26 мая Правительство на своём заседании обсуждало вопрос об итогах исполнения федерального Бюджета на 2015 год. Увы: по одному из самых животрепещущих вопросов – о финансировании агропромышленного комплекса – там не прозвучало буквально ни слова.

Поэтому, используя официальные данные, я попытался проанализировать ситуацию сам. Что же, в самом деле, похвастаться здесь Правительству нечем.

Формально ассигнования по статье «сельское хозяйство и рыболовство» в 2015 году кажутся немаленькими: 362 млрд. рублей. Однако это расходы не федерального, а всего консолидированного бюджета: то есть с учётом взносов регионов. Само же Правительство должно было направить селу почти вдвое меньше: 220 млрд. рублей.

Среди всех основных разделов главного финансового документа страны это один из самых низких показателей. Для сравнения: для топливно-энергетического комплекс данный показатель составил 99,1%. То есть ТЭК получил всё сполна. А АПК, видимо, считается «и так богатым»: не чета нефтяникам. В итоге село фактически получило только 208 млрд. рублей. Такая вот «усушка-утруска» по правительственному – на 12 млрд.Однако и это, к сожалению, отнюдь не завершение истории. Фактическое исполнение бюджета в данной части составило всего 94,6%.

Много это, или мало? Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно сравнить ассигнования, которые выделялись селу в 2015-м году, со средствами, которыми оно располагало хотя бы пару лет назад. Ведь все хорошо помнят высказывания, звучавшие из высоких кабинетов: дескать, «уменьшения финансирования АПК не допустим, оно для нас приоритетно».

Вышло же ровно наоборот. В 2013-м году Правительство  записало в бюджет обязательство направить на поддержку села 220 млрд. рублей, и выделило практически ровно эту же сумму. Что происходило в 2015-м году, я уже писал. Обещали столько же, а на практике выделили гораздо меньше: только 208 млрд. рублей.

А ведь уменьшение произошло не только «в рублях». Сами отечественные денежные единицы тоже стали куда как дешевле, чем год назад: инфляция-то за эти 24 месяца была высокой. Таким образом, произошло падение объёмов поддержки села в реальном выражении примерно на четверть, а то и на треть.

Такова цена обещаний. Стоит ли на этом фоне удивляться, что компании разоряются, не имея средств для выплат по долгам и расширения производства? Что цены в магазинах продолжают расти, заставляя пенсионеров, инвалидов, семьи с детьми отдавать последнее за еду? Что, наконец, жизнь на селе остаётся тяжёлой, зарплаты – низким, на молодых специалистов – даже тех, кто вырос в деревне, и уехал в город учиться – обратно «калачом не заманишь»?
Но есть и ещё одна вещь, о которой стоит задуматься. Почему всё же вопросы поддержки села не стали подниматься Правительством, раз уж оно всё же обсуждало итоги Бюджета-2015?

Вроде бы понятно: результаты плачевные, финансирование снижено. По существу, Правительство в долгу перед селом. Говорить о таком не особенно приятно.

Однако, боюсь, дело обстоит гораздо хуже. Министры не стали говорить о селе не из-за недофинансирования, а потому, что не сочли проблему достаточно важной, чтобы «удостоить её своим вниманием». Дескать, «подумаешь, ещё одна отрасль». А то, что «на земле» живут без малого 40 миллионов человек, которым необходимо как-то выживать, на что-то покупать продукты, лекарство, «горючку», им, сидящим в больших тёплых кабинетах в центре Москвы, не кажется чем-то значимым.

оригинал