВД России по Кировской области - начальник полиции, полковник. Родился в 1961 г. Окончил Кировский госпединститут им. В.И. Ленина, Академию управления МВД РФ. С 1987 г. служит в МВД. Ветеран боевых действий в Афганистане и на Северном Кавказе. Награжден медалями «За отличие в охране общественного порядка», «Воину-интернационалисту от благодарного афган­ского народа», грамотой Верховного Совета СССР, наградным оружием - пистолетом Макарова. Почетный сотрудник МВД. Указом Президента России Е.И. Домрачеву присвоено звание «Заслуженный сотрудник органов внутренних дел».

ТЕГИ

Комментарии

0 комментариев

Оставить свой комментарий

Надо ли убирать торговые палатки с придомовых территорий?